Блог Бей в кость

Фёдор Емельяненко: Русич

У истоков

Кто такой Фёдор Емельяненко знают не только любители единоборств, живущие в странах бывшего СССР. Фёдор широко известен в Японии, Южной Корее и США. Его часто называют Последним Императором или «Крутейшим человеком на планете». Ещё бы- многочисленные титулы и чемпионские звания, признание со стороны болельщиков.Да что тут говорить, всё это он заслужил своими красочными победами над сильными соперниками.

Но всё же, глядя на простое и добродушное лицо Фёдора, понимаешь, что эти прозвища не подходят ему. Образ Емельяненко уносит меня в дохристианскую эпоху князя Святослава Игоревича. Хотел бы подчеркнуть именно этот момент. Ведь христианство было насильно насажено Владимиром Великим с целью держать в узде разношёрстные славянские племена. На Руси церковь стала удобным инструментом, которым пользовались светские правители по своему усмотрению. Вспомните изречение про удар по правой щеке, покорность, смирение и акцент христианства прежде всего на дух, а не на тело. Разве соответствует этим параметрам поведение Фёдора в ринге? Думаю, что нет. Налёт цивилизации вмиг слетает с него, остаются лишь первичные, связанные с миром природы, качества. А, как известно, язычество было экологией природы, тесно связанной с ней. Суть этой связи проста – или ты, или тебя. Дух, тело и природа – одно целое, для того, чтобы бороться против всех и вся. И пусть Емельяненко хоть сто раз будет рассказывать про жития святых, но в ринге он становится тем, кем были его предки до крещения Руси.

Кисти Емельяненко – это руки и ноги, которыми он творит шедевры, а холстом ему служит помост ринга

Но вернёмся в период становления русского государства. Тогда о боевых дружинах Киевских князей знали от Царьграда до хазарской Волги. С кем только они не сражались – иногда, чтобы защитить свои земли, но чаще всего для расширения границ своего княжества. Славились они своими ратными подвигами далеко за пределами Киевской Руси. Война для дружинников была основным занятием, можно сказать, основным смыслом жизни. Когда-то Платон разделил общество на сословия правителей, воинов и производителей. Вот ко второму слою можно отнести Фёдора. Вот не могу я представить его с мольбертом в руках, рассказывающего о цветовых гаммах. Рисование, как хобби, способ расслабиться, это да, но не больше. Кисти Емельяненко – это руки и ноги, которыми он творит шедевры, а холстом ему служит помост ринга.

Хотя прошли века, но некоторые вещи не изменились. Вот и я вижу поле будущего боя, спокойную уверенность русских воинов. А вокруг них орды супостатов, кричащие оскорбления и бьющие себя «пяткой в грудь». Сражения Фёдора в мире смешанных единоборств – это тоже война, разве только без летального исхода поверженных соперников. И в этих поединках мы можем видеть громадных оппонентов Емельяненко, которые рассказывают про свои «ратные подвиги» и ругают чемпиона. А в ответ лишь спокойствие Фёдора, всем видом показывающего, что за все свои слова эти парни ответят сполна.

Так что не подходит ему ни латинское Imperator, ни тем более американское The Baddest Man. Как хотите, но Фёдор – Русич, и всё тут.

Философия боя

Почему Александр Невский побил рыцарей Тевтонского ордена? Потому что знал «фирменный» ход немцев – удар тяжёлой конницы в центр армии противника. Хитрый князь сосредоточил основные силы новгородцев по флангам, и разделал под орех закованных по уши в броню рыцарей.

Много лет назад в битве при Пидне македонская фаланга мощный ударом опрокинула передовые части римлян. Стройные ряды македонцев буквально шагали по головам поверженных врагов. Но на пересечённой местности строй македонцев был нарушен, и этим воспользовались римляне, чьи легионы были приспособлены к бою в таких условиях. В итоге они полностью разбили противника. Эти примеры говорят о том, что сила войска или отдельного воина может оказаться его самой большой слабостью. Кстати, русское воинство зачастую пользовалось различными тактическими и стратегическими приёмами в сражениях. Кроме битвы на Чудском озере, можно вспомнить ту же Куликовскую битву, или удачные Хазарские и Болгарские походы князя Святослава.

«Когда мне было безумно тяжело, я добавлял нагрузки. Хотел себя преодолеть»

О важном соотношении силы и слабости, но уже в смешанных единоборствах, говорит и сам Емельяненко. Он считает, что многие бойцы слишком полагались на свои коронки, а в бое с сильным соперником они не всегда могут помочь. Более того, опытный визави может удачно подловить на том приёме, который получается лучше всего. Часто, используя один и тот же приём, хоть и супер эффективный, боец становится предсказуемым, а это прямой путь к поражению. Так считает Фёдор. Поэтому Емельяненко и готовится к каждому будущему сопернику индивидуально, подбирает ключи не только к его слабым, но и сильным сторонам. Вспоминается последний бой Фёдора с Бреттом Роджерсом. Перед поединком многие считали, что россиянину лучше работать против Роджерса в партере. Мол, не стоит устраивать «махач» со здоровым, как кабан, американцем. Но Фёдор взял, да и пробил Роджерса, не стал его ломать и душить, а воспользовался сильной стороной и одолел американца на его же поле.

Вспомним и единственное поражение Емельяненко на чемпионате по боевому самбо. Фёдор слишком увлёкся различными мероприятиями, некачественно подготовился. В поединке с болгарином Ивановым решил банально перебить последнего. Но сам попался на приём на удержание и не смог отработать потерянные очки. Выводы Фёдор сделал, и после этого таких шансов он не давал никому и нигде.

Продолжение следует

После названия заключительной части статьи, честно говоря, я не знаю что поставить- многоточие или вопросительный знак. Меня интересуют два момента. Первый Что будет с Емельяненко, когда он уйдёт из большого спорта? Совершенно ясно, что он не будет заниматься бизнесом, как Оскар Де Ла Хоя, или политикой, как Виталий Кличко. Фёдор – воин, ему нужны сражения и победы. Да, он может говорить, что мечтает о тихом доме на берегу реки с банькой. Но через год, два, такая жизнь может показаться ему, привыкшему к выбросам адреналина, слишком пресной. И вот в этой непростой ситуации, я хотел бы видеть Емельяненко в роли борца за здоровое и спортивное будущее нашей молодёжи. Кому как не ему возглавить такое движение. Чиновники от спорта думают только о том, как положить на карман бюджетные деньги. Бизнесмены и копейки не выделят, пока не увидят личной выгоды. А вот спортсмен с безупречной репутацией, знающий цену упорному труду, исповедующий высокие моральные принципы, может стать реальным лидером возрождения духовной и физической силы молодых людей. Кстати, делать он мог бы это не только в России, а и в Украине. Емельяненко не видит разнице в этих странах, а популярность его в Украине очень даже высокая.

Нет достойной замены Фёдору, спортсмена, способного стать маяком для многих молодых ребят. Как и нет ответов на интересующие меня вопросы

Исходя из первого вопроса, можно поставить следующий: кто может стать действующим чемпионом, на которого могла бы ориентироваться молодёжь славянских стран? Братья Кличко одной ногой уже на пенсии, да и они типичные космополиты. О Валуеве говорить просто не хочется. Поветкин со своими шубами и полуголыми девицами больше похож на рэпера 50 Cent, чем на Русского Витязя. В общем, ситуация аховая. Нет достойной замены Фёдору, спортсмена, способного стать маяком для многих молодых ребят. Как и нет ответов на интересующие меня вопросы.

P.S. Лев Гумелёв когда- то разработал своеобразную пассионарную теорию этногенеза. Он говорил о людях – пассионариях, которые могут совершать подвигов и действовать во имя высшей цели. Эти люди способны на неимоверные усилия и напряжение. Думаю, что Емельяненко подходит под эту характеристику. «Я воспитывал дух в себе. Когда мне было безумно тяжело, я добавлял нагрузки. Хотел себя преодолеть. И терпеть, терпеть. Без этого в спорте нельзя. Либо выстоишь, либо сдуешься в самый важный момент», – так говорит он. Благодаря этому он побеждал и побеждает во многих поединках. Но сможет ли он после спортивной карьеры, продолжить путь воина – русича, на котором Емельяненко будут противостоять не Кропоп или Роджерс, а волна «вестернизации» культурного мира, пивные и табачные компании. Может он отступит, и будет наслаждаться спокойной старостью в Старом Осколе. Не знаю. Но тогда сможет ли он сказать слова из своего любимого текста Троя: «Мы терзаемся необъятностью вечности. Захотят ли потомки знать о нас, о наших деяниях, о том, как мы жили?». Вот в чём вопрос.

Автор: PROBET

Автор
  • probet

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.