android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог главного российского спортивного журнала

Теги сборная Германии Йоахим Лев квалификация ЧМ-2010 Юрген Клинсманн

Сходить на Лева

В дни, когда вся Германия отмечает победу над Англией, журнал PROспорт вспоминает историю Сергея Кривохарченко о Йоахиме Леве, опубликованную еще перед первым матчем с Россией, но очень актуальную и сейчас.

Когда позвонил Юрген Клинсманн, Лев совершал привычную прогулку по лесам своего родного южного Шварцвальда. Звонок товарища по высшей спортивной школе с предложением стать вторым тренером национальной сборной был сродни явлению Золушке феи-крестной. Карьера Лева летела в тартарары – его персона не интересовала ни один клуб бундеслиги, и перед Йоахимом маячила перспектива провести остаток жизни, занимаясь черной и неблагодарной работой на задворках футбольного мира. К тому времени мало кто уже вспоминал о многообещающем дебюте тренера в «Штутгарте». В сознании руководителей клубов первенствовали более свежие впечатления – в первую очередь, о провальных ангажементах Лева в «Карлсруэ» и «Аданаспоре».

Все чаще возникали периоды вынужденной безработицы, которые, правда, Йоахим старался использовать для повышения квалификации: стажировался, к примеру, у Моуринью и Венгера. Тягу к знаниям Лев проявлял, еще будучи действующим игроком.

Когда я был футболистом, тренер, к примеру, мог сказать: «Играйте больше через фланги!» И все. Боже мой, «через фланги»!

«Недостаточно просто говорить футболистам, что им делать, – убежден Лев. – Они должны знать, зачем. Когда я был футболистом, тренер, к примеру, мог сказать: «Играйте больше через фланги!» И все. Боже мой, «через фланги»! Вопрос, в конце концов, заключается в том, как вскрыть оборону соперника. Существует пять-шесть возможностей это сделать, и мы их все должны отрепетировать. Или если тренер говорит «Ты мало бегаешь» – что это означает? Куда именно мне нужно бежать?»

Одним из тех тренеров, кто с удовольствием отвечал на вопросы любознательного юноши, был руководивший «Фрайбургом» Рольф Фрингер. Когда Йоахим закончил карьеру, швейцарец позвал его к себе помощником в «Штутгарт», а после увольнения Фрингера Лев в качестве исполняющего обязанности выдал такую победную серию, что у руководства не было другого выхода, кроме как оставить его на посту главного тренера.

Молодой специалист прославился тем, что демонстративно отказывался от авторитарных методов руководства – пил с игроками пиво, пытался увлечь их своими идеями, позволял называть себя на «ты» и рассуждал в интервью о морали и о том, что во времена высокой безработицы футболисты должны честно отрабатывать свои высокие зарплаты.

И «Штутгарт» вдруг стал самой привлекательной командой страны. Изобретенный Левом «магический треугольник» – Балаков, Бобич, Элбер – отгрузил соперникам за один сезон 78 мячей. «Штутгарт» выиграл Кубок Германии, вышел в финал Кубка кубков, где уступил «Челси», – и уже через неделю Лев был уволен, хотя команда в тот момент находилась на четвертом месте в чемпионате.

Видеокамера, допущенная на тактическое занятие сборной Германии во время чемпионата мира – 2006, зафиксировала очень показательный эпизод: Йоахим Лев изображает на магнитной доске опасный обходной маневр противника. «Мы ориентируемся не на соперника, а на партнеров, – терпеливо объясняет он. – Мы перемещаемся коллективно». Вдруг раздается голос из-за кадра – он звучит куда более эмоционально: «Боевая тревога там, где мяч! Я должен быть там, где может что-то произойти!» Это, конечно, Юрген Клинсманн.

Ситуация, которая замечательно иллюстрирует распределение ролей в штабе сборной: дотошный педагог Лев и умеющий зажечь сердца людей Клинсманн.

«Для меня Лев никогда не был просто ассистентом, – говорил Клинсманн. – Он всегда был равноправным партнером со своим собственным полем деятельности: от организации тренировочного процесса до видеоанализа – все это он вел практически в одиночку. Я же выполнял функцию супервайзера».

Заметив в ресторане отеля, в котором квартировала сборная, чиновников DFB, Юрген повернулся к Леву и шутливо спросил: «Вышвырнуть их отсюда?»

После окончания мундиаля Клинсманн покинул сборную, заявив перед уходом, что лучшего преемника, чем Йоахим, не найти. И руководство Немецкого футбольного союза (DFB) к этой рекомендации прислушалось.

Перед товарищеским матчем с англичанами Клинсманн впервые приехал в гости к своим бывшим подопечным. Заметив в ресторане отеля, в котором квартировала сборная, чиновников DFB, Юрген повернулся к Леву и шутливо спросил: «Вышвырнуть их отсюда?» Лев только улыбнулся в ответ.

Во времена Клинсманна функционерам нечего было делать в узком кругу футболистов и тренеров. Лев позволил им вновь присутствовать на общекомандных обедах. На место революционного лидера – бескомпромиссного и всегда готового к бою – пришел человек, желающий продолжать дело предшественника, но без открытых конфликтов, мирными методами.

С этим качеством Лева, собственно, и были связаны опасения скептиков: он, мол, прирожденный ассистент – слишком скромный, мягкий и тихий человек, для того чтобы быть главным; ему не хватит харизмы, он не сможет завести команду, как это умел делать Клинсманн – может быть, не профессор, зато лидер.

Однако Лев стартовал с пяти побед подряд – так здорово не начинал ни один тренер в истории сборной Германии. Молодежь, после чемпионата мира выглядевшая в своих клубах совершенно выжатой, приезжая в сборную, чудесным образом преображалась. Немцы первыми квалифицировались на чемпионат Европы, но сам турнир оставил неоднозначные впечатления.

Да, Германия стала единственной сборной, которая вышла и в полуфинал чемпионата мира – 2006, и в полуфинал Евро-2008. Немцы подтвердили свой привычный имидж турнирных бойцов. Но сам Лев признал, что «команда не всегда играла на том уровне, который показывала в течение последних двух лет». С одной стороны, тренер продемонстрировал тактическую гибкость – уже по ходу турнира перестроив игру команды с 4-4-2 на 4-2-3-1. С другой стороны, не сразу отреагировал на откровенно слабую игру Янсена и Марио Гомеса, что, впрочем, можно считать издержками мировоззрения: Лев всегда стоит за своих игроков стеной.

По количеству набранных в среднем за матч очков Лев – самый успешный бундестренер всех времен. Однако вопрос о том, насколько Лев хороший психолог, остается открытым. Перед матчем с Хорватией ему явно не удалось избавить команду от самоуверенности. В финале, когда немецкая машина сломалась на 20-й минуте, тренер не сумел завести ее снова – ни по ходу матча, ни в перерыве. Да и перед чемпионатом Европы – в те моменты, когда у Германии что-то не складывалось, – у Лева далеко не всегда получалось вмешаться в происходящее. Хотя Йоахим и пытался быть Клинсманном – отчаянные крики с бровки «Боже мой, опять эти дерьмовые передачи!» были отчетливо слышны всем.

Если не обращать внимания на подобные срывы, Лев – олицетворение персонажа песни «постфеминистской сирены немецкой поп-музыки 80-х» Ины Дитер «Стране нужны новые мужчины!». Не обязательно большие и сильные, главное – приятные и обаятельные, совершенно не похожие на неотесанных пруссаков из каких-нибудь незатейливых британских фильмов.

Лев – как раз такой «хороший немец»: эмоциональный, приятный в общении, умный, интеллигентный

Лев – как раз такой «хороший немец»: эмоциональный, приятный в общении, умный, интеллигентный, обладающий чувством юмора и самокритичный. Еще будучи действующим игроком, проявлял интерес к моде – его бывшие партнеры рассказывают, что Йоахим периодически появлялся в раздевалке в рубашках кричаще-желтого цвета и был первым, кто отважился носить трусы-боксеры.

Лев моментально стал всенародным любимцем. А интервью с ним даже в серьезных изданиях вроде Spiegel все больше и больше похожи на беседы с кинозвездами:

– Вы тщеславны?

– Все люди тщеславны. Надеюсь, что я – в разумных пределах.

– Вы подкрашиваете волосы?

– Нет, но даже если бы я это делал, то вам бы не сказал. Не хочу отвечать на такие вопросы.

– Вам понравилась фотография в одном издании – там, где папарацци удалось сфотографировать вас у бассейна в кепи, солнечных очках и сигаретой в зубах? И подпись «Joggi Cool»?

– Не знаю, настолько ли это на самом деле круто.

В то время, когда вся просвещенная Европа борется с курением даже яростнее, чем с терроризмом, Лев после нервной игры отвечает на вопрос, выкурил ли он уже сигарету: «Нет, но собираюсь это сделать прямо сейчас», – его мало интересует общественное мнение.

Во время телевизионных выступлений Лев с удовольствием просвещает малограмотную в футбольных вопросах аудиторию. Рассказывает о том, как важны скорость передач, малое время контактов игроков с мячом и отсутствие фолов в центре поля.

«Футбол – это как вождение, – утверждает Лев. – Многое можно и нужно довести до автоматизма». И тут же признается в том, что сам он, скорее, идеалист, чем прагматик: «В принципе я предпочитаю строить игру команды под идею. Но, к сожалению, бывает, что действует правило: если не можешь нормально остановить мяч, лучше вынеси его подальше. Но я точно не отношусь к тем тренерам, которые постоянно кричат игрокам: «Надо жрать траву!» Я хочу, чтобы моя команда находила игровые решения».

При всем своем профессионализме Лев категорически отказывается быть «заложником футбола». Несколько лет назад он совершил восхождение на Килиманджаро – просто из интереса, чтобы проверить, способен ли он на это. «Через три-четыре дня я был полностью выжат – и физически, и эмоционально. Но когда я добрался до вершины, испытал неимоверное воодушевление. Я понял, что когда у человека есть перед глазами цель и он в себя верит, можно добиться чего-то исключительного. Цели куда важнее, чем желания и мечты, – их можно четко сформулировать и самостоятельно определить, каким путем к ним идти».

«Футбол – великолепный спорт, но не дело жизни и смерти»

Лев часто старается полностью отвлекаться от футбола – летает на вертолете, занимается параглайдингом, общается с друзьями, многие из которых не имеют к футболу никакого отношения: «В начале своей карьеры я просто не умел переключаться, я был одержим футболом. Но это время позади. Некоторая отстраненность помогает мне видеть картину яснее, комплекснее понимать футбол».

– Футбол – великолепный спорт, но не дело жизни и смерти, – сказал он в интервью газете Die Zeit.

– Но футбол – в каком-то роде симуляция этого!

– Вы мне не поверите, но для меня игры сборной – это, прежде всего, удовольствие. Конечно, я злюсь, когда что-то не получается, и делаю все, чтобы оптимально подготовить команду. Но когда матч начинается – это для меня просто замечательное зрелище, которым я могу только наслаждаться. Во время серии пенальти против Аргентины у меня был пульс ударов 60 в минуту…

– В то время, когда у всей страны – 150?

– А я стоял и думал: как же здорово, что мне довелось это пережить!

Текст впервые опубликован осенью 2008 года.

Свежие записи в блоге

22 февраля 2017 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились

Лучшие материалы