Блог главного российского спортивного журнала

Теги Владимир Кличко Султан Ибрагимов IBF WBO титульные бои супертяжелый вес HBO

Особо тяжкие

Нью-Йорк, 23 февраля – место и время события, после которого мир бокса станет иным. Из битвы Владимира Кличко с Султаном Ибрагимовым выйдет только один чемпион, но зато чемпион безусловный. Журнал PROспорт предвкушает главный бой года и объясняет, чего от него ждать.

Фото: www.klitschko.com

Сюжет

В конце 2005 года, разгромив Лэнса Уитакера, Ибрагимов плотно уперся ногами в ступени лестницы мировых рейтингов, и стало ясно, что этот напористый и опасный уроженец Дагестана оказался здесь всерьез и надолго и никуда просто так не исчезнет. Владимир Кличко тогда оправился от поражений и тяжелого боя с Сэмюэлом Питером, получил право на титульный поединок с Крисом Бердом и использовал эту возможность, вновь став чемпионом мира. Несколько месяцев спустя, взвесив все «за» и «против», менеджмент Султана сделал заявление, что российский боксер тоже идет на чемпионский бой и Ибрагимова интересует титул IBF, принадлежащий Владимиру Кличко.

Возможно, если бы Султан спокойно и уверенно выиграл отборочный поединок за позицию претендента у Рэя Остина, бой с украинцем состоялся бы в том же году. Но Остин, каким-то чутьем догадавшийся, что бить его будут больно и навынос, выбрал тактический план, превративший встречу с Ибрагимовым в «бой года» по версии канала ESPN2. Боксеры обменялись нокдаунами, поровну поделили выигранные раунды, и ничья оставила всех в затруднительном положении. К счастью, штаб Султана решил не устраивать тяжбу с промоутером Остина Доном Кингом и уступил тому право титульного боя – взамен шанса завоевать другой титул, по версии WBO. Что Султан после ряда свойственных профессиональному боксу задержек и проволочек и сделал.

Холифилд мог встретиться с Владимиром Кличко, но предложение из России поступило вовремя

Добровольная защита пояса против Эвандера Холифилда в Москве, хоть и была встречей с легендой, имела под собой вполне четкую сиюминутную цель – заполучить в послужной список громкое имя. Уже позже боксерская публика могла поразмыслить совсем о другом: Холифилд мог встретиться как раз с Владимиром Кличко, но предложение из России поступило вовремя и было предельно ясно сформулировано – сейчас или никогда. Публика также помнила и о другом: объединительных боев в супертяжелом весе не было с 1999 года, и ждали их, конечно, в первую очередь от Кличко. А первым вызвал другого чемпиона на бой именно Ибрагимов, захотевший провести бой с Чагаевым. Не важно, что Чагаев в последний момент отказался и его заменил Холифилд, Кличко обязан был что-то предпринимать, чем-то ответить, а не ждать следующего официального претендента. Украинец ответил лучшим образом – он просто принял предложение штаба Султана и после непродолжительных переговоров подписал контракт.

Шоу

История этого поединка началась в Москве. Именно здесь, на выставке предметов роскоши Millionaire Fair Ибрагимов и Кличко официально сообщили о подписании контракта на бой и встали лицом к лицу перед объективами фотоаппаратов и видеокамер. Было что-то неуловимое, свойственное лишь антуражу боксерского противостояния, когда над плотным ковром, заглушавшим звук шагов, пронесся одобрительный гул и в зале появились сначала безупречно одетый и приветственно улыбающийся Владимир Кличко, а сразу за ним Султан Ибрагимов в короткой шубе и в сопровождении внушительной группы поддержки.

Ибрагимов, кажется, воспринимает происходящее как театрализованное представление

Отточенные жесты, десятки заготовленных ответов на вопросы журналистов – Кличко хорошо усвоил модель поведения успешного боксера-бизнесмена. «Что я чувствую в связи с боем против почти соотечественника? Что-то родное такое в душе», – широко улыбается Владимир. Он перед этим уже выдал несколько заготовленных еще в самолете на пути в Москву шуток, дежурно поздравил всех с праздниками и пообещал зрелищный бой.

Ибрагимова тем временем происходящее начинало все больше веселить. Он избегает длинных речей, разглядывает своего оппонента и, кажется, воспринимает происходящее как театрализованное представление. Такой эта пресс-конференция, в сущности, и была. А затем боксеры встали лицом к лицу.

Маркетинг

Боксеров с постсоветского пространства всегда было достаточно трудно «продавать». Американской публике патриотизм свойственен совсем не в той степени, как об этом принято рассуждать, и в разные годы свою долю славы и денег здесь добывали англичане, немцы, мексиканцы и даже поляки. Но все же имена русских и украинских боксеров для англофонов до сих пор представляются труднопроизносимым набором букв. К Кличко за много лет привыкли, но вот обозреватели HBO только сейчас учатся правильно произносить «Сал-тан Иб-рр-рагимов». Публика засилье боксеров с такими фамилиями и незнакомыми лицами воспринимает как симптомы упадка и развала, и образуется замкнутый круг: зрители хотят узнавать тех, на кого продаются билеты, но не могут запомнить всех приезжих. Разорвать этот круг можно, пожалуй, только побив Тайсона, но тот давно ушел и назад не торопится. Ни Кличко, ни Ибрагимову встретиться на ринге с Майком не довелось, и поэтому их путь к славе оказался куда извилистее.

Деньги телевидения – вот почему бой с участием двух боксеров с постсоветского пространства организован в США, а не в Москве и не в Киеве

Основа грамотного маркетинга боксера в США: сначала бойца должно увидеть как можно большее количество зрителей. В хорошем поединке против крепкого соперника. Затем он должен побить кого-то стоящего, чье имя на слуху. Наконец, после этого он попадает на один из двух соперничающих телеканалов – HBO или Showtime. Руководство Showtime чуть более демократично и иногда берется за боксера из чистых симпатий, скажем, к его образу и часто готово работать на перспективу. HBO жестче, но платит гораздо больше. Именно этот канал несколько лет назад вновь сделал ставку на Владимира Кличко как на главную фигуру в супертяжелом дивизионе. Он был крупный белый супертяж, нокаутер – такой, каких давно не появлялось, и это нравилось зрителю. А Ибрагимов в то время раз за разом собирал аудиторию для канала ESPN, привлекая своей расчетливой агрессией, ударной мощью и дружбой с Тайсоном, но пробиться на основные телесети до поры до времени не мог.

Деньги телевидения – вот почему бой с участием двух боксеров с постсоветского пространства организован в США, а не в Москве и не в Киеве. За $2,5 млн права на трансляцию боя приобрело немецкое телевидение. В два с половиной раза большую сумму выделяет в своем бюджете HBO. Ну и, разумеется, Madison Square Garden* – легендарная арена в Нью-Йорке, способная собрать не меньше 16 000–17 000 человек. И только потому, что Кличко является лицом HBO, его гонорар за этот поединок значительно больше. Также боксеры получают процент с продаж платных трансляций этого боя и некоторую часть дохода с продажи билетов на шоу.

Последняя статья доходов, впрочем, не очевидна. На бой Мейвезер – Хаттон на арене MGM Grand в Лас-Вегасе все 15 000 билетов были в первые же часы выкуплены брокерами для последующей перепродажи, и очень внушительные деньги принес их сбыт британским поклонникам бокса – VIP-места продавались по цене до $10 000 при начальной цене в тысячу. $10 млн – это только приблизительная оценка дохода, который 10 декабря принесли организаторам билеты. Не меньшие суммы осели в карманах у спекулянтов.

Противоположный пример: недавний бой Роя Джонса с Феликсом Тринидадом на том же Madison Square Garden в Нью-Йорке обернулся крахом. Завышенные цены на билеты (от сотни до $15 000), слухи о плохой форме обоих боксеров и последовавшие затем неоправданно высокие рекламные расходы «украли» у организаторов около $5 млн. Бой оказался слишком дорогим для боксерской публики, которая отвернулась от большого события, и повторять эту ошибку месяц спустя хозяева Madison Square Garden не хотят.

На бой Ибрагимов – Кличко три четверти всех билетов будет продаваться по цене не выше $300. Бой продвигается в СМИ не как выяснение личных взаимоотношений или столкновение двух стран, как это было с поединком Мейвезер – Хаттон. Поклонников и Кличко, и Ибрагимова в Штатах не так уж много. Это бой для публики, которая давно требовала объединительных боев в супертяжелом весе, зрелище для настоящих гурманов бокса, где результат непредсказуем, а соперники по силе равны. А вот так ли это?

Теория и практика чемпионского боя

Титулы боксеров-чемпионов равноценны. В недавнем прошлом, еще до начала нового тысячелетия, WBO часто не принимали всерьез, но теперь это санкционирующая организация, не тронутая большими скандалами и коррупцией, едва ли не самая авторитетная в мире. Кличко чемпион двукратный, а Султан – непобежденный, но за неделю до боя считать тот или иной статус пре-иму-ще-ством может только большой оптимист. Если у кого-то из хэдлайнеров боя в Madison Square Garden и есть реальное преимущество, то искать его надо в другом.

В теории Владимир Кличко выше и руки у него длиннее. Больше дистанция атаки. У него больше боев за плечами. Ибрагимов, которого в боксерских залах все принимают за средневеса, так же, как и Кличко, имеет высокий процент побед нокаутом. Но он меньше, и его мускулатура не так зрелищно выглядит. Все это определяет настроение большинства, отдающего предпочтение украинцу.

Но в боксе существует одна лазейка – теория стилей. Она говорит о том, что для любого боксера всегда есть неудобный оппонент. Для техничного боксера, работающего с дистанции, это небольшой бронированный танк, не очень хороший боксер, но наносящий по сотне ударов за раунд. Для темповика, который душит соперника количеством ударов, – это контрпанчер, который встречными атаками останавливает оппонента и смещается в безопасную зону. Для Владимира Кличко сразу по нескольким параметрам Султан Ибрагимов – угроза.

«Кличко, несомненно, опасен, он очень серьезный боксер, но он трижды оказывался в своих боях в глубоком нокауте»

Начнем с того, что украинец действительно не слишком хорошо держит удар. Он нечасто пропускает, но любое серьезное попадание может поставить его на грань поражения. Еще несколько лет назад Кличко, пропустив удар, начинал паниковать, не мог сдержать соперника или, наоборот, сам пытался ответить. Это обернулось жесточайшим поражением нокаутом в 2003 году от южноафриканца Корри Сандерса. Как и Сандерс, Ибрагимов левша, не обделенный скоростью и мощью удара.

«Кличко, несомненно, опасен, он очень серьезный боксер, но он трижды оказывался в своих боях в глубоком нокауте, – говорит менеджер Ибрагимова Борис Гринберг. – Кличко не сможет удерживать Ибрагимова на дистанции, он еще не встречался с такими быстрыми бойцами. Один проход внутрь, серия ударов – и Султан будет праздновать досрочную победу. Кличко все боялись, были загипнотизированы его джебом, все не могли ничего сделать, но не Султан».

Рассуждение логичное, но Гринберг забывает упомянуть о другом – о том, что не только Кличко не встречался с такими, как Ибрагимов, но и Султан впервые выходит на оппонента такого класса, как Кличко. Ибрагимов оттачивал свою манеру боя под высоких противников, где в ближнем бою он имел преимущество, а входить в зону атаки мог за счет лучшего чувства дистанции и расчета времени. Но у Кличко с техникой и чувством дистанции все в порядке, он – как и Султан – в любительском боксе доходил до финала Олимпиады (причем, в отличие от Султана, свой финал выиграл). Преимуществом Владимира был всегда бой с дистанции и умение держать соперника под контролем вдали от себя. Именно этот фактор, скорее всего, превратит большую часть боя в тактическую игру на дистанции с редкими взрывами активности то одного, то другого. Это будет поединок двух прекрасно обученных боксеров, которым есть что терять.

Кличко и Ибрагимов на всех пресс-конференциях, дружелюбно улыбаясь, обещали нокаут, но он скорее будет результатом долгой и тяжелой работы, чем следствием случайного удара. Кличко будет готов все 12 раундов работать джебом и пытаться насадить Ибрагимова на встречный удар, а Султан рассчитывает периодически прорываться в ближний бой, всаживать серию ударов по корпусу, чтобы утомить оппонента, и вновь уходить на дистанцию. Тренер Ибрагимова, представитель известной боксерской династии Джефф Мейвезер не делает секрета из плана на бой: «Расчетливая агрессивность, много движений головой, мы будем отрезать противника от пространства».

Скучно точно не будет.

За кадром

Если этот тяжелый и напряженный бой пройдет всю дистанцию, решение судей может повернуться как в одну, так и в другую сторону. Кличко привык побеждать убедительно и отправлять соперников на пол, за что и любим многими. От него ждут уверенной победы и теперь. И потому вряд ли руководство HBO сунет свой нос в судейские записки, и вряд ли это будут делать официальные лица K2 Promotions. А вот промоутер Султана Ибрагимова, компания Seminole Warrior’s Boxing, совершенно точно исповедует другую идеологию. Побеждать нужно любой ценой, и поэтому глава Warrior’s Леон Маргулес, который и организует бой в Нью-Йорке, скорее всего, проведет работу с судьями. Султан в таком случае будет боксировать «дома», и равные раунды судьи скорее будут приписывать ему, чем украинцу. Это игра не совсем по-честному, но бокс долгие десятки лет считается одним из самых коррумпированных видов спорта, и очередное сомнительное решение – в пользу Кличко или Ибрагимова – его имиджу уже не повредит.

Вместо заключения

Эра Кличко подходит к концу, и Владимир может при определенном стечении обстоятельств в Зал славы и не попасть. Не тем соперникам он проигрывал – Леймон Брюстер, Корри Сандерс и Росс Пьюрити никогда не стояли в ряду великих чемпионов. Поэтому единственный способ занять место в истории для Владимира – объединить титулы в супертяжелом весе. В случае поражения от Ибрагимова бренд «Кличко» изрядно потеряет в цене. Немецкое телевидение уже фиксирует не такие высокие рейтинги боев украинца и предложило Султану эксклюзивный контракт на право показа его боев, причем вне зависимости от исхода предстоящего боя с Кличко.

Султан поздно начал, быстро вышел на пик, но сейчас, в свои 32 года, уже подустал от бокса

Если Владимир Кличко победит, то попробует провести еще несколько боев с чемпионами по другим версиям и через пару лет совершенно точно оставит бокс. Владимир Кличко не просто боксер, он успешный бизнес-проект, который выжимает из своих возможностей максимум, но и он чувствует определенную границу, когда коммерческое продвижение чемпиона уже не принесет дополнительного дохода.

А Султан просто боксер. Он поздно начал, быстро вышел на пик, но сейчас, в свои 32 года, уже подустал от бокса, а главное – устал держать себя в боевой форме. Для него каждый бой теперь – это рывок на пределе сил и возможностей. Официальные мероприятия его не вдохновляют, а играющие на прессу противники смешат. Но на ринге в Нью-Йорке ему будет противостоять один из сильнейших супертяжеловесов последних лет, на пике формы – а это уже не повод для смеха.

После пресс-конференции в Москве боксеры встают лицом к лицу и их начинают слепить вспышки фотокамер. Владимир Кличко пытается изобразить на лице холодную решимость и угрозу. Султану Ибрагимову становится смешно, он улыбается в ответ.

Андрей БАЗДРЕВ

Свежие записи в блоге

22 февраля 2017 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились