android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог главного российского спортивного журнала

Теги Локомотив Сергей Гуренко премьер-лига Россия Марат Измайлов Анатолий Бышовец Юрий Семин Фабио Капелло Славолюб Муслин Вадим Евсеев

Опорный

Сергей Гуренко – человек, дольше всех играющий в «Локомотиве» – в интервью корреспонденту журнала «PROспорт» рассуждает о своем месте в мире, в клубе и на поле.

Между Бышовцем и Сакки

- Давно хотел спросить именно вас, как человека, поигравшего в Италии. Вот со стороны представляется, что ваш нынешний тренер Анатолий Бышовец – человек безумно темпераментный, какой-то очень южный. Он похож на итальянских тренеров?

- Знаете, я бы не сказал, что Бышовец очень темпераментен. Он на самом деле рассудительный человек и знает, что он хочет и что он делает. Я бы не сказал, что он чем-то похож на итальянских тренеров. Итальянцы, конечно, тоже разные бывают, но по сравнению с ними Бышовец и на лавке, и в жизни ведет себя более спокойно. Итальянцы любят играть на публику, на телекамеры, у Бышовца я такого не заметил.

- А если сравнивать Бышовца с другими российскими тренерами – что его выделяет?

- Наверное, то что он достаточно уверенный в себе человек, знающий себе цену.

- Чем отличаются тренировки Бышовца от тренировок других тренеров?

- На тренировках Бышовца много упражнений на технику, много работы с мячом. Есть различия и в разминках, и в каких-то классических упражнениях… Это долго рассказывать.

«Если ты не дорабатываешь на тренировке – это твои проблемы, а не тренера»

- Насколько много вам дали годы, проведенные в Италии?

- Я думаю, что после Италии я многое понял. Например, что не тренер должен готовить футболиста, а он сам. Игрок сам должен отвечать за свою подготовку, должен более требовательно к себе относиться. И если ты не дорабатываешь на тренировке – это твои проблемы, а не тренера. Да и само понимание футбола в Италии у меня изменилось. Я понял, что нужно много времени уделять тактике и организации игры, стал глубже смотреть на игру.

- Эти выводы пришли сами собой?

-Это приходит с опытом и при работе с классными тренерами. Я у каждого тренера что-то почерпнул новое и полезное. Вообще у каждого тренера – будь то иностранец или русский – есть что почерпнуть. Капелло, например, меня поразил не столько тренировочным процессом, сколько своей уверенностью в победе. В его работе очень большая ставка делается на психологию. А психологию Капелло я бы назвал психологией победителя. Ариго Сакки делал акцент на дисциплину и порядок, на организацию игры.

- Сакки более жесткий тренер, чем Капелло?

- Да. Особенно в моментах, связанных с дисциплиной. Если игрок опоздал из отпуска, Капелло еще мог пойти на уступки, а Сакки в таких ситуациях не шел ни на какие компромиссы и жестко штрафовал.

Между Муслиным и Семиным

- С вами в прошлом сезоне случилось чудо: выяснилось, что вы прирожденный опорный полузащитник. Как это вышло? Как Муслину вообще пришло в голову изменить амплуа 34-летнего футболиста?

- Да я и до этого играл опорника. Впервые на этой позиции меня стали наигрывать в Италии. Я даже потом и за сборную стал играть опорника. Для того чтобы окончательно заиграть на этой позиции, мне просто не хватало тренера, который бы в меня поверил, ставил меня на эту позицию постоянно. Муслин оказался первым, кто выждал время, дотерпел… Не мне судить, но если я и сейчас играю на этой позиции, значит, я устраиваю тренеров.

- А перед тем как начать терпеть, Муслин с вами советовался?

- У нас был с ним разговор. Он спросил мое мнение: что игрок должен делать на этой позиции. Я ему объяснил. Похоже, мое видение совпало с видением Муслина. Вначале не всегда получалось, но потом пошли результаты, появилась уверенность, и незаметно все наладилось.

«Муслин уважал игроков, поэтому и мы его уважали»

- И вы, и Лоськов, и Евсеев в интервью всегда тепло отзываетесь о Муслине. Почему опытные игроки «Локомотива» полюбили Муслина?

- Наверно, из-за его европейской культуры. Он всегда тактично общался с игроками, но при этом Муслин очень требовательный человек, жесткий в своих поступках. Муслин уважал игроков, поэтому и мы его уважали.

- Известно, что, когда Филатов принял решение уволить Муслина, он вызвал опытных игроков и сообщил об этом. Говорят, что Филатов был очень удивлен, что игроки не приняли его сторону.

- Все ребята встали на защиту тренера, все высказали свою точку зрения. Но никто никаких бойкотов не объявлял: что мы не выйдем на игру или еще что-то… Каждый высказал свою точку зрения, но для принятия решений есть руководство, а наше дело – играть в футбол, что бы ни происходило.

- Что-то надломилось после ухода Муслина?

- У меня первые три дня была опустошенность. Но прошло время… Все равно надо было работать и давать результат. Но все-таки очень обидно, когда ты целый год работаешь, целый год к чему-то идешь и в итоге ничего не выигрываешь. Очень обидно терять время, когда его и так уже немного.

- А почему не получилось у Долматова?

- Трудно сказать, что у него получилось, а что нет. Он пришел в тяжелый период, и у него не было времени.

- Что-нибудь кардинально изменилось в жизни клуба с тех пор, как вместо Филатова президентом стал Семин?

- Не знаю. Мы, игроки, не чувствуем изменений на таком уровне, их чувствуют работники клуба, руководящий состав. Я в клубе могу появиться раз в полгода. Я не знаю, что там происходит и что меняется.

- Вам не жаль, что из-за этого мы фактически потеряли тренера Семина?

- Это вопрос не ко мне. Для этого есть руководство клуба. Вообще, вопросы у вас какие-то… Это не мое право рассуждать, где должны работать Семин или Бышовец.

Между Евсеевым и Ефимовым

- Хорошо-хорошо, давайте поговорим о другом. Сейчас у тех, кто болеет за вашу команду, есть ощущение, что в ее жизни начался какой-то совсем новый этап. А как оно изнутри?

- Изнутри тоже похоже. Только на моей памяти это будет уже третий по счету этап. Первый начался где-то в 1994 году. Он заключался в становлении команды, стали появляться первые победы, первые болельщики. Тогда закладывался фундамент. Второй этап начался с 1999 года, с приходом Аксененко. Тогда клуб вышел на свой пик: был реконструирован стадион, появилась новая база, о клубе узнали в Европе и два чемпионства пришлись на это время. А сейчас в «Локомотиве» переходный период. Чтобы клуб пошел еще дальше, не остановился в развитии, нужно что-то менять. Уже происходит смена поколений игроков. Сейчас очень важно оставить самое лучшее, что «Локомотив» накопил за многие годы, – какие-то игровые и жизненные качества. А те ребята, которые придут в клуб, должны принести что-то свое.

- Для вас, наверное, эта смена поколений – процесс болезненный: изменились люди вокруг, исчез привычный круг общения?

- Круг общения не изменился – мы по-прежнему общаемся и с Овчинниковым, и с Евсеевым. Просто раньше, когда они были в команде, мы общались и на поле, и перед играми на тренировках. А сейчас видимся реже.

«По дискотекам я с молодыми не пойду – мне уже это неинтересно»

- А если к вам подойдет кто-то из молодых и попросит совета? Тот же Ефимов – что ему нужно сделать, чтобы не остановиться в росте?

- Все очень просто: Ефимову нужно на том же уровне тренироваться и играть, и тогда он будет прибавлять. Я считаю Ефимова игроком основного состава, он заслужил это своей работой и игрой. Сейчас в «Локомотиве» подрастают еще сразу несколько ребят, которые через год, через два будут делать историю клуба. Очень хорошие ребята.

- Интересно, кто именно будет делать завтра историю «Локомотива», по мнению человека, больше всех отыгравшего в этой команде?

- Защитник Камболов, Кузнецов, другие ребята. Я их считаю будущим «Локомотива». Им нужно доверять, и тогда они будут расти.

- Доверять так, как сейчас доверяют молодым в «Спартаке»?

- Я не хочу нас сравнивать со «Спартаком» или еще с кем-то. И я не говорю, что сейчас надо полностью менять всю команду и выпускать молодых. Пока они созревают, их нужно постепенно подпускать к основному составу.

- Вы, как самый опытный игрок в команде, разговаривали с Измайловым о его будущем?

- Да я уже не раз с ним общался… Я бы не хотел комментировать тему Измайлова, я думаю, что Марат сам разберется. Все у него будет нормально.

- Вам вообще есть о чем поговорить с молодежью?

- В крайнем случае можно поговорить о футболе. На самом деле мы все общаемся, но у ребят помоложе уже свои интересы, свои взгляды на жизнь и жизненные приоритеты. Да и мы стали старше, и у нас со временем поменялись приоритеты, появились новые интересы. Но это нормальное явление. Всей командой мы можем поехать на рыбалку, на шашлыки, но ясно, что по дискотекам я с молодыми не пойду – мне уже это неинтересно.

- А приглашали?

- Я думаю, что они мне не откажут, если я попрошу.

Текст: Евгений СТАЦЕНКО, Фото: Сергей МЕЛИХОВ

Егорный бизнес
Даже после расставания со сборной Егор Титов весь в делах. Но ради общения с PROспорт спартаковский капитан оторвался от воспитания красно-белой пионерии и рассказал, чем хорош тренер Федотов, почему все вратари ведут себя как-то странно и за что Павел Погребняк ненавидит «Спартак».

Опорный
Самый долгоиграющий футболист «Локомотива» Сергей Гуренко рассказал PROспорт, что мог стерпеть Муслин, как отличить Бышовца в жизни и на лавке и о том, почему молодежь клуба не приглашает стариков на дискотеки.

Человек, который мечтал стать Гашеком
О том, что Еременко – это еще и хоккеист, страна узнала во время майского чемпионата мира. Блестяще отстояв весь турнир, второй голкипер «Ак Барса» ошибся лишь однажды – в овертайме полуфинала. Оставив досадный промах в прошлом, PROспорт поговорил с Александром о жизни – тракторах, детях и должниках.

Невозможное возможно
Возвращение Дэвида Бекхэма в сборную Англии затмило в глазах его соотечественников даже открытие нового «Уэмбли». Корреспондент PROспорт своими глазами увидел новый всплеск бекхэмомании и подивился ее масштабам.

Гончие псы
PROспорт провел на велогонке «Джиро д’Италия» два дня, рабочий и выходной, и безоговорочно согласился с определением, которое дал многодневке питерский гонщик Павел Брутт: День сурка и еще 22 таких же.

Монохромный
Перед стартом сезона в «Формуле-1» над Льюисом Хэмилтоном снисходительно посмеивались и намекали, что место пилота он получил только благодаря темному цвету кожи. Теперь смеется Хэмилтон – уже лучший в истории дебютант «Ф-1». А вот PROспорт не смеется, PROспорт анализирует, как это у Льюиса получилось.

Арапы великие
Накануне старта легкоатлетической «Золотой лиги» PROспорт отправился в Эфиопию и спустя неделю вывел рецепт непобедимости африканских стайеров: один легкоатлетический стадион на 75 млн эфиопов, домашняя скотина и рваные сандалии.

Свежие записи в блоге

22 февраля 14:52
Будто ты умер. Тренер, который сохранил Ивана Ткаченко для хоккея

22 декабря 2016 14:00
Главная тройка в жизни «Спартака»

21 декабря 2016 21:32
«Потонешь в этом Саратове, ну и бог с тобой». Как я мечтал стать вратарем

20 декабря 2016 17:33
Возрождение «Спартака». Как это было в первый раз

19 декабря 2016 17:00
Забытое чудо. Как Тарасов проиграл Америке холодную войну

4 января 2016 09:19
Скорость и ярость. Как русские тренируются в Таиланде

20 мая 2015 15:04
Как Лоран Блан превращается в топ-тренера

18 мая 2015 14:46
«Если бы я не играл в хоккей, был бы пожарным». Что Сидни Кросби рассказывает о себе

15 мая 2015 19:47
Четвертование: почему надо смотреть, как ЦСКА играет в «Финале четырех»

13 мая 2015 17:47
Дремлющий демон Миллза

Сегодня родились

Лучшие материалы