android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог главного российского спортивного журнала

Теги Мэджик Джонсон НБА Хьюстон Лейкерс Кобе Брайант Портленд ЛаМаркус Олдридж Брэндон Рой Руди Фернандес бизнес

Работают волшебники

Последние два часа моего первого трансатлантического перелета я провожу, прижавшись к окошку � по внешнему виду холмов и равнин стараюсь угадать: кто там, внизу, победил? Маккейн или все-таки Обама? Главную новость этого дня узнаю в аэропорту. Пожилой и лысоватый белый мужчина с воодушевлением кивает, слушая по телевизору победную речь сенатора от Иллинойса.

Осеннее утро в Портленде не сильно отличается от московского или, скажем, лондонского. Мокро и мрачно. Но четыре канала ESPN в отеле полностью компенсируют непогоду. Баскетбола показывают много. Почти поровну с американским футболом. В самом же Портленде у «Трэйл Блэйзерс» нет соперников в борьбе за зрительский интерес � это единственная в городе команда, играющая в элитной лиге. Местные газеты, все без исключения, отдают баскетболу как минимум разворот. Та-а-ак, почитаем. Команду ругают за поражение от «Юта Джаз». Всех орегонских собак тучными связками вешают на плечи лидеров «Блэйзерс» � Брендона Роя и Ламаркуса Олдриджа, которые действительно неважно выглядели на игре в Солт-Лейк-Сити. Читаю коллег и не понимаю, почему бы не сделать скидку на юный возраст сверхталантливых Роя и Олдриджа? Рою достается за то, что он в первый раз получил право пробить штрафные только в последней четверти. Значит, до этого он был недостаточно активен в атакующих действиях! А Ламаркус?! Он сделал всего на два подбора больше, чем владелец «Джаз» Ларри Миллер, прикованный к инвалидному креслу!

Ламаркус Олдридж сделал всего на два подбора больше, чем владелец «Джаз» Ларри Миллер, прикованный к инвалидному креслу

Помимо «Блэйзерс» много пишут и о студенческом баскетболе. Ньюсмейкер дня � Крейг Робинсон, новый главный тренер команды Университета штата Орегон. Его сестра Мишель � супруга только что избранного президента. Да и сам Барак Обама в юности неплохо играл в баскетбол, что вызывает дополнительную радость у журналистов: наш человек в Белом доме!

В четыре часа дня менеджеры компании adidas, организовавшей это путешествие по баскетбольной Америке для журналистов со всего мира, трубят общий сбор. Пора отложить газеты, оставить в покое телевизионный пульт, пора увидеть матч НБА воочию! Сегодня! «Портленд Трэйл Блэйзерс» против «Хьюстон Рокитс».

НА ВСЕХ АРЕНАХ лиги действует золотое для прессы правило. Ровно за полтора часа до начала матча раздевалки обеих команд открываются для журналистов � ровно на 40 минут. И ни один баскетболист НБА не имеет права отвернуть свой нос, даже самый длинный, от протянутого к нему диктофона. Правда, у игроков существует два проверенных способа избежать нежелательного общения. Первый: за 1 час 31 минуту до начала матча сбежать из раздевалки на площадку и 41 минуту отрабатывать броски, делать растяжку � да все что угодно, но на площадке, куда доступ журналистам запрещен. Второй: спрятаться в массажном кабинете. Туда нашей братии тоже нельзя. Когда я, бродя по раздевалке «Рокитс», по неопытности сунулся в эту запретную зону, Трэйси Макгрэйди страшно развеселился, но все же указал мне верное направление � вон. Впрочем, он тут же потерял ко мне интерес и даже позволил дослушать свою беседу с аргентинцем Луисом Сколой об особенностях климата в Южной Америке. Ти-Мак, один из двух самых желанных для прессы игроков «Рокитс», так и просидел на массажном столе все 40 минут, полностью одетый и затейпованный. Второй же � китайский центровой Яо Мин � и не думал прятаться и провел все законное время в плотном кольце журналистов. Как они его только не задушили?

«Руди! � не выдерживаю я примерно на пятом вопросе. Честно говоря, мне хочется его ущипнуть, чтобы он наконец проснулся. � Я ведь из Европы! Мы в Мадриде уже разговаривали с тобой!»

Зато в раздевалке «Портленда» никто не мешает мне разговаривать с Руди Фернандесом. 23-летний испанский вундеркинд, в финале пекинской Олимпиады отжигавший не хуже Коби Брайанта, первый сезон проводит в НБА. И хотя его дебютные выступления следует признать восхитительными, американские журналисты находят в хозяйской раздевалке другие объекты для нападения. То ли они уже успели вытащить из него все, что хотели, на предыдущих матчах, то ли тому виной плохой английский Фернандеса. На мои вопросы он начинает отвечать простыми фразами � про то, как он будет work hard, и что ему здесь абсолютно все нравится. «Руди! � не выдерживаю я примерно на пятом вопросе. Честно говоря, мне хочется его ущипнуть, чтобы он наконец проснулся. � Я ведь из Европы! Мы в Мадриде уже разговаривали с тобой!» Он вроде как немного оживляется.

� Знаешь, я здесь действительно учусь. В Европе я, кажется, все уже узнал, что мог. И все выиграл.

� Кроме Евролиги.

� Да, кроме Евролиги. Но, знаешь, для этого надо было играть где-нибудь� Ну, в другом клубе, не в «Ховентуде».

� И что нового ты узнал, оказавшись в НБА?

� Да, наверное, пока только то, что все сделал правильно, подписав контракт с «Блэйзерс». И что приехал сюда вовремя. Я могу здесь играть.

� Это все потому, что у тебя есть я! � без спроса влезает в разговор Серхио Родригес, партнер Руди по сборной Испании и его сосед по шкафчику в «Портленде». Он проводит уже свой третий сезон в «Блэйзерс». � Знаешь, в чем главная трудность для европейцев здесь, в Штатах? Решить всякие бытовые проблемы � дом снять, где-то поесть, язык подтянуть. А потом уже все просто. Так что со мной Руди не пропадет!

НАДО СКАЗАТЬ, что момента, когда я впервые ступлю на паркет, по которому ходят, бегают, на который шмякаются, над которым летают игроки НБА, я ждал уже лет 15. Последние года три � с опасением, не удушит ли суровая реальность мою такую розовую, такую восторженную мечту увидеть НБА точно такой же прекрасной, какой я представлял себе лигу, сидя у экрана в Москве. Так что из тоннеля, ведущего из раздевалок на площадку, я выходил звенящий как струна. Я смотрел во все глаза, слушал во все уши, и если бы это не выглядело так глупо, то и ходил бы с открытым ртом. И первое, во что я уставился и никак не мог отвести взгляд, � это огромный куб под сводами Rose Arena. В России его называют простым словом «табло», но это все равно что Шекспира перевести с английского на русский электронным переводчиком: «Завтра, и завтра, и завтра, вползает в этот мелкий темп со дня на день». Нет, оно было живым и светилось. Оно не давало скучать самым ранним зрителям � когда команды еще не вышли на разминку. Оно подбадривало, когда у игроков «Блэйзерс» что-то не клеилось на площадке. Оно хлопало в ладоши, когда все было хорошо. И оно помогало смотреть матч болельщикам, купившим самые дешевые 10-долларовые билеты на самые высокие ярусы арены. Им-то плохо видно, что происходит далеко внизу, � от присутствия в зале они ловят эмоцию сопереживания, а баскетбол смотрят по этому табло. И это не просто копия с телетрансляции, а самостоятельная картинка, над созданием которой работает команда из четырех десятков режиссеров, операторов и т.д.

Вообще проблем с продажей билетов в Портленде нет. 20-тысячная арена заполняется под завязку уже который год. И даже в те годы, когда «Трэйл Блэйзерс» болтался в самом низу таблицы, болельщики все равно приходили на матчи. Зрителей в Портленде любят. На матче с «Рокитс» один из рядов был признан выигравшим и каждого угостили пиццей. Один из покупателей программки получил автограф Ламаркуса Олдриджа. В тайм-аутах и перерывах 13 раз выступили акробаты, пять раз � группа поддержки и однажды � брейк-команда. Еще были жонглер, чествование ветеранов клуба с раздачей болельщикам маек, конкурс бросков для зрителей (приз � $250), розыгрыш «счастливого ряда» (каждый получает в подарок билет на следующий домашний матч «Блэйзерс»), еще одно расшвыривание в зал клубных маек, конкурс лучших самодельных плакатов («Привет моей семье! Они сейчас на Филлиппинах!») и бесчисленное количество роликов на табло. С лучшими игровыми моментами. Со зрителями в зале. Очкарики. Обладатели банковских карт с логотипом «Блэйзерс» (а ну-ка, достали свои карточки, покажите их всему миру! Одна из них тут же объявляется выигрышной, и человек что-то еще получает в подарок). А теперь � целуемся, мальчики и девочки! Камера выхватывает на трибунах целующиеся пары. Табло подсказывает: «Выходи за меня замуж� ну, допустим, Кэрол!» Парень, которого показывают на табло, отцеловавшись, вынимает из кармана обручальное кольцо. Зал ревет от восторга.

И еще была минута молчания в память об умершем в августе от разрыва сердца ветеране «Портленда» Кевине Дакуорте, видеоклип в его честь, сбор средств в благотворительный фонд, который основал старина Дак, � за матч собрали больше $10 000.

И еще был потрясающий баскетбол, с овертаймом, с победным броском Брендона Роя � на последней секунде игры он с 10 метров попал в кольцо «Рокитс». Зал сошел с ума. Девушка в майке Тревиса Аутло, сидевшая в соседней ложе, каким-то образом умудрилась перецеловать всех в нашей�

Знаете, что я вам скажу? Не верьте тем, кто говорит, что НБА � это только шоу, что здесь команды играют в полноги, пока не начался плей-офф, что звезды стараются в атаке и халявят в защите. Попробовал бы кто здесь пофилонить! 20-тысячное «бу-ууу-у» с трибун быстро бы привело его в чувство. И их 48 минут чистого игрового времени � это два с половиной часа очень качественного баскетбола и очень интересного шоу. Очень по-американски. Как «Корвет» с семилитровым двигателем или огромный стейк прожарки «медиум». Порция должна быть большой и вкусной!

Мы занимаем целый угол в баре аэропорта и опять смотрим баскетбол. «Спэрс» получают 20 очков от «Майами», все соглашаются с основным тезисом, что Spurs � sucks

НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО мы едем в Adidas Village. Это главный офис компании на территории США. Если кто не знает, все баскетболисты НБА играют, согласно контракту, только в форме adidas. С разочарованием впервые натыкаюсь на первую за время пребывания в США поляну для европейского футбола. На ней даже кто-то играет � сказываются немецкие корни adidas. В качестве моральной компенсации получаю время для интервью с вице-президентом НБА Робом Миллманом. Узнав, что я из России, он говорит, что в Москве вот-вот должен открыться офис лиги.

� Кажется, такие планы у вас появились еще пару лет назад.

� Мы уже проводили собеседования с потенциальными кандидатами этим летом. Конечно, действовать будем по ситуации, точные сроки я вам назвать пока не могу.

� А вы представляете себе, что такое российский рынок?

� Наш основной партнер в России � ЦСКА. Они-то имеют представление.

Спортивный комплекс в этой «деревне» мог бы с успехом послужить тренировочной базой для тех же «Блэйзерс» или любой другой команды НБА. Паркет, в который действительно можно смотреться, как в зеркало. Двухэтажный фитнес-центр, где в середине рабочего дня потеют дизайнеры кроссовок. Но я здесь не для того чтобы потеть, мне нужно выудить что-нибудь интересное из 19-летнего французского новичка «Портленда» Николя Батума.

� Вчера ты защищался против самого Макгрэйди. Голова не кружилась?

� Слушай, ну вот еще на разминке я смотрел на него круглыми глазами. А потом, на площадке, уж забыл, кто это.

� Он не твой кумир?

� Нет. Мой � Скотти Пиппен.

� О! Знаешь, он приезжал в Россию. Я с ним довольно много общался. Он клевый.

� Да ладно?! Знаешь, мой друган Алексис Алунчо � он сейчас с «Бобкэтс» подписался, так он там чуть ли не каждый день с Джорданом видится! Представляешь, рассказывает, он у них на тренировках постоянно бывает, что-то подсказывает, разговаривает. С ума сойти можно!

НАШ РЕЙС до Лос-Анджелеса задерживается больше чем на четыре часа. Мы занимаем целый угол в баре аэропорта и опять смотрим баскетбол. «Спэрс» получают 20 очков от «Майами», все соглашаются с основным тезисом, что Spurs � sucks. Иду размять ноги и возвращаюсь с политически очень своевременной майкой Oregon State. Попав наконец в самолет, даже не успеваю поворчать на тесное кресло и сразу засыпаю.

Заход на посадку над ночным Лос-Анджелесом выбивает всякий сон. Космос под ногами. И я стараюсь не сдерживать восторга, только подстегиваю его домашней заготовкой � выбираю в iPod трек Синатры L.A. is My Lady, и мы садимся вместе со стариной Фрэнком.

Утром едем на тренировку «Лос-Анджелес Лейкерс». В небольшой комнате для прессы помимо нашей «адидасовской» группы еще с десяток местных журналистов и китайская съемочная группа. В Китае у НБА более 50 телепартнеров, так что почти на каждом матче можно встретить журналиста не с одного, так с другого канала. Особенно если в клубе есть китаец. То, что китаец есть и в «Лейкерс», для меня стало открытием. 22-летний Сунь Ю у Фила Джексона играл пока только в предсезонных матчах, но для его соотечественников это не препятствие. Когда нас наконец впускают в зал, я вхожу в него одним из первых, поэтому еще успеваю заметить, как Коби Брайант чуть ли не бегом скрывается в раздевалке. Та же история� Теперь об интервью с ним можно забыть. Главный тренер «Лейкерс» Фил Джексон, слегка помолодевший без бороды, рассуждает о том, как остановивать Трейси Макгрэди, и о том, как его игроки Байнэм и Газоль прогрессируют во взаимопонимании. Сами Эндрю и По тем временем устроили небольшой турнир по штрафным броскам. Легендарный Карим Абдул-Джаббар, который отвечает в команде за работу с центровыми, больше всего времени уделяет игроку, попадающему в заявку на матч по большим праздникам, � Дидье Мбенге. Это тот самый конголезец, который в составе сборной Бельгии преподнес такой сюрприз сборной Блатта в отборочном турнире чемпионата Европы и стал главным виновником единственного поражения россиян в том цикле.

Когда я выхожу из зала, на паркете остаются только Сунь Ю, работающий с тренером по физподготовке, и дожидающаяся его китайская съемочная группа.

На следующий день у нас снова баскетбол и снова «Хьюстон Рокитс», только теперь против «Лейкерс». Мы подъезжаем к Staples Center � если не самой знаменитой (фанаты «Мэдисон Сквер Гарден» поспорили бы), то уж точно самой шикарной арене НБА. Статуя Мэджика Джонсона перед центральным входом притягивает меня как магнит. Хотя до начала матча еще несколько часов и даже сувенирные магазины закрыты, из желающих сфотографироваться к Мэджику выстроилась очередь. Уэйн Гретцки, который расположился � истукан истуканом � метрах в 50 за спиной у Джонсона, не вызывает интереса ни у кого. Наверное, в день, когда здесь играют в хоккей «Лос-Анджелес Кингз», ситуация обратная?

Нажав в лифте на кнопку Press Level, я не�ожи-данно начинаю двигаться не вниз, к раздевалкам, а вверх. Туда, где журналисты работают во время матча. Это самый верхний ярус, даже выше самых дешевых, 10-долларовых мест для зрителей. Ведь глупо лишать клуб части доходов и занимать «пишущими безбилетниками» места, которые можно продать.

А билеты на «Лейкерс» � самые дорогие в лиге. Чтобы сидеть за спиной у Джека Николсона (самый знаменитый фанат «Лейкерс» домашних матчей не пропускает), надо заплатить от $260 до $315 за матч регулярного чемпионата.

Цены на аренду отдельных лож публично не озвучиваются. Но наверняка это шестизначная, а то и семизначная сумма � они сдаются только на сезон.

Коллега из итальянской Gazzetta dello Sport Массимо садится рядом со мной и сразу начинает издеваться над «Лейкерс» (он ярый болельщик «Бостон Селтикс»): «Слушай, а почему это я не вижу здесь баннера за победу в чемпионате 2007/08? Куда же они его повесили?»

Судя по всему, вид у меня совсем жалкий, потому что Мэджик не выдерживает и начинает хохотать

Гаснет свет, но увидеть шоу и представление команд мне не удается. «Dmitriy!» � слышу я за спиной. Кому-то что-то от меня понадобилось, меня просят зайти в ложу, я через кого-то перешагиваю, поднимаюсь на пару ступенек� и ноги у меня подкашиваются. В темноте сверкают белоснежные рубашка и улыбка. «Мистер Джонсон заглянул к нам на три минуты», � говорит мне кто-то прямо в ухо. Судя по всему, вид у меня совсем жалкий, потому что Мэджик не выдерживает и начинает хохотать. «Да расслабься, парень!» � говорит он, когда жмет мне руку. «Расслабься»� Ничего себе� Три минуты проходят, и я опускаюсь на диван. Думаю, что неспроста я совсем недавно сменил свой игровой номер в чемпионате Москвы на 32-й. Номер Мэджика!

Матч смотрю как в тумане. Что-то там происходит внизу. «Лейкерс», кажется, отыгрывают какое-то огромное отставание. Яо Мин, кажется, недостаточно активен под кольцом. Кобе Брайант не меняет привычек и в концовке, когда исход матча уже ясен («Хьюстон» снова проигрывает), все-таки начинает играть на личную статистику. Но я этим мало интересуюсь. Из журналиста я опять превратился в маленького мальчика, того самого, который только что играл на уличной площадке и воображал, что он � Мэджик.

PROспорт # 22 (113)

50 событий Чемпионата России

По традиции в конце футбольного сезона PROспорт составляет хит-парад главных событий года, которые злили, веселили и смешили болельщиков, выводит молекулу спартаковского духа, фотографирует телеведущую Евгению Хохолькову, расспрашивает ловеласа Божовича о русских красавицах, капитана Билялетдинова � о провальном сезоне, а Руслана Аджинджала � о жизни в стране великанов.

Работают волшебники

Баскетбольный телекомментатор и наш постоянный автор Дмитрий Матеранский всю жизнь любил НБА издалека. PROспорт рискнул и отправил Дмитрия в мир его мечты. Риск оправдался: вблизи этот мир оказался столь же прекрасен, как и на экране ТВ. А Матеранский теперь гордо говорит коллегам: «Я Мэджика видел!»

Бронзовая птица

Те, кто привык видеть Веру Звонареву в слезах и бейсболке, будут впечатлены ее фотосессией в PROспорт. Третий призер Олимпиады в Пекине предстала трогательной красавицей, которая любит учиться, запросто находит общий язык с мужчинами и очень хочет, чтобы ее понимали

Застрахуй братуху

У хоккеиста Даниила Маркова и рэпера Басты не возникает сложностей при ответе на вопрос «А вы по жизни кто?». Они друзья. PROспорт задал им другие вопросы и узнал, почему Баста никогда не напишет песню про «Динамо» (потому что воры не поймут), а Марков не наденет на себя узкие джинсы (потому что не клоун)

Чудо света

Накануне биатлонного сезона PROспорт отправился в гости к лидеру сборной России юной Светлане Слепцовой � проехал с ней по улицам ее родного Ханты-Мансийска, побывал на вечерней тренировке в спортшколе, где она училась быстро бегать на лыжах и метко стрелять, немного замерз и согрелся стаканом сладкого чая в школьной столовой

«Все сноубордисты вышли из скейтборда»

Открывая зимний сезон, профессиональный райдер Дмитрий «Таракан» Фесенко развеял мифы о сноуборде и рассказал, есть ли в нем гомосексуалисты, алкоголики и радиолюбители.

Свежие записи в блоге

22 февраля 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились

Лучшие материалы