Блог главного российского спортивного журнала

Теги Анатолий Коробов Пекин-2008 Александр Брюханков сборная России жен сборная России Ирина Абысова Ольга Генералова Александр Фетисов Иван Васильев Игорь Сысоев Дмитрий Полянский

Лишние люди

На ленте транспортера мюнхенского аэропорта в беспорядке вращаются пухлые дорожные сумки. Пожилой мужчина с фигурно выбритой седой бородкой ловко выхватывает из однообразного потока три больших чемодана странно правильной формы и необычных габаритов – они выше, длиннее и уже остальных.

– Приходится велосипеды таким образом перевозить, чтобы меньше за перевес платить. Вот ребята их по полтора часа разбирают и упаковывают, – президент российской Федерации триатлона Анатолий Коробов собирает багаж спортсменов, которые едут на последний перед Олимпиадой этап Кубка мира.

В австрийском Китцбюэле на старт выйдут почти все лучшие российские триатлонисты: трое прилетели из Москвы, двое вечером приедут на машине из Франции, а завтра еще двое прилетят со сбора в Болгарии. Четверо из них – Александр Брюханков, Дмитрий Полянский, Игорь Сысоев и Ирина Абысова – выступят на Играх в Пекине. Еще одно олимпийское место забронировано за Ольгой Заусайловой – она тренируется в Подмосковье.

– Отбор на Олимпиаду сложился для России удачно: пять спортсменов из шести возможных, при том что в Афинах было всего трое россиян. Чего теперь ждут от российских триатлонистов в Пекине? Попадания в десятку? Золота? Медали? – пока присланный организаторами микроавтобус карабкается в горы, есть время даже на самые банальные, но в случае с диковинным триатлоном необходимые вопросы президенту федерации.

«Триатлон – индивидуальный вид спорта. Федерация осуществляет лишь общую координацию»

– Когда я готовил для Росспорта план, написал 3-6-е место. Мне сказали: «Так нельзя. Пиши либо 4-6-е место, либо медаль». Я подумал и решил: медаль, бронза. Иначе бы нам финансирование вдвое сократили.

– То есть медаль – нереально?

– Ну почему… В триатлоне все может быть. У нас сейчас мужская команда хорошая.

– Команда? Но ведь все готовятся отдельно друг от друга, каждый со своим тренером…

– Это нормально. Триатлон – индивидуальный вид спорта. Федерация осуществляет лишь общую координацию. Я не могу детально вмешиваться в процесс, потому что не вижу спортсменов каждый день. Хотя, бывает, корректирую тренировочные планы. Вот, например, ребята собирались на этап Кубка мира в Гамбург поехать прямо посередине сбора на среднегорье. Зачем? Организм только адаптировался к условиям высоты, а его вдруг спускают да еще заставляют соревноваться на нагрузке. Отговорил. Ну а перед Пекином у всех будет общий сбор в Корее.

Спортсменов, которые едут из Мюнхена в Китцбюэль, олимпийские темы пока не касаются – Ване Васильеву, идущему третьим в общем зачете Кубка мира, не хватило 10 очков, чтобы отобраться в Пекин, Валя Мещеряков недавно вышел из юниоров, а 19-летний Артем Париенко вообще впервые едет на этап Кубка мира. Два часа неспешной дороги они тратят на сон, хрустение вафлями, чтение и разговоры. Говорят о стипендиях, которые платят триатлонистам в России, – называются суммы от 2000 до 11 000 рублей, – и о премиальных на этапах Кубка мира – цифры те же, но в долларах. Обсуждают будущую смену руководства Международной федерации триатлона и тревожно вглядываются в тучное небо.

– Какой-то мокрый год. Ни одного старта еще без дождя не было, – сокрушается Мещеряков.

Одиночка

Китцбюэль встречает неярким, но вполне гостеприимным закатным солнцем, которое обещает ясное завтра. На сегодня программа предельно проста: расселиться, пробежаться, собрать и настроить велосипеды, поужинать и пораньше лечь спать. От отеля до озера, где будут проходить соревнования, пара километров тротуарной дорожки, на которой знаком уравнены в правах велосипедисты и пешеходы. Автомобили к берегу не подпускают – на петляющей вдоль озера трассе соревнуются в триатлоне дети. Завтра будут плавать, крутить педали и бегать взрослые, но любители, а в воскресенье – старт профессионалов.

Ваня Васильев, по дороге из Мюнхена бодро обсуждавший с президентом Коробовым выигранный им недавно чемпионат России, вечером сидит в огромном зале ресторана и с недовольным видом изучает список блюд – сомневается, что четыре пункта меню смогут его накормить.

– Почему один? – спрашиваю, можно ли составить ему компанию.

– Мне так нравится, – отвечает Васильев, но предлагает мне сесть. Салата, горячего и десерта хватает на то, чтобы обсудить все имеющиеся к российскому триатлону вопросы.

– Ты идешь третьим в общем зачете Кубка мира, а на Олимпиаду не едешь – почему?

– Формально я был четвертым среди россиян в олимпийском зачете, а едут только трое. У нас отбор проходит в два года. В прошлом у меня была травма и я не слишком удачно выступал, а в этом сезоне я несколько подиумов на Кубке мира выиграл. Почти догнал Полянского из московской команды, но на один из важных этапов не смог поехать – визу мне не сделали.

– А ты за команду какого города выступаешь?

– Числюсь тоже в Москве. Это фактически сборная – там самые сильные спортсмены собраны со всех регионов. Но я с ними не тренируюсь.

«У нас спортсмены очень талантливые, но специалистов нет. В России вообще все убого»

– Почему?

– Меня не устраивает подход тренера Александра Фетисова. Я спрашиваю, почему нужно делать то или другое, а мне отвечают: «Не спрашивай, а делай, и все будет хорошо». Вот и тренируюсь либо сам, либо с португальской командой. Там я вижу стратегию, систему – из простых в общем-то ребят делают серьезных атлетов. А у нас спортсмены очень талантливые, но специалистов нет. В России вообще все убого. Во Франции список стартов за год занимает целый том, а у нас всего шесть соревнований за сезон проходит. Там развита клубная система Гран-при, и в них участвовать даже выгоднее, чем в Кубке мира. А у нас на чемпионат России по всем возрастным категориям человек 150 собралось.

– Ты бы хотел, наверное, на Олимпиаду поехать?

– Конечно, я ставил себе такую цель. Тем более что до Афин мне тоже чуть-чуть не хватило – 20 очков.

– Если такая конкуренция среди российских спортсменов, может, сменить гражданство?

– Вообще-то я хочу за Россию выступать. Просто получается, что я должен быть на голову выше остальных, а не на чуть-чуть, чтобы получать то, чего заслуживаю.

Ваня говорит спокойно, без эмоций – если не считать сверкающих глаз. Спокойно выслушивает мой вопрос, почему федерация не пригласит иностранного тренера, как это сделали в других видах спорта. И спокойно отвечает, что иностранцу платить надо, а денег нет. Спонсоры в российском триатлоне – редкость.

Менеджер

– Сейчас у нас спонсор Omnibike, – рассказывает по дороге на тренировку Александр Фетисов, тренер московской команды. – А со следующего года нам хочет МТС помогать. Придется машины заново раскрашивать, форму перезаказывать. Они хотят создать команду, как в велоспорте, чтобы мы могли в международных соревнованиях участвовать.

– Большой бюджет понадобится?

– Ну, не такой, как у футбольной команды. Форма, оборудование, сборы… Это, пожалуй, самая большая часть расходов. Мы вот сейчас во Франции почти месяц сидели в среднегорье. Не идеальное место – бегать особо негде, но по соотношению «цена – качество» нам подошло. Снять домик на восемь человек – 1900 евро в месяц. В немецком Оберхофе цена вдвое выше.

– А в России негде тренироваться?

– Раньше в Кисловодск ездили. Там как раз нужная высота. Но теперь невозможно там стало – бассейна нет, бегать и на великах кататься не разрешают. Типа мы отдыхающим мешаем. Как-то раз проводил велотренировку – я на машине, а за мной на велике кто-то из ребят. Вдруг гаишник откуда ни возьмись – требует остановиться. А я ж не могу, потому что за мной спортсмен на велосипеде едет. Пришлось проехать метров 500, пока разобрались, что к чему.

«Вдруг гаишник откуда ни возьмись – требует остановиться. А я ж не могу – за мной спортсмен на велосипеде едет»

Зато в Китцбюэле условия для триатлона идеальные. Озеро есть, бассейн для тренировок – пожалуйста, асфальтовые дорожки – сколько угодно, грунтовые тропинки – любой рельеф на выбор.

– Надо нам разузнать, сколько здесь проживание стоит, – Фетисов обращается к своей помощнице Ольге Генераловой. Еще будучи спортсменкой, она сменила пятиборье на триатлон, а теперь работает в команде Москвы, совмещая функции тренера и менеджера.

Сегодня утром перед выездом на тренировку она обрадовала приехавших накануне из Франции олимпийцев Брюханкова и Полянского новостью: ВАДА вынесла им предупреждение.

– За что? – в один голос удивились спортсмены.

– Вас не было в Кисловодске.

– Так мы ж во Франции тренировались.

– Ну, вот так.

– И что теперь? – включаюсь я в разговор.

– Еще два предупреждения – и все. Дисквалификация, – Дима Полянский застегивает шлем и жмет на педали.

«Арийцы»

В канун старта нагружаться особо не стали. Час крутили педали по окрестным холмам, потом пробежка, растяжка и пара километров в бассейне. Кто-то из ребят задержался в раздевалке. Ждем. Полянский нервничает, будто торопится на поезд.

– Еще жене позвонить надо, – два месяца назад Полянский стал отцом и очень этим гордится. – Вчера подходили организаторы, выспрашивали рост, вес, дату рождения. Они бы лучше исправили на сайте, что я не женат. Всегда мечтал обзавестись семьей, долго искал вторую половину. До того как Настю встретил, чувствовал себя очень одиноко.

– О чем ты еще мечтал?

– Олимпиаду выиграть. И я ее выиграю. Если не эту, так следующую или через две. У триатлониста долгая спортивная жизнь, а расцвет – в 25-32, когда у мужчин пик выносливости наступает. У меня еще есть время.

«Сильнейший сейчас – испанец Гомес. Он выиграл в этом сезоне все, кроме Евро, где от него уехали на велосипеде»

– Кто же выиграет Олимпиаду в Пекине?

– В триатлоне много фаворитов, человек 15. Сильнейший сейчас – испанец Гомес. Он выиграл в этом сезоне все, кроме Евро, где от него уехали на велосипеде. В Пекине трасса горная, так что там такое тоже может случиться. Но если в отрыв не уйдут, то в беге равных Гомесу нет. И погода ему без разницы.

– Какие-то случайности могут повлиять на результат?

– Случаются курьезы. Я как-то раз полминуты не мог свой велосипед правильно поставить – он все время падал. Потом так стыдно было! Или вот Дима Гааг из казахской команды рассказывал, что у него как-то шип на велотуфле отвалился – он доезжал буквально на одной ноге. А однажды я не мог свои кроссовки найти. Ветер перевернул все бумажки с номерами! Секунд 30 потерял. Ну а самое страшное – это в завал попасть. Так обидно! Ты полон сил, а упал – и все. Либо ты, либо велосипед сломался. Но к такому не приготовишься. Это случай.

– Я не буду выступать в этом купальнике! – переместившийся от бассейна в холл отеля разговор громогласно прерывает Саша Брюханков. У него в руках черный купальный костюм с полосками красного, серого и рыжего цвета по бокам. Эту форму 15 минут назад принес Коробов. В ней российские триатлонисты выйдут на старт в Пекине.

– Вообще это странно – выступать на Олимпиаде в цветах немецкой сборной, – соглашается Дима.

Ольга Генералова поясняет, что сборная Германии заказала для себя два комплекта костюмов, выбрала один, а второй компания-производитель подарила россиянам.

– А почему нельзя было заказать купальники другого цвета? Это так дорого?

– Пять купальников – для компании слишком маленький заказ. Да и, похоже, этим никто всерьез не занимался. Зачем суетиться, если форма есть и она бесплатная! – в словах Генераловой есть логика, но в приложении к Олимпиаде она не работает.

– Мы выйдем на старт, а немцы будут ржать, что русские взяли то, что им не подошло, – не унимается Саша.

«Игорь, вот угадай, чей это костюм?» – «Немецкий». – «Ну вот. Я же говорил, не буду в нем выступать»

В разгар обсуждения в холле появляются еще двое наших олимпийцев – Игорь Сысоев и его жена Ирина Абысова. Они только что прилетели из Болгарии. Брюханков переключает свое искреннее возмущение на вновь прибывших:

– Игорь, вот угадай – чей это костюм?

– Немецкий.

– Ну вот. Я же говорил, не буду в нем выступать.

– Да ладно, ты ж истинный ариец. Такой же, как и я, – отшучивается Сысоев.

– От костюма действительно так много зависит? – спрашиваю я у Брюханкова спустя полчаса, когда эмоции чуть подостыли.

– Одно дело, если ты тряпку на себе тащишь, пока плывешь, и совсем другое, если купальник помогает тебе скользить по воде. Пять секунд лишними не будут. Но вот у нас за все время, что я в сборной, ни разу не было костюма цветов нашего флага. Хотя мне не привыкать. Я когда пришел в триатлон, в таком ужасе выступал – вспомнить страшно. Велосипед «Стартон», лосины за 60 рублей, спортивный костюм «Адидас» огромного размера, шерстяные носки и сверху футболка с надписью «Россия». Такое время было. В Рыбинске, откуда я родом, негде было купить профессиональную экипировку.

– Зато теперь ты, наверное, в родном городе звезда?

– Был у нас какой-то праздник. Пригласили спортсменов. Объявляют, допустим: «Чемпион мира по городкам», – народ: «Вау!» – «Чемпион мира по ачери-биатлону». – «Вау!» – «Призер чемпионата мира по триатлону» – ноль эмоций. Люди просто не знают, что это такое. Чаще всего думают, что мы стреляем и на лыжах бегаем. Ага. Еще и с шестом прыгаем.

Семья

В воскресенье на экипировочные споры времени нет. Утром старт у девушек, ближе к обеду – у мужчин. 1500 м вплавь, 40 км на велосипеде, 10 км – бегом. Дистанция у мужчин и женщин одинаковая, как и размер призовых – молодой вид спорта практикует равноправие. Обещанный всеми погодными сайтами дождь моросит на спортсменок, но к старту мужчин небо расчищается. На небольших трибунах шумят трещотки, хлопают пластиковые ладошки, гудят дудки. В ресторанном шатре едят сосиски и смотрят «Формулу-1». В пристартовом городке торгуют велошлемами и прочей сопутствующей триатлону экипировкой. В общем, два часа гонки, щедро озвученной музыкой всех стилей и направлений, пролетают для зрителей незаметно. Чего не скажешь о спортсменах.

– Я сегодня только во время плавания три раза думал сойти с дистанции, – делится ощущениями после финиша Игорь Сысоев. Он стал 19-м, а лучший из россиян – Иван Васильев – занял пятое место. – Очень тяжело было. Мы только с высоты спустились, на нагрузке. Но это проходной старт. Главный – Олимпиада.

– Ты выступал в Афинах – чувствуешь разницу в ощущениях тогда и сейчас?

– Сейчас я спокойнее. Хотя и тогда всю силу напряжения почувствовал уже после Игр. В Пекине меня пугает только погода. Жара и влажность. Худшее, что для меня может быть. Есть спортсмены, которые любят в сауне выступать, но я не из их числа.

– Почему вы не тренируетесь в группе Фетисова – вы же тоже за Москву выступаете?

– Я там занималась, когда пришла в триатлон после плавания, но мне не совсем подходили эти тренировки, – начинает Ира Абысова.

«Ира на тренировке сломала лобную кость, жаловалась, что больно, а ей говорили: «Ничего страшного»

Игорь подхватывает:

– Ира на тренировке сломала лобную кость, жаловалась, что больно, а ей говорили: «Ничего страшного». Про перелом выяснили, только когда Ира забеременела. И таких непрофессио-нальных моментов была масса. Сейчас у нас тренер из велоспорта. Он не авторитарный, но умеет сказать, когда стоп, а когда нужно еще работать. И это нас устраивает.

– Я бы не отказалась от тренера, который был бы профессионалом во всех трех видах, – вставляет свое замечание Ира.

– Но таких в России нет. Из поколения старше меня ни один спортсмен тренером не стал – эта работа в России не оплачивается. Да и школ как таковых нет, и клубной системы не существует. Перед Афинами был такой эпизод. Пришли мы в экипировочный центр Bosco получать форму. То одного размера нет, то второго, хотя в магазине напротив все размеры присутствуют. А цивильный костюм для церемонии открытия нам просто не выдали. Коробов позвонил Куснировичу, а тот ему сказал, что триатлонистам костюмы не полагаются. «И что же мне ребятам сказать?» – «Скажите, чтоб ехали на Олимпиаду». Вот тогда у меня прозрение случилось. Никому триатлон в России не нужен.

– Чувствуется, ты устал от спорта.

– Да уж. Мы с Ирой как будто ролями поменялись. Она после рождения ребенка не хотела возвращаться в спорт, а теперь я говорю, что устал, не хочу ничего – хочу с маленькими детьми заниматься, школу свою открыть. А Ира собирается в Лондон на Олимпиаду отбираться и меня уговаривает.

– Не жалеешь, что выбрал такой неликвидный вид спорта?

– Нет, я занимаюсь тем, что мне нравится. Люблю двигаться. Через это себя реализую. Ну и не бедствую.

– Веришь, что когда-нибудь триатлон в России станет популярным?

– Не знаю. Соревнований не проводится, триатлон не показывают, про него не пишут. Если сделать Кубок мира в России, никто просто не придет. Чтобы раскрутить этот вид спорта, нужно сначала донести до людей, что это такое, потом объяснить, что это круто, потом – что это «круто» существует в нашей стране.

Свежие записи в блоге

22 февраля 2017 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились