android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог главного российского спортивного журнала

Теги Пекин-2008 Анна Насекина

Дни затмения

Студентка факультета журналистики МГУ Анна Насекина три года выступает в сборной России по синхронному плаванию, стала в команде чемпионкой мира и Европы, но в силу юного возраста на Игры она поехала запасной. Специально для журнала PROспорт Анна записала все свои впечатления от первой в ее жизни Олимпиады.

30 июля

В Пекин нас провожали из Кремля.

Живой МЕДВЕД…ев. Впечатление от живого – отличное от телевизионного. Он излучает энергию, деятельность, стремление к переменам, кажется выше, обещает удвоение премий за олимпийские медали. Это приятно. Но потом уходит из зала, забыв о подарке Андрея Кириленко. Баскетбольную майку и олимпийского Чебурашку забирает охрана.

Из Кремля спортсмены, исповедующие христианство, переходят в Успенский собор. На улице пытаюсь найти платок – вроде бы брала его с собой. Нервно копаюсь в квадратной сумке, которая прилагалась к спортивной форме (не очень удобная модель, надо сказать). Господи, да где же он! Платок так и не нашла. Те, что продавались в церкви, уже раскуплены. В вечерних новостях язвительно заметят, что многие девушки были на службе с непокрытой головой, но, думаю, бог нам это простит.

На улице пошел дождь. «Ну, все как полагается», – шумят вокруг. Только вот тряпочные кеды совсем не расположены к мокрому асфальту. Спас фотограф с зонтиком. Добежали до ГУМа. Там обед в Bosco Cafе. Я охочусь за пирожными.

Бокал шампанского превращает официальную атмосферу в непринужденную

Бокал шампанского превращает официальную атмосферу в непринужденную. Спортсмены, чиновники и спонсоры знакомятся друг с другом, общаются, смеются. Однако для меня этот день был богат не только новыми знакомствами, но и встречей после долгой разлуки.

Полгода назад в Москве проходило собрание представителей сборных команд – что-то вроде профсоюзного съезда, на котором можно было обратиться к Росспорту с «жалобами и предложениями», где я представляла синхронное плавание.

В зале было много пиджаков и галстуков. Я пыталась найти стол «помоложе», чтобы было с кем перекинуться словом, если заскучаю.

– Художественная гимнастика?

– Нет, синхронное.

– А! Ну, я сразу заметил что-то очень женственное и изящное. Присаживайтесь, у нас прекрасная компания. Вот, например, нравится?

На другой стороне стола поднялось что-то большое, сильное, голубоглазое и, как мне показалось, доброе. Мы улыбнулись. Диму Лапикова, рекордсмена России в тяжелой атлетике в весе до 105 кг, второй раз я встретила в Bosco Cafe после полугодовой SMS-переписки. Я тренировалась в Раменском, он – в Чехове. Это была приятная, но короткая встреча. Мы попрощались на Васильевском спуске. Дул сильный ветер, но мне почему-то было тепло.

2 августа

Второй день тренируемся в азиатском Лас-Вегасе – на острове Макао. В прошлом году мы уже были здесь на сборе – скромная гостиница, китайская лапша на завтрак, пешком до бассейна, духота, влажность и серое небо. Можете представить наш настрой перед отлетом. Мягко говоря, ехать не хотелось!

Оказалось, что сегодняшний Макао – полная противоположность прошлогоднему. Первая перемена – температура около +30 и соленый, пыльный воздух. Вторая – новые постройки, вдвое уплотнившие остров.

Автобус проехал гостиницу, где мы останавливались год назад, и завернул к новому комплексу The Venetian. «Ничего себе!» – вырвалось у меня, когда нас позвали на выход: 40 этажей, 40 000 номеров (площадью от 70 м2), торговый комплекс, баскетбольная площадка, театр, бассейн и даже собственная гостиничная река!

«Как было бы здорово хоть одним глазком взглянуть!» – думала я, поднимаясь в лифте на 15-й этаж

В этот же день отель принимал сборные США и Литвы по баскетболу. «Ошалеть! Тут же дрим-тим сегодня играть будет!» – воскликнула Светка (Ромашина). Но на кассах уже висели таблички «Sold out».

«Как было бы здорово хоть одним глазком взглянуть!» – думала я, поднимаясь в лифте на 15-й этаж. Выходим с Ольгой (Кужелой) из лифта, и тут: «Здравствуйте, девушки, с России будэте?» Высокий, ну просто очень высокий мужчина оказался менеджером литовской команды.

– Мы синхронистки, к Олимпиаде готовимся. А вы же с американцами сегодня играете – мы бы так хотели за вас поболеть…

– Думаю, мошна что-та сделать. Оставьте телефон, я позвоню.

Через 15 минут я, спотыкаясь, мчалась из душа к звонящему телефону:

– Имею для вас четыре билеты.

Я чуть было не раскричалась от радости.

– Оля, вставай скорее! Мы на баскетбол идем. Звони Ромашиной с Ищенко. Чтобы пулей одевались.

В 19:30 мы сидели на VIP-местах. Дух захватывало, когда Кидд отдавал пас, а Коби, взлетая на одном конце площадки, приземлялся на другом, при этом успев заколотить мяч в корзину и подтянуться на кольце. Никогда не видела ничего подобного!

Утро выдалось тяжелым. Встали в 5:30 и в семь уже плыли эти вечные 200 комплекс (таким заданием начинается почти каждая тренировка). Голова трещала то ли от вчерашних впечатлений, то ли от четырехчасовой разницы с Москвой. Главное – дотянуть до обеда. В тихий час отоспимся.

Как прекрасен этот мир, когда есть «Макдональдс» и американские баскетболисты

Но мне сделать это не удалось. Девчонкам понадобились одинаковые плавательные шапочки и шоколад. Особенно второе – без него у нас ни один сбор не обходится.

Торговый центр в гостинице – настоящий лабиринт. Я бродила зигзагами в поисках шоколадного магазина почти три часа. Безуспешно. Отчаявшись, стала искать выход. И вдруг в поле моего зрения возникло что-то очень высокое и найковское. Коби Брайант собственной персоной. В окружении сумасшедшей китайской толпы, а за его спиной – трехметровая желтая «M». Как прекрасен этот мир, когда есть «Макдоналдс» и американские баскетболисты!

Меня выручила олимпийская ветровка с надписью «Beijing 2008» – он обратил внимание. Сказал, что тоже будет в Пекине. Минуту спустя я на русско-китайском с английским акцентом выпрашивала у девушки с подносами ручку и бумагу.

Его автограф я прикрепила на своем зеркале. Весь день с лица не сходила улыбка. Жаль, что не было с собой фотоаппарата.

6 августа

Тусклый мокрый скучный день.

За окном все затянуло серой пеленой. Таблички с надписью «Тайфун № 8» запрещают покидать отель. Не работает транспорт, закрыты все магазины. Жизнь на острове замерла.

Проведя полубессонную ночь (все-таки акклиматизация дает о себе знать), я вскочила в семь утра под веселые тра-ля-ля будильника. Сначала был мой, потом Олин (Кужелы) с разницей в минуту. В этом году мы с ней постоянные соседки по номеру. Уже успели разобраться, кто первый с утра идет в туалет (она), кто закупается шоколадом (по очереди), кто готовит вечерний чай (я), кто выключает свет перед сном (я), кто дольше всех болтает по телефону (она), у кого раньше звонит будильник (у меня). Кроме того, за время совместного проживания мы нашли общие интересы и темы для разговоров, хотя раньше практически не общались.

Спускаемся на завтрак и узнаем, что в связи с погодными условиями тренировка отменяется. И надо было вскакивать в такую рань!

Тренеры нервничают, а мы довольны – уж очень тяжелая выдалась четырехдневка. Отдых пришелся как нельзя кстати.

8 августа

Началось. Смотрю на часы. Ровно в 20:00 вылезаю из бассейна.

– В туалет можно?

– Давай, только быстрее.

В мокром купальнике несусь по коридору. Телевизор, где же телевизор? Был ведь где-то. Вижу скопление людей. Пустите, пустите же!..

Салют над «Гнездом». Мурашки по телу. На стадионе загорается свет. С трудом заставляю себя оторвать взгляд от экрана – больше трех минут в туалете как-то подозрительно.

21:10.

– А можно выйти?

– Насекина, да дома посмотришь, запишут родители!

Зачем мне смотреть открытие Игр дома?! Это ведь сейчас. И мы скоро будем там!

Зачем мне дома?! Это ведь сейчас. И мы скоро будем там! Снова несусь по коридору. Две минуты у экрана и обратно. И еще разок в 21:30. Наших видела.

– Ань, да угомонись ты! – возмущались двукратные олимпийские. Забыли уже, что чувствовали перед Афинами. А я всю тренировку не могла успокоиться.

Наконец-таки влетаю в комнату. Пульт! Ну, быстрее же! Крупным планом показывают дуэт синхронисток из Китая. Близняшки сияют в ярко-желтых пиджаках и белых юбках. Счастливые. Завидую им.

Несколько минут спустя переписываюсь с Меган – она такой же десятый номер, как и я, в американской команде. Мы подружились «с первого взгляда» в июне на соревнованиях в Штатах. Теперь общаемся в MSN-чате:

– Анна, я там была.

– Обалдеть! А я только из бассейна вылезла.

– Бедняги! Мы в деревню уже возвращаемся. Завтра тоже на тренировку.

– В деревню? Вы уже переехали? Круто! Расскажи, как там?

– Вообще говорят, это лучшее из того, что раньше было на Играх. Здесь и правда очень красиво – ухоженные парки, речки, мостики. Дискотека даже есть! Кормят неплохо. Только вот слух прошел, что нам вместо курицы подсунули жареных воробьев. Поэтому едим теперь с опаской.

11 августа

Грузино-осетинский конфликт не только пугает, но и злит.

От новостей CNN волосы встают дыбом.

С облегчением выдыхаем, когда спикер Международного олимпийского комитета объявляет, что команды России и Грузии не будут дисквалифицированы, несмотря на ведение военных действий: «Мы уважаем труд спортсменов, отдавших этим Играм четыре года непрерывной работы», – заявляет сразу показавшаяся нам симпатичной девушка в красном.

– А у меня бабушка в Грузии живет, – вздыхает Диана, наша массажистка.

И почему никак нельзя без войны?

13 августа

– Ура, девчонки! Первая! Первая! – кричит Машка (Громова), собирая с асфальта на автобусной остановке части телефона, который она выронила, прочитав радостную новость.

– Что? Кто? Что случилось?

– Первое золото – в греко-римской борьбе.

– Ну, слава богу! Наконец-то! Теперь должно пойти.

На тренировку ехали с боевым настроением. Прежде очень расстраивало отсутствие золотых. Зато теперь – другое дело! Можно пошутить и посмеяться. А то, как зомбированные, живем от тренировки до тренировки, забывая обо всем вокруг.

– Я спать хочу.

– А я есть.

– А я домой.

– Да подожди ты! Давай сначала выступим как следует.

Вертишься до трех утра во сне – просчитываешь движения в программе

Вот такой у нас происходит мысленный диалог, когда большим пальцем правой ноги трогаем холодную, мерзкую хлорку, которой уже сопротивляется весь организм.

– Мамочки, ну не могу я больше! – это уже на четвертом часу плавания…

– Как бы не сдохнуть, – это перед прогоном…

Неимоверными усилиями воли заставляешь себя делать. Выкладываешься полностью.

А потом вертишься до трех утра во сне – просчитываешь движения в программе, отрабатываешь связку или заваливаешь элемент. Ужасные иногда снятся сны. Чаще всего – что забыла купальник, или что соперники (испанки, кто же еще!) выиграли, или что на старте не можешь вспомнить порядок элементов. Кричим, дергаемся во сне. Бывает, даже задерживаем дыхание.

Так, завтра 14-е – нам улетать в Пекин, а Дима (Лапиков) уже четыре дня, как в деревне.

«Дима, привет! Как вы там? Как обстановка? Сегодня первое золото, ура! Поздравляю!»

Тук-тук-тук в кармане сумки. Улыбаюсь. Прочту только после тренировки, когда останусь одна. Знакомая щекотка внутри.

«Анечка, привет! Уже второе взяли. Борьба, категория 60. У нас все хорошо, втянулись. Обстановка суууууууупер, одним словом. Приезжайте скорей!»

Еще больше защекотало. От «второй» или от «приезжайте», не знаю.

14 августа

Что чувствует маленький ребенок, когда первый раз попадает в парк аттракционов? Именно таким ребенком стала я, когда китайский волонтер Вань Сюань закричал на весь автобус:

– Приехали!

Студент Китайского университета национальностей 20-летний Вань учит русский язык всего два года, но говорит бегло.

– По-русски мене Леша зовут, или Леха. Баскетболисты мене так называть.

Получаем аккредитации. Заходим.

Условия жизни олимпийцев очень скромные. Три двухместные комнаты в одном секторе, на который приходятся две ванные и холл с телевизором. На этаже три таких сектора. Кровати деревянные, матрасы тоже не из мягких, две малюсенькие тумбочки, шкаф – вот и все убранство олимпийских апартаментов.

«Ди-и-има-а-а!!» – бегу, подпрыгиваю и пытаюсь обнять его широченные плечи

Тук-тук-тук: «Аня, вы приехали?» – «Да, на месте». – «Может, хоть на пять минут спустишься?» – «OK».

Через три минуты, спотыкаясь, я уже сбегала по лестнице. Вокруг красные, синие, желтые, зеленые спортивные костюмы. Так много лиц, которые постоянно мелькают по телевизору. Где же он? Справа приближается знакомая фигура в красном. Остановился, машет.

– Ди-и-има-а-а!!! – бегу, подпрыгиваю и пытаюсь обнять его широченные плечи.

– Я так рад тебя видеть. А то невыносимы уже эти SMS. Как ты? Рассказывай скорей.

Я думала, что задохнусь от счастья. В эту минуту все, о чем я мечтала, было вокруг меня.

16 августа

Вчера я поздно вернулась из интернет-кафе. Меня задержал пакистанец Малик, тщетно пытавшийся сконнектить наши мобильные, чтобы передать свою любимую индийскую мелодию. Разбудив всех соседей, два раза стукнувшись в темноте об угол кровати, я наконец улеглась.

– Насекина, в следующий раз в коридоре ночевать будешь!

Но на этом мои ночные приключения не закончились: «Ань, вставай скорей! Мне срочно надо тебя увидеть». Звуки клавиш мобильного в окружении спящих коллег кажутся ударами по барабану.

Лучше спуститься, иначе сам придет. Тогда точно выселят.

Угол кровати не удалось миновать и в этот раз. В шкафу свалилась какая-то полка. В итоге, напялив, кажется, Олину майку и шорты от старой пижамы, я выбежала из корпуса.

У подъезда меня встречали розы, гладиолусы, лилии, ромашки, пионы, орхидеи и еще раз розы, только китайские. Розово-фиолетовая охапка с трудом помещалась в его руках, которые через мгновение с легкостью кружили меня в воздухе:

Сюткин спел нам про Москву, про Васю, еще про что-то спел

– Димочка, ты с ума сошел! Самый-самый первый!!!

– В Китае твой день рождения наступил на четыре часа раньше.

– Спасибо.

– Будь счастлива! А теперь беги скорее спать.

С утра еще два букета. Поздравили девчонки, тренеры и штаб делегации. Плюшевый маскот Бэйбэй, олицетворяющий водную стихию на Играх в Пекине, теперь всегда будет напоминать о моих 21. Завидуйте, я праздновала свой день рождения на Олимпиаде!

Поздний вечер я провела в Bosco-клубе на набережной, куда меня пригласили по случаю дня рождения. Сюткин спел нам про Москву, про Васю, еще что-то спел. Счастливые медалисты зажигали на танцполе. Неудачники крепко пили. Звали танцевать в другой клуб, но пришлось отказаться – завтра тренировка.

17 августа

Подъем в 6:30 – настоящая пытка. По дороге на завтрак попадаются французы, возвращающиеся с ночной гулянки. Улыбки на их лицах означают только одно: «Ха, девчонки – на тренировку, а мы уже закончили, ха-ха – хорошо вам потренироваться».

Завтра начнутся наши соревнования. Обстановка накаляется. Прошла жеребьевка и проверка купальников. Купальники в синхронном плавании не должны быть просвечивающими, иметь слишком глубокие вырезы (на бедрах и груди), закрывать плечи и полностью открывать спину. Испанки, отчаянно пытаясь обойти нас хотя бы в дизайнерском мастерстве, вставили под купальники пластины со встроенными лампочками – во время выступления их костюмы будут переливаться разноцветными огоньками.

– Хоть бы не допустили, – обсуждаем мы между собой. – Сколько можно терпеть их наглость!

Не допустили. Заставили отпороть пластины. Будут выступать наравне со всеми.

18 августа

Легкий мандраж с самого утра. Сидеть на трибунах, глядя на подруг в воде (сегодня техническая программа у Насть), – то еще испытание. Сделали! Умницы! Ни единой помарки.

Выбегаю из «Куба». Через 10 минут уже в де–ревне. Там пересаживаюсь на автобус № 34.

– Девушка, этот едет на тяжелую атлетику, – обращается ко мне китайский волонтер, не понимая, какое отношение могу иметь я к этому виду спорта.

– Знаю, знаю. Мне как раз туда и надо.

Ехала, прижавшись к стеклу, в окружении огромных мышечных сооружений. Обернулась. Слава богу, хоть одно знакомое лицо – с Надей Евстюхиной, выигравшей здесь бронзу в самой легкой весовой категории, мы уже где-то встречались:

– Привет! А долго нам ехать?

– Минут 20.

– Слушай, а у меня билета нет. Думаешь, по аккредитации пустят?

– С нами пойдешь. Может, и прокатит.

«Приехала болеть за Лапикова? Ясно. Значит, у вас с ним шуры-муры»

Прокатило. Через 20 минут я сидела в первом ряду и с ужасом разглядывала лежащую на помосте штангу.

– За кого приехала болеть? Первый раз на штанге?

– Первый, боюсь очень.

– Че тут бояться-то, – хмыкнула Надя. – Болеешь-то за кого?

– За Диму.

– Клокова?

– Нет.

– Ясно. За Лапикова, значит. Что, у вас с ним шуры-муры?

– Просто друг.

– Ну-ну, все они друзья. Ой, не шевелись и не оборачивайся.

– Что случилось? – конечно же, обернулась я.

– Зачем обернулась? Мне мальчик вон тот нравится. Теперь будем привлекать внимание, – с досадой буркнула Надя.

Но как только начались соревнования, я ни на что уже не обращала внимания. Я взвизгивала, подпрыгивала, ахала и охала при каждом рывке и толчке. Одни с остервенением орут, другие корчатся от перенапряжения, прикусывают губы.

– У нас, бывает, и локти ломают, и колени, и спины сворачивают, – комментировала Надя, позевывая. А я вся тряслась и смотрела на нее выпученными глазами.

Дмитрий Лапиков – эхом отдалось у меня в ушах. Перед глазами все поплыло, сердце застучало, живот свело.

Он вышел такой большой, сосредоточенный, смотрел в одну точку. 190. Добавляет сразу 5 кг. Роняет. Еще одна попытка. Роняет. Господи, может, мне уйти? Я этого не выдержу. Я прямо чувствовала, как внутри него все переворачивалось, как он боролся с собой.

После рывка он только четвертый. А я знаю, как он хотел эту медаль, для него первую олимпийскую.

Дима, ты сможешь, я верю! Не знаю, прочитал ли он мои мысли, но вдруг все изменилось

Дима, ты сможешь, я верю! Не знаю, прочитал ли он мои мысли, но вдруг все изменилось. Идущий вторым поляк не может толкнуть 328. А Дима толкает. Бронза. Ура!

Я так горжусь тем, что он на пьедестале. Дима смотрит на меня и улыбается. Я прыгаю от счастья, машу ему руками. Он спускается с помоста и дарит мне букет. Вспышки фотокамер. Зал охает от умиления. Я почти плачу, как будто вместе с ним выиграла эту медаль.

В деревне меня встретили аплодисментами. Сжимая в руках букет медалиста, я прошла через металлоискатель.

Вбегаю к нам на третий. Там крики, поздравления, поцелуи:

– Мы смотрели все. Страсть какая! Как ты это выдержала?!

21 августа

Для многих Пекин уже закончился. Мы на тренировку, а кто-то домой собирается.

Правда, не все уезжают сразу после соревнований. С каждым днем в деревне становится все больше неспортивно одетых людей. Завидуем джинсам, юбкам, туфлям на каблуках и беззаботным лицам.

Бразильские спортсмены теперь устраивают на улицах настоящие карнавалы. Американцы соревнуются в речитативе и ширине рэперских штанов, группируясь у подъездов. Все чаще встречаются обнимающиеся парочки. Он канадец – она француженка, испанец и бразильянка, англичанин и американка – романтика!

Настя и Ася уже выиграли золото. Обе плакали от счастья. «Не могу поверить, что последний раз плавала с дуэтом», – всхлипывает Ася после награждения.

23 августа

Нечеловеческое, неземное, неповторимое счастье. Мы чемпионы! Да! Да! Мы чемпионы!

В ушах до сих пор звучит только что отыгравшее в Bosco-клубе: «…Это все… НЕ НАПРАСНО БЫЛО… Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь, все мне ясно стало теперь, сколько лет я спорил с судьбой ради этой за-за-лотой!!!»

Танцы до упаду. Хмельные объятия и поцелуи. С нами праздновали Сихарулидзе, Слуцкая, Кабаева, Колобков, Сюткин, группа «Уматурман», Ургант, Немов, Кортнев и много других, приветливых, счастливых и гордых за нашу победу. Мы пели гимн, пили шампанское, получали подарки – цветы, мобильные телефоны, картины.

Мне было так легко и спокойно. От сознания того, что все закончилось – и закончилось так прекрасно. Мы – лучшие!

24 августа

Проснулись рано. Будильник срабатывает на подсознательном уровне. Головная боль напоминает о вчерашнем веселье. Несмотря на это, настроение праздничное. Завтрак впервые за долгое время длился больше 15 минут. Дожили. Отпуск!

Этот день посвящаем себе, любимым. Сначала салон красоты – прическа и массаж, потом в поликлинику. Вставить зубную пломбу – 15 минут. Никаких очередей, записей. А еще зубную щетку, пасту и полоскание подарят. Единственная плата – фото и автограф на память.

Вечером мы уже собирали сумки, когда Наташа (Ищенко) невзначай бросила:

– Так есть хочется! А в столовой ужас что творится. Пойду попозже.

– Много народу?

– Да, там приехали американские баскетболисты. Стоят за гамбургерами. Народ обезумел.

Через три минуты я уже выбежала из корпуса.

Дрим-тим решила отметить свое чемпионство в деревенской столовке

Дрим-тим решила отметить свое чемпионство в деревенской столовке. Они ужинали, окруженные шкафообразными охранниками в черных очках. Собравшимся вокруг спортсменам, ставшим в этот момент обычными фанатами звезд, не разрешали фотографировать, брать автографы, вообще приближаться. За большим столом Бош, Уэйд, Ховард, Леброн Джеймс и… он – в черном Nike. За их спиной вездесущая желтая «M». Невероятно. Я все еще не могла забыть о встрече в Макао. А тут еще одна.

Коби сидел с сигарой в зубах и раскачивался на стуле. Пальцы сверкали бриллиантовыми перстнями. Кто-то из баскетболистов ухохатывался над творившейся вокруг суетой, другие шикали в толпу, третьи даже выкрикивали что-то оскорбительное. Коби смотрел поверх, разговаривал с тренером, лениво оглядывался по сторонам, морщился от вспышек.

Я была уверена в том, что он меня не узнает. Встала в сторонке и наблюдала. И вот Коби отклоняется на стуле, поворачивает голову и смотрит в мою сторону. Узнал! Господи, узнал! В эту минуту судороги из живота дошли до пяток. Он улыбнулся и сказал охранникам, чтобы пропустили меня.

Меня провели за стол. У меня тряслись ноги, руки, дрожал голос. В голосе Коби – сверхамериканский акцент, сверхпревосходство, умопомрачительное обаяние и сексуальность.

– Хэ-э-эй! Уатс ап, йо?

– Привет! Не думала, что узнаешь. Очень рада тебя видеть. Неожиданная встреча.

– Да, да. Ну как ты здесь?

– Отлично. Золото выиграли!

– Да ты что! Поздравляю, поздравляю.

– Коби, не мог бы расписаться на память?

– Сделаю исключение. Но, понимаешь, распишусь для тебя – придется расписываться для всей толпы. Это нереально. Мои автографы стоят денег.

Брайант: «Давай быстрее. Ребята, тоже распишитесь для моей бейби»

– Понимаю.

– Давай быстрее. Ребята, тоже распишитесь для моей бейби.

Он передал футболку другим игрокам.

– Сфотографироваться, значит, тоже нельзя?

– Никак, по контракту не положено.

– ОK.

– Так, ну а медаль покажешь?

– Она в комнате.

– Пойдем, – и мы пошли к корпусу.

– На улице подождешь? Девчонки спят уже.

– Жду, без проблем…

Вы можете поверить в то, что Коби Брайант ждал меня у подъезда? Я сама не верила. Такое только присниться может. Но так было. Стоящий рядом тренер вслушивался в разговор.

– Хочешь, поехали с нами. У нас вечеринка в отеле, – предложил Коби.

– Хочу, конечно! – в тот момент я ничего не соображала.

– Эй, коуч! Возьмем девочку?

– Есть 21?

– Есть. 16-го исполнилось.

– Покажи свой ID, – не поверил он.

– Да откуда у меня с собой ID? Только аккредитация.

– Тогда быстро, год рождения. Раз-два-три…

– 1987, – отчеканила я.

Все равно не поверил.

– Не может быть. Слишком молодо выглядишь, – и это был не комплимент. Коби только пожал плечами:

– Ничего не могу сделать. Удачи, пока.

Он зашел в автобус и уехал. На то она и команда мечты, чтобы о ней только мечтать.

Журнал PROспорт #16 (107) 8 — 22 сентября 2008
+ специальное приложение PROтеннис

Дрим-тим

20 миллионов долларов, заплаченные «Зенитом» за Анатолия Тимощука, оказались не такой уж и большой суммой. За полтора года зенитовский капитан выиграл для Петербурга чемпионство, Суперкубок России, Кубок УЕФА и Суперкубок Европы. По возвращении из Монако Тимощук встретился с PROспорт и рассказал о своих новых мечтах – замереть под гимн Лиги чемпионов, перейти в «Баварию» и съездить на Бора Бора.

Аланский барсик

Лишь недавно отметивший совершеннолетие хавбек ЦСКА Алан Дзагоев в этом году стал для ЦСКА новым Карвалью, раздавая голевые передачи как флаеры у выхода из метро. PROспорт проследил путь осетинского юноши из трагичного города Беслана – транзитом через Владикавказ и Поволжье – к базе в Ватутинках, 5:1 против «Спартака» и основному составу красно-синих.

Можно без Глеба

Белорусский клуб БАТЭ, пробившись через три квалификационных раунда в групповой этап лиги чемпионов, установил несколько рекордов турнира еще до его начала: участник с самым низким рейтингом, самым юным тренером и самым скромным бюджетом. PROспорт съездил в Борисов и пообщался с главными конструкторами столь высоко взлетевшего аппарата.

Особое рвение

Александр Радулов – бунтарь, променявший этим летом Америку на Россию, – обжился в Уфе и принял в гости корреспондентов PROспорт. Рассматривая памятник Салавату Юлаеву, Радулов объяснял, почему вернулся на родину, как набрал 11 очков в одном матче и за что партнеры по сборной называют его чеченцем.

Дни затмения

Олимпийская чемпионка по синхронному плаванию Анна Насекина все свои китайские дни вела по просьбе PROспорт дневник наблюдений: о воробьях, которых в столовой выдавали за курицу, о хлорке в бассейне, о счастье, когда побеждаешь и когда сам Кобе Брайант караулит тебя у подъезда.

Программка

Две недели, которые растянутся на два года: старт отборочного турнира ЧМ-2010 по футболу в Европе. Девять групп жесточайшего отбора, в котором хорваты снова сыграют против англичан, но уже ничем не смогут помочь России.

Обзор

Потерявший память боксер Егор Головин, роль которого сыграл Николай Валуев в новом фильме Филиппа Янковского «Каменная башка», по-мужски завтракает сухой вермишелью, помнит только своего директора и пытается понять, настоящая ли ему жена Оксана Фандера. Станислав Ф. Ростоцкий посмотрел фильм, провел необходимые культорологические параллели, сравнив Валуева с Големом и Франкенштейном, и в целом остался доволен увиденным.

План

Исчезнув из спартаковской игры, красота перекочевала на тела спартаковских футболистов. Под объективом фотографа PROспорт Мартин Йиранек оголил торс и рассказал истории всех свои татуировок.

Свежие записи в блоге

22 февраля 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились

Лучшие материалы