android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог главного российского спортивного журнала

Теги сборная России Евро-2008 Иван Саенко Дмитрий Торбинский Роман Павлюченко Сергей Игнашевич Юрий Жирков Андрей Аршавин Денис Колодин

Выход в люди

Разделяя общую радость первым за 20 лет относительным успехам сборной, PROспорт попытался отыскать объяснение ее победам. Для этого мы обратились к трем бывшим футболистам сборной России Александру Мостовому, Игорю Колыванову и Сергею Кирьякову с просьбой проанализировать игру своих нынешних коллег на групповом этапе Евро-2008. А заодно получилось придумать названия главным тактическим находкам Гуса Хиддинка.

Связка Колодин – Игнашевич

Александр Мостовой, полузащитник сборных России, СНГ и СССР в 1990–2004 гг: «В матче с Испанией меня удивила только одна вещь – и не то, что Широков с Колодиным упускали мячи в безобидных ситуациях. Меня удивило, что наши играли хорошо, несмотря на то что в итоге разгромно проиграли. Игра у нас уже тогда была организованной, просто испанцы взяли классом и умением. Мы проиграли, зато эта игра показала наши слабые стороны, над которыми нужно было поработать и устранить».

Игорь Колыванов, нападающий сборной России, СНГ и СССР в 1989–1998 гг: «Мы знаем, как Широков здорово играл за «Зенит» в Кубке УЕФА, но в новой команде ему нужен был помощник, и в лице Колодина он его не нашел. К сожалению, Хиддинк пока так и не придумал сочетание для Широкова в защите и, чтобы не тратить время на раздумья, поставил опытного Игнашевича, который с Колодиным хоть и нечасто, но играл вместе. Связка прижилась, к тому же после матча с Испанией им стали больше помогать полузащитники».

Сергей Кирьяков, нападающий сборной России, СНГ и СССР в 1989–1998 гг: «Думаю, Хиддинк сделал небольшую ошибку, поставив на Широкова. Лично я думал, что с первого матча будет играть Игнашевич. А так мы получили несыгранную связку плюс грубейшие индивидуальные ошибки. Колодин в паре с Игнашевичем гораздо увереннее заиграл – почувствовав, что рядом опытный футболист. То есть его действия напрямую зависели от того, кто был его партнером. Вообще некоторая несыгранность пары центральных защитников не столь фатальна, как неуверенность одного из них. Появление Игнашевича придало уверенности всем защитникам. И это, кстати, показатель класса Хиддинка – увидев, что в центре обороны творится бардак, он признал свою ошибку».

Жирков-защитник

Мостовой: «Юра даже не заметил, что его перевели в защиту. Он ведь и раньше в сборной у Хиддинка больше защищался, чем атаковал. Основная его работа – оборона на фланге, а вперед он бежит, когда впереди появляется свободное пространство, а рядом находятся центральные полузащитники, которые могут вернуться назад и закрыть оставленный им фланг. То же самое можно сказать и об Анюкове.

Матч с Грецией и Швецией стал бенефисом Жиркова на левом фланге, причем против таких команд Юра мог бегать вперед чаще, чем с испанцами. Дело в том, что греки и шведы почти не используют короткий пас, когда начинают атаковать, – либо длинные передачи, либо пасы в борьбу. Для Жиркова это рай на земле, это его игра. Где надо, поборется, мяч перехватит или отнимет. Он знает, что если убежит далеко вперед, то страшного обреза не будет. К тому же Юра до последнего борется за каждый мяч».

Колыванов: «Меня поразила физическая подготовка наших футболистов. Не зря Хиддинк так много уделял внимания именно физподготовке, ведь без нее никакая, даже самая гениальная тактика не работает. Наш тренер сделал все вовремя – сначала довел игроков до хорошей формы, а потом стал придумывать для них позиции и задачи на поле и учить тактически. Мы перебегали и греков, и шведов, они просто за нами не успевали, особенно за Жирковым. Я бы не стал называть его защитником. Да, номинально он левый защитник, но у нас в сборной так мало постоянных позиций, особенно в полузащите и обороне, что для меня его действия на поле не стали чем-то новым. Жирков и Анюков просто вовремя бегают вперед и успевают возвращаться назад – вот их позиции».

Коллективный опорный

Мостовой: «Мы всех соперников в группе запутали: у нас не поймешь, кто опорный. Я читал испанскую прессу после первого тура. Представляете, испанцы разгромили нас, но при этом недоумевали – мол, кто все-таки у русских был опорником? Они писали, что на этой позиции у русских в течение матча играли три игрока: Семак, Семшов и Зырянов. В любом случае у нас был создан очень сильный центр, который безупречно сработал в двух последних играх группового этапа. В расстановке на этой позиции был заявлен Семак, но на деле у нас была модель «три в одном», то есть позиция опорного одна, но на ней играли три человека. Получился «коллективный опорный» – в каждый момент он один, но все трое друг друга заменяют. А главное, что он у страны есть и нормально функционирует».

Колыванов: «У нас в сборной, конечно, нет Тимощука. Мы всегда вспоминаем его, когда хотим сказать об образцовом опорнике, который играет в нашем чемпионате. Но Семак – опорный другого плана. В конце концов, у «Зенита» другая тактика и расстановка. У нас и полузащитников в сборной изначально больше, а когда на поле пять хавбеков, как это было в первых двух матчах, опорный вроде Тимощука не нужен в принципе. Тимощук – это опорный, который руководит обороной, а у нас обороной руководят все полузащитники центра».

Кирьяков: «Я, если честно, был на стороне тех, кто говорил, что лучше взять Павленко вместо Семака – на перспективу. Но Семак, сыграв неудачно первый матч, просто преобразился во второй и в третьей игре. Он провел очень много единоборств, выполнил огромный объем черновой работы, развязывая руки другим полузащитникам, что для меня было удивительно – я никогда его таким раньше не знал. В общем, проявил себя с новой стороны, и в этом, конечно, заслуга Хиддинка, который нашел в Семаке того самого опорного, которого сборной раньше так не хватало.

У нас очень хорошо работала взаимная подстраховка – не было такого, что все хавбеки летели втроем вперед без головы. Один из них постоянно оставался сзади. И это говорит о хорошей тактической выучке команды».

Инсайд Саенко

Кирьяков: «На правом фланге полузащиты у Хиддинка было много вариантов. Лично я с самого начала был сторонником Саенко. Да, в «Нюрнберге» он действует на позиции крайнего нападающего, но на самом деле, когда команда теряет мяч, он превращается в полузащитника. Саенко, выходя на замену с Грецией и Швецией, показывал прекрасную игру. Ему, конечно, было проще – он выходил, когда команда уже выигрывала. И тем не менее я считаю, что Саенко – оптимальная кандидатура для этого фланга.

Сычев явно не оправдал надежд. Быстрову, я думаю, немножко не повезло. Он вышел в такой момент, когда вся команда неудачно играла, допустил пару ошибок, и Хиддинк остался им недоволен. У каждого бывают такие моменты в карьере, и стоит пожелать ему не опускать руки и не отчаиваться. Все равно играет и побеждает вся команда, и он остается в ее составе.

Зырянов был одним из важнейших игроков: мы видели его и когда атаковали, и когда оборонялись, он всегда был в центре событий, и он универсальный игрок – может на поле все. Жалко, что ему не повезло в тот момент, когда он мог сравнять счет в игре с испанцами, – это могло бы повлиять на ход матча. Но главное, что Зырянов сыграл на своем, очень хорошем уровне. Да, он не суперзвезда, но он – лидер. Когда команде тяжело, именно он ведет за собой партнеров.

Заменить Аршавина, конечно, в первых двух матчах было тяжело. И со шведами он в очередной раз доказал, что является абсолютным лидером команды. У нас нет игрока, который мог бы сыграть на позиции оттянутого форварда на таком же уровне. Пытались идти вперед Семшов и Зырянов, но они игроки другого амплуа, и хотя оба сыграли в силу своих возможностей, было понятно, что Аршавин индивидуально сильнее – он может и обыграть, и пас отдать, и завершить.

Билялетдинов по сравнению с другими игроками средней линии немножко ушел в тень и, наверное, не показал той игры, которой от него можно было бы ждать, но ему трудно предъявлять претензии – он ведь бился, хорошо отрабатывал сзади. Можно только пожелать ему больше брать игру на себя и вообще осмелеть – а то складывается впечатление, что он все-таки немножко побаивается».

Торбинский – помеха справа

Мостовой: «Торбинский весь матч с греками помогал фланговым защитникам. У Хиддинка он вообще много борется, бегает за соперниками, надоедает им. Я помню только один момент в матче с Грецией, где он побежал вперед по левому флангу и дошел почти до углового флажка. Даже у номинального защитника Жиркова этих проходов было больше! Тем интереснее заметить, что когда против шведов вышел Аршавин, убрав таким образом с поля Торбинского, игра сборной принципиально не изменилась. Хотя Аршавин – это не Торбинский, Андрей – форвард и работает только впереди. Все потому, что игроки нынешнего состава все друг друга заменяют на поле, никто из игры не выпа-дает».

Колыванов: «Торбинский нужен Гусу, чтобы вносить путаницу в порядки соперника. Он хорошо отдает пасы, но еще лучше он борется и отбирает мяч. Хотя на место опорника его ставить не надо, он прекрасно справляется со своей ролью на каком-нибудь из флангов».

Аршавин + Павлюченко = 40 ударов по воротам

Мостовой: «Аршавин дебютировал на крупных турнирах в игре со шведами, но мы этого не заметили. Андрей всегда настроен на ворота – как только он получает мяч, он сразу бежит к чужим воротам и пытается сделать все, чтобы создать голевой момент. На мой взгляд, Аршавин стал настоящим плеймейкером в сборной России. Когда он хватается за мяч даже вдали от чужих ворот, но на чужой половине и несет его вперед – это и есть игра плеймейкера в нынешней сборной России».

Колыванов: «Я уже забыл, когда наша сборная так много атаковала и била по воротам. 40 ударов за два матча! А сколько раз мы попали в штанги и перекладины! Мне игра в атаке сборной России чем-то напомнила игру «Зенита» в Кубке УЕФА, но даже «Зенит» столько раз не бил. Кстати, я не уверен, что с Погребняком наша команда сыграла бы в разы лучше. Павлюченко его хорошо заменил, во-первых, потому, что Роман – похожий по фактуре форвард, а во-вторых, ему нашли лучшую позицию на поле и подвели его к чемпионату в состоянии, которого у него не было пока в этом сезоне в «Спартаке».

Кирьяков: «Павлюченко – командный нападающий. Его игра сильно зависит от партнеров, ему постоянно нужны передачи с флангов или на ход. Когда игра у команды идет, Павлюченко становится заметным. Но когда у команды что-то не получалось, он сразу уходил в тень. Он не в состоянии индивидуально решить исход матча. Что касается реализации, то забивает он достаточно, и не стоит его критиковать за то, что в каких-то моментах он мажет. В конце концов, в мире нет такого нападающего, который бы забивал 100 из 100».

Летальный исход
Роман Трушечкин девять дней прожил в «камере смертников» с видом на альпийские озера и горы. Перед глазами обозревателя PROспорт промелькнули спящий Платини, влюбленный Доменек, вампир Пирло и французский врач-вредитель. Вся жизнь в «группе смерти» – в репортаже из Швейцарии

Путь польского самурая
Роберт Кубица, первый поляк, выигравший гонку «Формулы-1», до недавнего времени был знаменит участием в самой живописной аварии последних лет. Теперь же он аттестуется экспертами как один из самых талантливых гонщиков поколения и явный претендент на титул. PROспорт проследил за тем, как совершалось это удивительное превращение, и понял: пример Кубицы – другим наука.

Дикие Гуса
Спустя два года после того, как в России появился новый тренер сборной, наконец пришла очередь и самой сборной. Команды, которая может не только играть на большом турнире, но и выигрывать, страна еще не знала. За тем, как нам впервые в истории покорялся групповой турнир Евро-2008, внимательно наблюдал корреспондент PROспорт.

Расчлененка
Одно московское «Торпедо» тонет в пучине первой лиги, второе бьется во второй, третье полностью сменило имидж и теперь наслаждается популярностью в Аргентине.
PROспорт попытался выяснить, кто расчленил овеянный легендами клуб Стрельцова и Воронина и что с этим делать простому торпедовскому болельщику

Бланка и планка
Прыгунья в высоту Бланка Власич за год исполнила более 20 победных танцев. PROспорт расспросил хорватку, как она настраивается на пекинскую Олимпиаду, какие вибрации распространяет в прыжковом секторе и что покупает в магазинах накануне важных турниров.

Золотая клетка
Славен Билич вывел хорватскую сборную на чемпионат Европы, попутно захватил туда Россию и выиграл групповой турнир – 9 очков из 9. Какими новыми пунктами будет пополняться портфолио Билича в будущем, PROспорт попытался понять, увидев, как хорваты обыгрывают Германию.

Подход к снаряду
PROспорт поговорил с лидером мужской сборной России по спортивной гимнастике Максимом Девятовским о героизме советских спортсменов, социальной справедливости, а также о том, зачем он мечтает выиграть Олимпиаду.

Свежие записи в блоге

22 февраля 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились

Лучшие материалы