Блог PROспорт-блог

Кандидат против всех

В Петербурге встретились, поговорили корреспондент PROспорт и Роман Широков, кандидат на звание лучшего игрока чемпионата России – 2010. Еще один зенитовец, который политкорректности предпочитает неудобную правду.

Роман Широков проводит лучший сезон в карьере. Но если вы решите приободрить его таким комплиментом — ждите колючего ответа. Мол, я в 2007-м в «Химках» семь мячей за сезон забил. До сборной дорос. Похвалите его за победные 11-метровые удары в финале Кубка и игре за сборную, в которую он вернулся два года спустя после противоречивого для себя Евро-2008, — ответит, что пенальти — плевое дело. Каждый так может.

И так во всем. Роман Широков критически противостоит действительности. Он с ней сражается, преодолевает. В прошлом году почти не играл. В нынешнем — наверстывает. И энергии у него, похоже, достаточно. Только стечение нескольких обстоятельств — как пара защитников, берущих соперника в «коробочку», — способно остановить Романа. 11 сентября Широков ударил полузащитника «Томи» Ким Нам Иля и заработал четырехматчевую дисквалификацию. «Ну да, только никто не обратил внимание, что он выставлял свою руку мне в лицо», — продолжает по инерции спорить с наказанием Широков. 16 сентября в Брюсселе Роман травмировал плечо. Диагноз — микронадрыв мышцы. «Ага, микронадрыв, — саркастически повторяет вслух Широков. — Две недели больничного».

«Меня хотят представить каким-то алкоголиком. Я им никогда не был»

И вот мы стоим в центре Петербурга. Погода — то солнце в глаза, то дождь. Справа — «Перинные ряды», но разговор — не без жестких углов. У Широкова остается последний сезон зенитовского контракта. В следующем году ему исполнится 30. Наверняка хочется понять, что дальше. Роман посмеется над вами, если вы предположите, что его это сильно беспокоит. Но, похоже, все-таки немного беспокоит.

— На данный момент мяч не на нашей стороне. Мы свою позицию высказали. Ждем, что предложит клуб.

— У вас агент — по-прежнему Арсен Минасов?

— Да. Работаем с 2005 года. У нас очень хорошие, близкие отношения. Я им доволен. Надеюсь, он мной тоже.

— То есть он появился уже после ваших приключенческих лет?

— У меня не было особенно приключенческих лет. Я не пойму, о каком периоде вы говорите. Меня хотят представить каким-то алкоголиком. Я им никогда не был. И не буду. Я не говорил, что пил беспробудно целыми днями. Сказал, что мы гуляли. А это не подразумевает ежедневное вливание в себя алкоголя. Если у кого-то подразумевает, то у меня — нет.

— Вы в премьер-лиге, считаете, вовремя заиграли или лучше бы пораньше?

— Хотелось бы, конечно, пораньше. Но что было, то было. Не вернуть.

— А что мешало? Может быть, сильные конкуренты в разных командах?

— Сильные конкуренты у меня в «Зените». Все время, что я здесь играю.

«Память у меня плохая. Как у Дацюка после Ванкувера»

— Но играете все-таки. Хотя перед сезоном говорили, что Спаллетти вас в составе не видит.

— На тот момент мы играли по другой схеме. Немного в другой футбол. И в ходе предсезонки он так особенно не показывал, кто будет играть постоянно. Это становилось яснее ближе к концу подготовительного периода. Там ведь он не будет уже шарахаться, правильно?

— Может, ваши прямые высказывания в прессе мешают?

— Я не знаю, как дальше будет складываться. Но пока не вредят. Я ничего пока не сказал плохого про кого-то. Того, что было бы не так. Только то, что на поверхности лежит и все это видят без меня.

— Про Малафеева тоже ничего плохого не говорили?

— А что я про него плохого сказал?

— Что отбили бы тот мяч в игре с «Сатурном», который он пропустил.

— Я не помню вообще этот момент. Есть еще вопросы по нему?

— Конечно, есть. Но раз вы его не помните…

— Я сказал, что не помню эту ситуацию. Память у меня плохая. Как у Дацюка после Ванкувера.

— А помните, как забили «Сатурну» в 2008-м и сказали, что этим голом передали привет гендиректору клуба Жиганову, который неправильно себя повел по отношению к Минасову?

— Это не конкретно меня касалось, а другого игрока, поэтому я не могу рассказать.

— А Жиганов теперь не в футболе.

— Так это же хорошо, когда непрофессионалы уходят. Мне такие непрофессионалы встречались достаточно часто. Один господин Стрельченко чего стоит.

— А если вам снова у него в «Химках» доведется играть? Исключаете?

— Ничего не исключаю. Так его к тому времени, может, и не будет в команде.

«Мне такие непрофессионалы часто встречались. Один Стрельченко чего стоит»

— Владимир Казаченок предположил, что вас с Воробьевым Хиддинк присмотрел для сборной потому, что до Химок от Москвы недалеко, а Хиддинк далеко ездить не любил. Летал бы, мол, в Томск — нашел бы игроков и там.

— Может быть, он и в Томске нашел бы. Но только кого?

— Климова, например. Тарасова в итоге пригласил.

— Но сейчас-то Тарасова нет в сборной.

— Когда он в ней был, отсутствовали вы. Теперь-то можете сказать, почему Хиддинк перестал вызывать вас после Евро-2008?

— Я не знаю. Могу только догадываться, почему он не вызвал меня на первый товарищеский матч после Евро против Голландии, а дальше-то я в клубе не играл, чего ему меня вызывать? Если бы я играл, и лучше всех, куда бы ему было деваться? Не другого же человека вызывать.

— Может, зря вы сказали, что при подготовке к матчу с испанцами не учли, что Вилья выйдет в стартовом составе?

— Да они всегда играют 4-4-2. Я такого не говорил. Мне что-то приписывают все время. Выходит много интервью, которых я не давал.

НЕ АРШАВИН

— Легко идете на конфликт с людьми?

— Я никогда конфликта не ищу.

— Но и не избегаете.

— Если говорят откровенную чушь, то какой смысл мне его избегать? Чтобы это потом повторилось?

— Но после первого 30-тысячного штрафа за критику судей вам пришлось заплатить второй, уже 100-тысячный. Получается, вы не их проучиваете, а себя наказываете.

— Да о них каждый день говорят, но от этого ничего не меняется, к сожалению. Если бы они лучше судить стали… Но когда-то они должны осознать вместе с господином Зуевым, что надо футбол судить, а не стремиться к главной роли на поле.

— Запомнилось вам, как уходили из «Зенита» знаковые игроки — Аршавин, Тимощук, Погребняк?

— Обычно, как и все уходят. Сегодня есть, завтра нет. Тем более они к этому активно шли. Может быть, только Паша не так рьяно хотел уехать, как остальные.

«О судьях каждый день говорят, но ничего не меняется. Если бы они лучше судить стали...»

— Видели, как на «Петровском» провожали Ширла?

— Он это заслужил, мне кажется. Своей игрой и карьерой в «Зените».

— Хотели бы вы, чтобы и вас так проводили? Или тоже готовы, что сегодня есть, а завтра нет?

— Так это обычное дело в футболе. Что, вы думаете, Ширла не забудут, что ли? Забудут. Придут другие. Проводы, конечно, были хорошие, но жалко, что он сезон не доиграл до конца.

— Несколько лет назад в «Зените» играл еще один футболист, который не стеснялся критиковать клуб, — Андрей Аршавин.

— Так хорошо, что был Аршавин и говорил такие вещи! Сейчас в команде другой тренер, купили новых игроков, у клуба генеральный спонсор поменялся. Это ведь такая форма диалога. Он же не хотел чего-то для себя лично, он для клуба хотел хорошего.

— Вы сейчас и есть новый «Аршавин» для «Зенита».

— Не думаю. Я ничего такого не сказал. Про болельщиков и Быстрова? Так это все видели и все понимали, что неправильно так принимать человека, тем более — своего. Я понимаю, если бы он был воспитанником «Спартака» и пришел в «Зенит». Но он вернулся в свой родной клуб. Притом как он играл! Я думаю, он вытащил эту команду на третье место.

— Адвокат сказал, что вы однажды станете лучшим российским центральным защитником. Сбудется это когда-нибудь?

— Я надеюсь, что нет. Потому что надеюсь стать лучшим российским полузащитником.

ГУСЕВА НЕ СЛУШАТЬ

— Как вы думаете, почему именно этот сезон так здорово для вас складывается?

— Травмы не беспокоят, тренер доверяет, коман да хорошо действует. Все вместе. Так же было у Игоря Денисова. Он не играл, а потом случилась травма Ким Дон Чжина в Марселе. Некому стало играть центрального защитника. Меня передвинули туда, Радека — на место левого защитника, а Игорь стал играть в полузащите. И теперь это один из лучших опорных в России.

— Спаллетти назвал вас с Зыряновым застрельщиками всей работы на тренировках. Чувствуете, что по возрасту и опыту должны вести за собой?

— Каждый выбирает, как ему удобнее. Вот Иво Крижанац, например, выполняет упражнения последним, хотя по возрасту может и первым.

«Бонусы за голы? Я считаю, это глупость»

— В «Зените» с опаской ждут первого поражения в сезоне?

— Как можно ждать поражения? Наоборот, все хотят продлить эту серию. Здесь все честолюбивые собраны и хотят стать чемпионами, какие-то рекорды устанавливать. Клубный рекорд мы уже обновили.

— А какие вам лично нужны рекорды? Больше ни разу не удалиться? Забить столько-то?

— А я больше и не удалюсь. Но как могу загадать забить 10 мячей? А если я играть не буду, когда я их забью — через 15 лет?

— В вашем контракте нет бонуса за голы?

— Нет. Я вообще считаю, это глупость.

— Это ведь нападающего стимулирует.

— Ну да, стимулирует не отдавать передачи на пустые ворота. Он будет бить и бить. Система бонусов в нашей команде всех устраивает. Она оптимальна. Все получают за победы, а не за голы и передачи. Нет, может, у кого-то в контракте и есть такой пункт, я не знаю.

— Когда в последний раз слушали репортаж Виктора Гусева?

— Даже не знаю. Давно не слушал. Он что-то в последнее время, мне кажется, не комментирует особо-то. Или если комментирует, я в это время играю.

— Если он к вам снова подойдет — опять откажетесь пожать руку?

— Возможно, я поступил неправильно. Но там такая ситуация была… На эмоциях. Хоть и прошла неделя после того, что он сказал, все равно. Тем более мы выиграли медали. И я еще не отошел после того… И плюс я не играл после первого матча с испанцами. Он сказал по телевизору то, что, по-моему, не должен говорить. Мне кажется, он должен просто комментировать матчи, а не рецензии раздавать направо и налево.

— Но это же часть работы комментатора — давать оценку. Или нужно работать так: «Иванов передал мяч Петрову»…

— Ну да, а что, надо сказать, что Петров после этой передачи не футболист, что ли?

«А сказать, что такой-то – говно, – увлечет?»

— Нет, дальше комментатор должен сказать: «Петров ударил по воротам. Сидоров отбил мяч»…

— А как же еще комментировать?

— И такой репортаж увлечет кого-то?

— А сказать, что такой-то — говно, — увлечет?

— Но у кого же тогда в футболе есть право переходить на личности?

— Только у тренера команды, за которую данный футболист выступает. Внутри коллектива. У кого не хватает серого вещества — тот выносит на публику.

— Но вот вы же критикуете судей, значит, и футболист имеет право высказаться?

— Нет, конечно. Поэтому меня и штрафуют…

ВЕЛЛИТОН НЕ НУЖЕН

— Футболисты сборной и вправду верили, что, если перенести трансляции с Первого канала на «Россию», результаты улучшатся?

— Да никак это не влияет, просто есть такое суеверие. Кто-то верит, а кто-то не верит. Ничего в этом нет. Если бы было — все наши матчи показывались бы по «России» и мы все выигрывали бы.

— Вам понравилось содержание игр сборной в трех матчах при Адвокате?

— С болгарами игра откровенно плохая была, с Андоррой чуть получше, а со словаками играли достаточно неплохо. Другое дело, что при такой игре мы не добились результата. Сначала должны быть очки, а игра придет. Если очки не приходят — кто-то уходит.

— Вы тоже скептически настроены к Веллитону в сборной России? Гинер вот сомневается, станет ли бразилец играть за Россию, когда уедет выступать куда-нибудь в Англию.

— Я с Гинером полностью согласен, только в Англию тот не уедет. Зачем он там нужен? Чем он так превосходит наших, что ему давать гражданство российское?

— Он 21 забил в том сезоне. И в этом лидирует.

— Кому он забил-то? Не «Зениту», не ЦСКА. Он забивает «Локомотиву» в основном. В том году разобранному и в этом разобранному.

«Франция – топ-сборная? Последние четыре года – вообще ни о чем. Мы поинтереснее смотримся»

— Ну хорошо, забьет он три «Зениту». Вы поменяете свое мнение?

— Да не забьет он три. И не поменяю я мнение, потому что это не игрок уровня сборной России. Даже если он подходит под критерии — сегодня он не основной игрок сборной. Павлюченко, Погребняк и Кержаков сильнее его в тысячу раз. Команда его, может, и примет. Но это не тот игрок, который поможет сборной России. Вот Мамаев хороший год проводит. Если так и пойдет — вполне можно его брать в команду.

— А что за уровень, кстати, у сборной? Скатились на 25-е место в рейтинге ФИФА.

— Мы можем скатиться хоть на тысячное место, все будет видно только по результату в конце. А что, Франция — топ-сборная? Последние четыре года — вообще ни о чем. Мне кажется, мы поинтереснее смотримся. Но Францию почему-то так не ругают.

— Во Франции свою сборную как раз очень даже ругают. А вот капитан андоррской сборной Ильдефонс Лима сказал, что вы вели себя после матча, как звезды Голливуда. Майками не менялись с ними.

— Ну да, он сначала будет плеваться, на ноги наступать, бить локтями, а потом майками придет меняться? Прямо все разбежались с ним поменяться.

«ПОРЕБРИКУ» — НЕТ

— В этом году на вашем счету три реализованных пенальти, в том числе победный удар в финале Кубка России. С каких пор стали штатным пенальтистом?

— Я не один. У нас вся команда, мне кажется, может пробить. Так получилось, что однажды не забил Данни, а в следующем матче с Нальчиком мы снова били пенальти. До этого я на тренировках неплохо их исполнял. Вот, взял мяч и забил.

— Считается, что удары с пенальти нельзя натренировать. Человек либо исполняет, либо нет.

— Да любой может забить с точки. Если ударить сильно и точно в угол — ни один вратарь не возьмет. Не надо ничего придумывать. Посмотрел, где он стоит, разбежался и ударил. И никогда он не дотянется. Я не забивал пенальти потому, что рано голову опускал. А если смотреть на вратаря, всегда понятно, куда он хочет прыгнуть. Или не хочет. Если он стоит до конца — бей куда хочешь. Он уже никуда не успеет.

«В тех моментах, где я был перед Бердыевым неправ, я извинился. Он сказал, что не держит зла»

— Вы иронизировали над религиозностью Бердыева, сказали, что его бог — господин Франклин со стодолларовой купюры. Что теперь думаете об этом?

— Мы с ним поговорили, между прочим. В тех моментах, где был перед ним неправ, я извинился. Подумал, пришел к выводу, что неправ. После игры с «Рубином», когда мы 1:4 проиграли, пришел к ним в раздевалку и извинился. Он нормальный человек, чего ему от меня отворачиваться? Сказал, что не держит зла. Мы после этого нормально общаемся.

— А по поводу ваших намеков на то, что он пилит бюджет на трансферах?

— Так это не мое дело в принципе. Если есть результат и руководство ему позволяет, значит, деньги у них уходят куда надо. Особенно в последнее время, раз люди все время первое место занимают. После моего интервью они выиграли два чемпионата подряд. Значит, я их подхлестнул.

— Вы уже говорите как положено настоящему петербуржцу — «поребрик», «парадное»?

— Я стопроцентный петербуржец. «Парадное» — говорю, «поребрик» — нет. Вы думаете, здесь так говорят, что ли? В Москве говорю «подъезд», а здесь даже на доме, в котором живу, написано: «1-е парадное». У каждого города своя история. Надо же соблюдать какие-то традиции. Надо же интегрироваться, правильно? Белой вороной, что ли, себя чувствовать?

— А за первенством Истринского района следите?

— А как же! «Дедовск» 10 лет подряд на первом месте и в большом футболе, и в мини. Там все в порядке.

Брунелески

Бруно Алвеш, самый дорогой защитник в истории российской премьер-лиги, объясняет, почему он играет в «Зените», а не в «Барселоне», чем Грозный похож на остальной мир и как сборная Португалии умудрилась пропустить четыре гола от Кипра.

Рапсод

Главный специалист по футбольному андердогу и создатель незабвенного новороссийского «Черноморца» снова в России и снова сыплет анекдотами, которые – быль. PROспорт побеседовал с тренером «Терека» Анатолием Байдачным, вспомнил Бескова, пожурил Адвоката и пустил ностальгическую слезу.

НХЛ

PROспорт представляет 10 главных сюжетов нового сезона НХЛ: тут и дешевые вратари, и акция «Отдам чемпионский состав в хорошие руки» от «Чикаго», и Малкин, которого в «Питтсбурге» сделали крайним.

«Майнц» и кампф

Рассказ о том, как «Майнц» из города Майнца стал лидером, сенсацией и открытием сезона. Семь побед подряд в первых семи турах — и вот уже тихий прежде «Майнц» лидирует в Бундеслиге. Впечатленный PROспорт анализирует происхождение, характер и привычки главного героя начала сезона и предвкушает развитие сюжета.

Техник молодежи

Берт ван Линген, правая рука Адвоката и главный по молодежному футболу, говорит о таланте, деньгах и тренерах-девелоперах.

Сергей Карякин: «Сравнение с Карлсеном уже достало»

Новый лидер шахматной сборной России — о закономерной победе Украины, об удивительном президентстве Илюмжинова и о том, как африканец орал на Каспарова.

Вечная мерзлота

PROспорт проник на хоккей с мячом и понял, что в него, в отличие от футбола, нужно играть только летом.

«Все будущие теннисные звезды начинали карьеру бол-боями»

Мифы о Кубке Кремля комментирует советник президента ОКР Марат Сафин.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья