android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог главного российского спортивного журнала

Аляска кид

Траджан Лэнгдон – первый американец в российском баскетболе, который стабильно попадает издали, читает Булгакова и которому в Москве не холодно.

Москвич

На съемку и интервью для PROспорт Траджан Лэнгдон заявился в не по-зимнему легкой куртке нараспашку, будто бравируя статусом самого адаптировавшегося в России американца за всю историю отечественного баскетбола. «На самом деле я видал морозы и посильнее, – говорит защитник ЦСКА, реагируя даже не на вопрос, а на мою гримасу удивления. – В Анкоридже, на Аляске, где я рос, климат от московского если и отличался, то только в худшую сторону. Снега там было много, лето было коротким, а баскетбол – не очень-то хорошим. На улицах, как повсюду в Америке, там почти не играли – тренироваться можно было только под крышей».

«Когда мне позвонили из федерации, я был просто убит постановкой вопроса: «А ты не хотел бы попробовать сыграть за сборную США?» Ничего себе! Не хотел бы?! Конечно, я уже следующим утром вылетел на сборы!»

Сейчас Траджан настолько освоился в Москве, что уже не считает нужным штамповать в протянутые к нему диктофоны стандартные формулировки о том, что это «большой город с высоким темпом жизни». Он учит русский язык, а в последних перелетах прочел «Мастера и Маргариту» Булгакова – правда, пока в переводе. «Когда я играл в «Динамо», я думал, задержусь в России только на один сезон, и не стал заморачиваться с изучением языка, – говорит Лэнгдон. – Но когда подписал трехлетний контракт с ЦСКА – понял, что теперь уже не отвертеться. Начал с нескольких уроков с учителем, а продолжаю уже сам: нашел в интернете несколько обучающих сайтов. Это лучшая гимнастика для ума. Это я как математик тебе говорю». Сейчас Лэнгдон готов подписать с ЦСКА новый контракт. Скорее всего, клуб тоже будет в этом заинтересован. Более того, в последнее время пошли слухи о том, Лэнгдон может стать гражданином России. И руководство ЦСКА не отрицает, что механизм, уже обкатанный на победителе Евробаскета-2007 Джоне Роберте Холдене, может пригодиться снова. Это не лишит Траджана статуса легионера в российском чемпионате, но все равно поможет ЦСКА выбраться из тисков лимита. По правилам российской суперлиги, клуб может подписать контракт только с двумя легионерами из-за океана. Появление Лэнгдона в сборной России, несмотря на его любовь к Булгакову и легким курткам посреди декабря, тоже уже невозможно: на чемпионате мира 1998 года он был заигран за сборную США.

Американец

Локаут 1998 года сыграл злую шутку со всеми американскими болельщиками, но подарил шанс на победу остальному миру. Баскетболисты, имевшие контракты в НБА, не имели права играть даже за сборную, и вместо очередной Dream Team тренер Руди Томьянович повез в Афины команду, которую в Штатах прозвали Nobody knows them («Никто их не знает»). Ее составили из игроков европейских клубов, команд КБА и студентов колледжей. Лэнгдон принадлежал к последним: ему тогда оставался год до выпуска из университета Дьюк.

«Я чуть с ума не сошел, когда Панов в инфарктной концовке просто взял мяч, прошел с ним через всю площадку, забил – и вытащил Россию в финал»

«Когда мне позвонили из федерации, я был просто убит постановкой вопроса: «А ты не хотел бы попробовать сыграть за сборную?» Ничего себе! Не хотел бы?! Конечно, я уже следующим утром вылетел на сборы!» Эти несколько недель работы со сборной стали для Лэнгдона первым опытом в профессиональном баскетболе. Окружавшие его игроки не были звездами, но для Траджана, который до этого тренировался и играл только со сверстниками, многое в их работе стало откровением. «Можно сказать, что Руди Ти (Томьянович – Прим. ред.) ввел меня во взрослый баскетбол. Он не преподавал мне каких-то технических элементов, как университетские тренеры, зато научил баскетболу как профессии». Однако сразу в основной состав сборной Траджан не попал, и 24 июля, когда были названы 12 фамилий, его в списке не оказалось. А 26-го, за три дня до первого матча в группе, раздался еще один звонок – уже из Монте-Карло, где проходил последний этап подготовки. На тренировке Мэтин Кливз получил травму голеностопа, и Лэнгдону опять пришлось вылетать – только уже не на следующее утро, а ближайшим рейсом.

«Конечно, играть мне давали немного. А в полуфинале с Россией я вообще не выходил. Смотрел этот матч как зритель, с очень хорошего места. Я ведь тогда понятия не имел, что это за игрок такой – Сергей Панов! И чуть с ума не сошел, когда этот человек в инфарктной концовке просто взял мяч, прошел с ним через всю площадку, забил – и вытащил Россию в финал. Сейчас, когда я знаю Сергея поближе, меня тот эпизод совершенно уже не удивляет».

Бейсболист

Свой первый профессиональный контракт со спортивной командой Траджан подписал в 18. И эта команда была бейсбольной – «Споукэн Индианс», фарм-клуб «Тексас Рейнджерс», из Северо-Западной лиги. «Я всегда знал, что стану баскетболистом. Баскетбол был моей любовью, а бейсбол – скажем так, увлечением. Но когда я заканчивал школу, мной интересовались скауты сразу нескольких команд, и я согласился выставиться на драфт. Мне обещали, что выберут меня во второй день (драфт MLB длится несколько дней и может насчитывать больше 100 раундов – Прим. ред.), но мое имя назвали уже в первый!» Траджана выбрали в шестом раунде, под 150-м общим номером, и это означало, что он может подписать контракт на вполне приличные для 18-летнего парня деньги. «Наверное, процентов на 75 я пошел на это из-за денег. Ну а кроме того, это был мой единственный шанс поиграть в профессиональный бейсбол. Я ведь не Майкл Джордан, чтобы сделать для этого перерыв в середине своей баскетбольной карьеры, а потом вернуться назад».

Студент

Свое баскетбольное образование Лэнгдон продолжил в университете «Дьюк».

«Приехав туда для знакомства, я сразу понял: да, это мне подходит». В отличие от многих других колледжей с большими спортивными традициями, в Дьюке можно получить еще и очень приличное образование. Он стабильно входит в первую десятку лучших университетов США. Кроме того, баскетбольную команду Дьюка уже 27 лет тренирует Майк Шашевски, человек с невероятным даром по раскрытию молодых талантов и удивительной фамилией. «Мы и сами не понимаем, почему фамилию Krzyzewski следует произносить именно так: «Ша-шев-ски». Сами звали его просто: «Коуч Кей». Коуч Кей едва ли не самый авторитетный специалист в американском студенческом баскетболе. Может быть, только Дин Смит из «Северной Каролины», воспитавший Майкла Джордана, Джерри Стэкхауса и Винса Картера, известен чуть больше. Именно Шашевски возглавляет сейчас сборную США и собирает к пекинской Олимпиаде новую Dream Team.

«Он великолепный снайпер. Не просто хороший, а великолепный. Но этот парень умеет только бросать. Заберите у него мяч, и на площадке его не заметишь. Кроме того, он медленный, как патока!» – писал о Лэнгдоне ESPN

Лэнгдону повезло не только с тренером, но и с партнерами. В одной команде с ним играли Элтон Брэнд, Кори Мэггетти и Шейн Баттье. В 1999 году эта компания забралась на самый верх – в финал «Мартовского безумия». В решающем матче с «Коннектикутом» Траджан стал героем и неудачником одновременно. Он творил чудеса, забивал какие-то невероятные трехочковые, стал с 25 очками лучшим снайпером своей команды, но на последних секундах совершил две потери и «похоронил» ее самолично. «Это был просто кошмар – почище того прохода Панова. Все стараюсь его забыть, но до конца не выходит».

Драфт 99-го года был полон талантов. Первым номером тогда стал Элтон Брэнд, тогда же в лигу пришли Ричард Хэмилтон, Бэрон Дэвис и Шон Мэрион. Шансы Лэнгдона расценивались невысоко – на рубеже первого и второго раундов. «Он великолепный снайпер. Не просто хороший, а великолепный. Но этот парень умеет только бросать. Заберите у него мяч, и на площадке его не заметишь. Кроме того, он медленный, как патока!» – писал о Лэнгдоне ESPN. Но этот драфт тоже вышел для Траджана счастливым: «Кливленд Кавальерс» взял его 11-м – на 13 позиций выше, чем был в тот же год выбран «Ютой» Андрей Кириленко. «Я отлично отработал на последних открытых тренировках перед драфтом, и скауты из Кливленда ездили за мной по всем клубам. Из семи последних городов, где я тренировался, они побывали в пяти. К тому же им нужен был именно атакующий защитник – парень вроде меня».

Снайпер

Траджан просто не мог стать игроком другого амплуа – на Аляске с баскетболом традиционно не очень. Он вообще стал первым профессиональным спортсменом из этого штата, который смог чего-то добиться. Когда Лэнгдон, влюбившись в «Лейкерс», стал одержим баскетболом, единомышленников у него нашлось немного. В школе «Стеллер Джейс», где он учился, была очень приличная команда по флорболу. Но Траджана никогда не привлекала перспектива бегать по залу с клюшкой. Он стал играть за баскетбольную команду школы Восточного Анкориджа и почти в одиночку сделал ее чемпионом штата. Тренировался зачастую один. «Это та самая история из фильмов, когда какой-то парень тренируется один в пустом зале часами напролет. Я бросал, бросал, бросал… Партнеры у меня появлялись только в выходные, когда проходили игры. Поэтому разыгрывающий из меня, честно говоря, никакой».

Дик Вайтале, самый авторитетный журналист в американском студенческом баскетболе, первым назвал Лэнгдона «Убийцей с Аляски»

Но Лэнгдон слишком хороший снайпер, чтобы требовать от него передач другим. Трехочковый бросок в баскетболе – самое сложноуправляемое оружие, и Траджан достиг в нем действительно невероятного уровня. «Главное для снайпера – уверенность. В каждом матче, в каждом следующем броске. Даже если ты пять раз подряд промахнулся. Начнешь сомневаться – все! Тебя уже нет. Это почувствует и твой партнер, и твой оппонент. Они в глазах сразу это прочитают». Дик Вайтале, самый авторитетный журналист в американском студенческом баскетболе, первым назвал Лэнгдона «Убийцей с Аляски». «У этого парня рука гения, а в венах течет вода со льдом!»

Миллионер

Игрок, выбранный в первом раунде драфта НБА, становится миллионером сразу, как только подписывает свой первый контракт. Вне зависимости от того, выходит он на площадку или нет. Траджан оказался миллионером из тех, что «или нет». В первом сезоне он провел лишь 10 матчей и артроскопическую операцию на правом колене, пустившую под откос остаток года. Второй сезон получился гораздо удачнее: Траджан стабильно выходил на замену, несколько раз даже начинал матчи с первых минут, а 21 ноября забил «Детройту» 31 очко, аккуратно положив в кольцо все шесть своих трехочковых! Но в следующем сезоне в «Кливленде» сменился тренер. Джон Лукас задумал сделать из Траджана разыгрывающего, хотя тот не имел для этой позиции ни способностей, ни навыков. При желании можно списать краткосрочность карьеры Лэнгдона в НБА на невезение. Или счесть подтверждением того, что в этой лиге нельзя быть узким специалистом. Окончательный разрыв Лэнгдона с НБА произошел через пару лет. После двух успешных сезонов в «Бенеттоне» и «Эфес Пилсене» Траджан попробовал вернуться. Поработал в летних лагерях «Сиэтла» и «Денвера», после чего подписал контракт с «Лос-Анджелес Клипперс». Когда я напомнил Траджану об этой команде, у него явно испортилось настроение: «Честно говоря, не знаю, чего они от меня хотели. Я сыграл за них пять предсезонных матчей, и то время, которое у меня было, использовал по максимуму. Но после игры с «Уорриорз» Данливи сказал мне, что контракт расторгнут. Он решил, что бросок у меня недостаточно хорош».

Еще через два года, уже в Москве, в статусе чемпиона Евролиги, Траджан напомнил «Клипперс» об этой уничижительной формулировке. ЦСКА просто раздавил лос-анджелесцев в выставочном матче, а Лэнгдон стал лучшим снайпером. «Ничего личного. Это просто бизнес», – отчеканил Лэнгдон, и его настроение снова пришло в норму.

Ученик

Школа «Стеллер» знаменита в Анкоридже не только флорбольными традициями и тем, что именно ее закончил действующий мэр города, но и незаурядным подходом к обучению. Там дети сами определяют, с какой интенсивностью им заниматься. Для Траджана это было самой подходящей системой. «Каждый для себя решает сам, учиться ему или нет, когда и сколько. В колледже было то же самое. Я сейчас сам удивляюсь, каким идеальным студентом я был. Утром на занятиях, днем на тренировке, потом отдохну часок – и в библиотеку. А иногда и на всю ночь». Тренер Шашевски в одном из интервью назвал Лэнгдона идеальным учеником: «Он всегда делает именно то, что ты ему говоришь. Вроде бы ничего сложного, но почему-то мало у кого это получается».

«Рассчитывал, что Европа – это только на пару лет, а потом я смогу вернуться. Но после истории с «Клипперс» к НБА я резко охладел»

После четырех лет в колледже Траджан на несколько лет остался без личного тренера. В НБА не работают с молодыми индивидуально, если не делают на них основную ставку. Рэнди Уитманну, который возглавлял «Кавальерс» с 1999 по 2001 год, было не до Лэнгдона: он тренировал Шона Кемпа и предпочитал не отвлекаться. Так что первые сезоны в Европе стали для Траджана чем-то вроде реабилитационной клиники. «Конечно, тогда я еще мечтал об НБА. Рассчитывал, что Европа – это только на пару лет, а потом я смогу вернуться. Но после истории с «Клипперс» к НБА я резко охладел. Понял, что счастливым надо быть здесь и сейчас. А это гораздо проще, когда тебя действительно ценят». После «Бенеттона», с которым Лэнгдон стал чемпионом Италии (это был первый его титул во взрослом баскетболе), последовал сезон в турецком «Эфес Пилсене». «Тренер команды Октай Махмути как будто снова научил меня играть в защите. Не то чтобы раньше я совсем этого не умел, но после сезона в Турции стал смотреть на оборону по-другому».

Европеец

«Динамо» и ЦСКА здорово повезло, что им попался Траджан Лэнгдон, уже окончательно охладевший к НБА и сосредоточившийся на самореализации в Европе. Российским клубам он достался в безраздельное пользование, и это был уже не просто талантливый юноша с великолепной рукой, а окончательно сформировавшийся мастер, спокойный и обстрелянный. Сегодня он не только самый стабильный элемент в нападении ЦСКА, но и лучший в команде «персональщик». Наверное, Октай Махмути действительно рассказал ему о защите что-то особенное, если все последующие тренеры неизменно доверяли Лэнгдону опекать лидеров. Почти так же неизменны броски Траджана в напряженных концовках. Сейчас он и сам признает, что европейский баскетбол подходит ему идеально. «Я не хочу ничего плохого говорить про НБА, это сильнейшая лига мира. Но мне все-таки гораздо больше нравится играть в командный баскетбол. Не только в защите – на обоих концах площадки».

Лэндону уже 31, и вплоть до самого последнего времени лучшей командой в своей жизни он считал студенческую – Дьюк. И только сейчас, говорит, его мнение на этот счет изменилось – под влиянием ЦСКА. Он уже купил вторую книжку Булгакова – «Собачье сердце». Он лучше других американцев, играющих в России, освоил язык – несколько фраз фотографа понял без перевода. Он говорит о Москве и европейском баскетболе со вполне искренней, кажется, теплотой и притом не без юмора: «Здесь я добился главной победы в своей жизни – в Евролиге. Здесь завел немало друзей и получил массу интересных впечатлений. А кроме того, трехочковая дуга в Европе на метр ближе!»

Свежие записи в блоге

22 февраля 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились

Лучшие материалы