Блог главного российского спортивного журнала

Теги Динамо Трэвис Хансен Атланта Turkish Airlines Euroleague Еврокубок НБА

Миссионер

Светловолосый бледнолицый парень, нещадно вколачивающий мячи сверху и убеждающий, что обожает Москву, не соответствует расхожим представлениям об американских баскетболистах. PROспорт встретился с Трэвисом Хансеном, заглянул за занавес спортивной жизни лидера «Динамо» и обнаружил там немало интересного.

Чили. Не перец

Вы когда-нибудь слышали о знаменитых баскетболистах, пожертвовавших лучшими годами молодой жизни ради исполнения долга? На ум приходит разве что Дэвид Робинсон, после окончания военного колледжа честно отмотавший два года службы на базе подводных лодок, прежде чем отправиться в НБА. У 196-сантиметрового «малыша» Трэвиса Хансена все получилось иначе: после окончания школы он добровольно вычеркнул из намечавшейся баскетбольной карьеры три года. Два ушли на христианскую миссию в Чили, еще один – на то, чтобы вспомнить, как играют в баскетбол.

«Я принадлежу к Церкви Иисуса Христа святых последних дней, нас еще называют мормонами, – объясняет Трэвис. – Когда я учился в выпускном классе школы, у моей матери обнаружили рак, и вскорости она умерла. Но она всегда хотела, чтобы я поучаствовал в миссии. Сами понимаете, я не мог отказаться».

Чтобы стать миссионером, недостаточно желания. На это как минимум надо найти деньги, ведь каждый оплачивает миссию сам. «Пришлось поработать, поднакопить средств, – рассказывает Хансен. – Затем я заполнил бумаги и подал их в штаб Церкви в Солт-Лейк-Сити. Они решали, куда меня отправить: могли в Японию, могли в Россию. В итоге выбрали Чили».

«Слушай, а что, правда в России футбольные матчи иногда покупают? Я что-то слышал про какую-то команду…»

«Заметьте, один из моих двух братьев тоже подал заявку на миссию. И его направили на Гавайи! Каково?! – смеется Трэвис. – На самом деле я не ропщу. В Чили было здорово. Я просто ходил по улицам, говорил с людьми о Боге. Мы много помогали простым местным жителям, строили дома и все такое... Помимо нашей штаб-квартиры в Сантьяго побывал в Винья-дель-Мар, Картахене, Сан-Антонио, вообще немало постранствовал по побережью».

О баскетболе пришлось забыть. Дело даже не в том, что, по утверждению Трэвиса, на занятия не хватало времени. Просто вы когда-нибудь слышали о баскетбольном чемпионате Чили? Там ребятня исключительно в футбол гоняет. «Причем везде и всегда – на улицах просто пыль клубами! – вспоминает экс-миссионер. – Мне тоже довелось мяч попинать, оттуда, наверное, мое увлечение соккером и пошло, укрепившись за два года в Испании… Слушай, а что, правда в России футбольные матчи иногда покупают? Я что-то слышал про какую-то команду…» Мы ненадолго отвлекаемся на особенности мест-но-го футбола, к которому Хансен прикипеть так и не сумел, но быстро возвращаемся к Чили: «По сути, на возможные тренировки оставался только один день, да и тот было жалко на них тратить. Интереснее было где-нибудь побродить, сходить за покупками или вот в футбол поиграть...» Так и прошло два года, после которых нужно было возвращаться к прежней жизни.

«Бригхэм Янг». Не по принуждению

Другой на месте Хансена поискал бы в жизни иные пути, благо авторитет парня, отпахавшего в миссии для мормонов, в Юте наверняка очень приличный. Но… «Мать не хотела, чтобы я стал священником, – уверяет Трэвис. – Просто она считала миссию отличной школой жизни для 18-летнего парня. У нашей Церкви вообще хватает молодых миссионеров. Я со многими знаком и здесь, в Москве – церковь-то регулярно посещаю, в удовольствие. Но мне хотелось заниматься другим».

Так для Трэвиса настал, вероятно, один из самых сложных периодов – требовалось возвращать авторитет восходящей звезды. Авторитет был – в выпускных классах школы Хансен привлекал немало внимания университетских скаутов. «Мне часто звонили из колледжей, присылали приглашения, – вспоминает Трэвис. – А когда пришло время выбирать, я отвечал, что собираюсь в миссию. «Куда?» – переспрашивали. Наверное, меня считали сумасшедшим».

Через полгода после возвращения домой Трэвис впервые увидел будущую жену, ЛаРи Меррелл. «Это случилось на одной из вечеринок, на которую меня пригласил друг… Потом мы с ЛаРи пересеклись еще на нескольких вечеринках, стали встречаться и поженились. Кстати, ее лучшая подруга вышла замуж за моего лучшего друга, так что у нас образовалось такое большое дружеское сообщество. ЛаРи очень хорошая жена, которая подарила мне двух замечательных сыновей. И я абсолютно счастлив».

«Я татуировки вывел по собственной инициативе: часть – из уважения к университету, часть – когда ждал рождения сына»

Неудивительно, что Трэвис улыбается, будто вспоминает не о тяжелых временах серьезнейшего выбора. «Почти год я занимался в разных колледжах, чтобы вернуть форму, а за мной хвостом ходили наблюдатели. Тренеров присылали «Индиана», «Калифорния», «Аризона», многие другие. Этот период у нас называется redshirt year – я не принадлежал никакому вузу, исключительно зарабатывал висты. А потом выбрал «Бригхэм Янг».

Выбор был не самым ярким. Колледж «Бригхэм Янг» хорош мормонскими традициями, а вот огромным количеством знаменитых воспитанников-баскетболистов похвастаться не может. Самый известный выпускник – Дэнни Эйндж, товарищ Ларри Берда по чемпионскому «Бостону» 1980-х, а нынче генеральный менеджер «Селтикс». Еще был Шон Брэдли, кстати, тоже отработавший на миссии – в Австралии. В этом году россияне познакомились еще с одним представителем мормонской школы – выступающим за питерский «Спартак» Рафаэлем Арауджо.

О «Бригхэме», впрочем, ходят легенды. К примеру, о тамошних строгих нравах: поговаривают, что для поступления Хансену пришлось вывести на теле все татуировки. «Так и говорят – пришлось? – удивляется Трэвис вопросу. – Нет, никто никого не заставляет. Конечно, там без восторга относятся к тату, но выводить имеющиеся совсем не обязательно. Вы на Рафу Арауджо посмотрите – он с такими «мастями» и в колледже ходил. Я же свои рисунки вывел по собственной инициативе: часть – из уважения к университету, часть – когда ждал рождения сына, не хотел подавать ему дурной пример».

Университет был еще и семейной традицией. В нем, к примеру, учились и играли за студенческую команду две сестры Трэвиса. «В школе они входили в состав сборной США, – с гордостью заявляет Хансен. – Честное слово, очень здорово играли, победили в школьном чемпионате Америки! А в колледже у одной из сестер обнаружились проблемы со спиной, и она завязала. Тогда пропал интерес и у другой, которой больше нравилось встречаться с парнями, тусоваться – в общем, не убиваться на тренировках».

«Атланта». Не «Детройт»

Диплом Хансен получил в 25. В таком возрасте пробиться в НБА кажется нереальным – сейчас американские клубы гоняются за школьниками. Какое им дело до странного миссионера, бегавшего за студенческую команду, когда сверстники уже получали «всезвездные» признания в профессионалах? В общем, агенту пришлось проделать немалую работу. Впрочем, сам Хансен, не особенно скромничая, считает, что вполне заслуживал внимания. «А что? Я здорово играл в известном колледже, хорошо проявил себя на просмотрах. Я был талантливым, физически одаренным игроком, причем с каждым годом становился все лучше и лучше. Работал на тренировках как проклятый, и все это видели. К тому же у меня не было проблем за пределами площадки. У меня даже девушек не было – к тому моменту я был женатым человеком».

В досье Хансена и правда значились серьезные снайперские успехи в NCAA, помноженные на разнообразные титулы лучшего защищающегося игрока. В итоге Трэвис отработал просмотры в 21 из 29 клубов НБА. «На некоторые тренировки приезжали и представители других команд», – уточняет он.

«Конечно, лучше было бы оказаться в «Детройте», который к тому моменту боролся за чемпионский титул»

«Больше всего я, кажется, понравился «Детройту». Мне даже звонил Джо Думарс и говорил, что я буду выбран. Я был убежден, что окажусь в «Пистонс», и в вечер драфта у телевизора собралась вся наша семья, друзья, местные телевизионщики. Пики проходили один за другим, «Мемфис», «Детройт», «Бостон», от которых мы ждали решения, называли других, и тут меня под номером 37 выбрала «Атланта»! Почти сразу позвонили из руководства клуба: «Поздравляем! Высылаем тебе экипировку, одежду, обувь». Здорово было!»

«Рад ли я тому, что случилось? В принципе, да. В «Атланте» мне понравилось, там был хороший тренер – Терри Стоттс… Конечно, лучше было бы оказаться в «Детройте», который к тому моменту боролся за чемпионский титул. Понимал, что там огромная конкуренция за место в составе, но мне очень хотелось попробовать».

Европа. Не хуже Америки

В «Хокс» Хансен провел всего сезон – 2003/04. Отметился в 41 матче, даже четырежды выходил в стартовом составе, но больше 12 минут игрового времени в среднем заработать не смог. Кстати, от того состава «ястребов» сейчас не осталось никого. Кто-то завязал, кто-то уехал в Европу или блистает в других клубах – как, к примеру, Джейсон Терри или Стивен Джексон. Но Трэвис продолжает переживать за «Атланту». «И еще за «Бостон» и за моих друзей – их в лиге осталось немало», – добавляет динамовец.

«Через год хороший контракт мне предложил испанский «Таугрес», и я согласился, – продолжает рассказ Хансен. – И ни о чем не жалел. Попасть в НБА очень нелегко, потому я доволен тем, как все вышло. Представьте: в мире огромное количество классных игроков, наверное, сотни тысяч, миллионы, для которых НБА остается мечтой. Для меня мечта стала реальностью. Как ты говоришь? Поставил птичку? Да, что-то в этом роде».

Даже сейчас, когда Ивкович покинул бело-голубых, Хансен с особой теплотой отзывается о Дуде

Мечта о титуле чемпиона НБА для Трэвиса трансформировалась в евролиговый аналог. С «Тау» он за два года дважды выходил в «Финал четырех», причем в 2005 -м в Москве в полуфинале стал одним из авторов расправы над ЦСКА – Хансен бульдожьей хваткой нейтрализовал лидера армейцев Маркуса Брауна. Через год наш герой с «Тау» занял в таком же финале третье место и ушел в «Динамо» к Душану Ивковичу. Даже сейчас, когда великий серб покинул бело-голубых, передав бразды правления более молодому соотечественнику Пешичу, Хансен с особой теплотой отзывается о Дуде. Хотя поиграть под его началом успел немного. «Очень обидно получилось, – вздыхает Трэвис. – У нас была классная команда, мы здорово играли в тот момент, прошли январь без поражений, встречались на своей площадке с ЦСКА, и в первой четверти случилось это… Разрыв ахилла на ровном месте. У меня ведь до этого не было серьезных травм – небольшая трещина только в студенческие годы. Никогда даже не переносил операций».

«Сейчас об этом больно вспоминать. У нас, считаю, был отличный шанс выиграть Евролигу. Когда думаю, как могла бы обернуться та четвертьфинальная серия с «Панатинаикосом», если бы я оставался в строю, становится особенно горько. Но ничего, мои планы остаются неизменными».

Сейчас «Динамо» уже не выступает в Евролиге, но Хансен намерен туда вернуться – пусть для возвращения и требуется выиграть Кубок УЛЕБ. Контракт у него заканчивается летом, но уезжать Трэвис никуда не собирается. «Ты что, мне жутко нравится в Москве! – Трэвис чуть ли не кулаком себя в грудь бьет. – У нас отличные ребята подобрались, мне здесь очень комфортно. Пападопулоса, говоришь, не хватает? Это точно. Классный он парень, скажи?»

Мы с Трэвисом снова возвращаемся к теме НБА, и собеседник уверяет, что европейский баскетбол ему больше по душе. «В НБА больше шоу, игры один на один. Не думаю, что Джеймс Нейсмит, придумавший баскетбол, предполагал такое. Все-таки не напрасно у каждой команды на площадке находятся по пять человек!»

Москва. Не чужая

Мы выходим из дверей арены в Крылатском. Над Москвой темным куполом нависла морозная зимняя ночь. Трэвис даже не думает зябко кутаться в куртку и поясняет, что русских морозов не боится. Ничего удивительного в этом, в общем-то, нет – как-никак в Скалистых горах снега выпадает не меньше.

«Я действительно обожаю Москву, – поясняет Хансен. – Особенно мне нравится водить – здесь ведь можно ездить как тебе вздумается! Мы с Фоцисом, Домани и Домеркантом, когда собираемся, кажется, только о машинах и разговариваем. Да, я пользуюсь услугами шофера, но только потому, что еще не совсем ориентируюсь в московских улицах и спросить толком кого-то о чем-то не смогу. Говоришь, надо GPS купить? Я это уже запланировал».

«Мне хотелось бы выучить русский, я смотрю много документальных фильмов на DVD об истории России»

Мы выворачиваем на Мневники и направляемся в сторону Покровских Холмов – фешенебельного «посольского» квартала, где разместилась семья Хансена. Я удивляюсь: зачем Трэвису селиться так далеко от «Крыла», да еще и в месте, где аренда таунхауса стоит фантастических денег, – клуб-то наверняка не оплачивает всю сумму. «Это просто удобно для моей семьи, – объясняет Хансен. – Ведь там находится американо-английская школа, в которую ходит мой сын Райдер. Он, кстати, играет в московской баскетбольной лиге. Не удивляйся, они там организовали турнир для четырехлетних детей. Райдер – в команде!»

Объяснение логичное, но не очень убеждает. «Трэвис, неужели ты так легко относишься к деньгам? Неужели, если тебе завтра позвонят, допустим, из «Бенеттона» и предложат на полмиллиона долларов в год больше, ты откажешься?» – «Откажусь. Мне и моей семье здесь нравится. Нам и в Витории было здорово. Но, представь, из Москвы никуда уезжать не хочу. Мне хотелось бы выучить русский, я смотрю много документальных фильмов на DVD об истории России. А деньги… Знаешь, для меня главное – ни в чем не нуждаться, иметь хороший дом, машину, быть уверенным, что семья будет обеспечена, если вдруг что-то случится. И я не понимаю людей, которые хотят иметь четыре машины или десять домов. Зачем? Я лучше людям помогу… Кстати, напиши о нашем фонде».

Трэвис диктует интернет-адрес – www.littleheroesfoundation.com. «Мы помогаем детскому дому в Люберцах. Недавно взялись за ремонт тамошней больницы – ты бы видел, в каких условиях там лечили детей, страшно было смотреть! Пришлось переделывать все: пол, потолки, окна, двери, санузлы, привозить мебель. Сейчас несколько комнат уже не узнать. ЛаРи все время там пропадает, помогает, следит за тем, как идут дела». И Трэвис с восторгом описывает, как милы эти покинутые всеми ребятишки и какое счастье иметь возможность им помочь. Так что становится понятно: как минимум однажды за время нашего разговора Хансен слукавил – когда утверждал, что не создан для миссионерской роли.

Николай ЦЫНКЕВИЧ

Русская Америка

Андрей Кириленко играет в главной баскетбольной лиге мира, Илья Ковальчук – в главной хоккейной. Исторически сложилось так, что обе лиги находятся в Северной Америке, и поэтому корреспондент PROспорт отправился через океан, чтобы посмотреть, как и чем живут люди, ставшие звездами НХЛ и НБА.

Находка для чемпиона

Виктор Файзулин стал не только одним из первых новичков «Зенита», но и зримым символом главного тренда межсезонья – в нынешние лимитные времена российский паспорт ценится не меньше иных футбольных добродетелей. Корреспондент PROспорт встретил уроженца находки в северной столице, отобедал с ним по-японски и ненавязчиво выяснил, каким именно видит свое будущее в составе чемпионов игрок, прежде выделявшийся только в молодежной сборной и нальчикском «Спартаке».

Миссионер

Прежде чем стать лидером московского баскетбольного «Динамо» американец Трэвис Хансен успел побывать миссионером, звездой NCAA, запасным «Атланты» и героем «Таугреса». После такого Москва ему кажется прекрасным городом, где машину можно водить как вздумается.

Дорогой товарищ

Китайский тренер запер сборную России по шорт-треку на базе в Новогорске и жестами объясняет ей как выигрываются олимпийские медали. Корреспондент PROспорта посмотрел на то, как российские конькобежцы осваивают азиатскую школу спорта.

Драгоценный камень

Капитан женской сборной России по керлингу Людмила Прививкова давно не реагирует на глупые шутки по поводу камней и щеток и мечтает стать врачом. Восхищенный этим открытием корреспондент PROспорт вызвал спортсменку на откровенный разговор и обнаружил, что жизни в молодой и симпатичной Людмилы происходит еще много интересного.

Программка

Все самое главное на ближайшие недели: непредсказуемый чемпионат мира по биатлону в шведском Остерсунде, где Оле-Гуннар Бьорндален будет выянять отношения с российскими биатлонистами и первенство планеты по классическому многоборью в Берлине, где можно увидеть и услышать самые быстрые коньки.

Мифы

Накануне главного матча в американском футболе – супебоула – единственный русский игрок, отметившийся в заокеанской профессиональной лиге Виталий Писецкий считает перстни на ногах чемпионов и ищет мелочь в носках дедов-изуверов.

Слова

Олимпийская чемпионка Татьяна Лебедева делится опытом хождения на костылях по улицам Волгограда, объясняет причину допинговых скандалов в сборной России и рассказывает о том, как сделалась компаньонкой Сабониса.

Место

PROспорт исследовал спортивную сторону жизни немецкой столицы и пришел выводу, что самое актуальное занятие для фаната в Берлине – болеть за местную ганбольную команду и поглощать после матчей пельмени под вечный хит «У самовара я и моя Маша».

Свежие записи в блоге

22 февраля 2017 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились