Блог Мир скорости

Гран-при изначальное

Сезоны 2003-го и 2006-го годов стали для меня одними из самых грустных за полтора десятка лет в Формуле-1. По одной простой причине, – в них чего-то не хватало. И даже не чего-то, а вполне конкретной вещи, – Спа-Франкоршама. Потому что Чемпионат Мира без Гран-при Бельгии, – это не совсем Чемпионат Мира. Нет, формального это соревнование можно проводить и без Монако и без «Феррари», но есть же свои формообразующие легенды в каждом виде спорта. Новая Зеландия, например, может не исполнять хаку перед матчем и игра «Олл Блэкс» на самом поле даже не померкнет, но что-то важное будет упущено. А тут пример еще глубже. Потому что сама игра (гонка – в нашем случае) действительно меркла, а уж учитывая, что в этом году мы увидим Фудзи вместо другого «пилотажного монумента», – Сузуки, без Спа и вовсе было не обойтись. В самом деле, – не все же делить трассы на абразивные и скользкие, скоростные и медленные, такие и сякие...

Красная Вода в дождь- это не шутки

Должна же оставаться какая-то изюминка от той, далекой и овеянной легендами черно-белых хроник, Формулы-1. Гран-при, так сказать, изначальные. Нет, я отнюдь не пытаюсь доказать, что шасси и моторы тут ничего не значат, что команды-аутсайдеры будут бороться за победу, а фавориты выпадут в квалификации из третьего сегмента. Естественно, Спа, при всей своей исключительности, – это автодром. Пусть и семикилометровый, пусть и вписанный в естественный рельеф местности, причем, – невероятно живописный рельеф, но это автодром. И тут применимы все те же законы. Та же телеметрия, те же настройки, та же (ну хотя бы примерно) привычная иерархия. Но есть все же что-то неуловимое, есть. Настоящий пилотаж, настоящая борьба, настоящие герои. И пусть Красная Вода, – вечный памятник Штефану Беллофу, уже может проходиться в пол не только Сенной, Простом, Мэнселлом или Вильневом. Пусть теперь это сделать попроще. Но это все равно остается испытанием.

Лучше гор могут быть только горы...

Спа все так же отделяет мальчиков от мужчин. Когда наверху идет дождь, а над пит-лейном светит солнце, а через пять минут все ровно наоборот, то принять правильное решение очень сложно. Тем более, что круг длинный, в следующий раз до автобусной остановки можно и не добраться. Сама она стала проще и даже интереснее, как интереснее стал и Ля Сурс, – источник. А вот по поводу заезда на пит-лейн пилоты опасались правильно. Да, прошедшие 24 часа Спа (в рамках ФИА-GT) и 1000 км Спа (этап Ле-Ман Серии) особых проблем не принесли (С Мировой Серией отдельная история, – она использовала нижний пит-лейн с другим въездом), но это не значит, что их не может быть в принципе. Заезд настолько узкий, в одну машину, да еще и слепой, с поворотом посередине, что напоминает санно-бобслейный желоб. Заглохни кто-то посередине, задень бетонные стенки, и аварии не избежать... Ну а про новое здание и инфраструктуру я вам уже писал, – все действительно на уровне тилькодромов. Такого от степенного и погруженного в собственную историю Франкоршама даже не ожидаешь.

Арденны...

Ну а главный бонус гонки (даже если бы Спа был заурядной трассой, а не лучшей во всем чемпионате), – это сама Бельгия. Страна, искусственная, но созданная на земле, буквально пропитанной историей. Белги бивали еще Тита Лабиена, хотя они были галлами, то есть кельтами. Ну а нынешние бельгийцы, – кто они? Лет 15 назад, еще при жизни Короля Бодуэна, после его речи в парламенте, закончившийся словами «Да здравствует Бельгия, да здравствуют бельгийцы!», кто-то из депутатов вскочил с места и произнес: «Вы управляете двумя разными народами, Ваше Величество! Единственный бельгиец у нас в стране – это Вы сам!» С тех пор пропасть между валлонами и фламандцами стала еще глубже. Обитатели Антверпена, Брюгге и побережья раз за разом расшатывают федеральные устои, требуя все большей и большей автономии, а франкоязычные жители лесистого востока с оплотом в виде Льежа, также перестают верить в центральную власть. Гордо стоящий в центре, в особом образовании Брабант, столичный Брюссель продолжает делать вид, что не замечает растущих противоречий.

Здания Гильдий на Гран-Пляс в Брюсселе

Но Брюссель – это не только тысячелетние Гильдии по периметру Гран-Пляс, не только Королевский Дворец и туристические объекты старинных улочек. Это и штаб-квартира НАТО, и Европарламент и огромное количество столично-европейских структур. Он переживет и окончательный распад Бельгийского Королевства, буде такой все-таки наступит. Есть, впрочем, вещи, что роднят валлонов и фламандцев, несмотря на их французские и голландские корни, соответственно. Это и неизменные «мули», – вкуснейшие мидии северного моря, и «фриты», – картошка в картонных кулечках, густо залитая майоннезом, которые можно купить от Остенде до арденнских чащ вдоль любой деревенской дороги. И «гофры», – крупные квадратные вафли с пылу с жару и традиционный шоколад сверху. Можно было бы добавить и пиво, коего в стране Тиля Уйленшпигеля не менее тысячи (!) сортов, но я сам никогда ничего алкогольного не пью, да и вам, друзья, искренне не советую. А еще это – доброжелательные и гостеприимные улыбки. Ну а для нас с вами, любителей скорости, Бельгия, – это Спа-Франкоршам. Уникальная трасса, неподвластная времени. Приходят новые герои и перед каждым из них после стремительного спуска вырастает стена асфальта в точке компрессии. Газ в пол, – и болид буквально врезается в эту стену, пройдя О'Руж... Это и есть гонки.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья