Блог Пиратская гавань

Moments of glory. Bang for the Bucs.

Спорт, как и сталь, определяет лицо Питтсбурга в мире. Жители Питтсбурга рассказывают множество местных спортивных историй, чтобы показать себе и всему миру, кто они есть на самом деле. Это истории о сильных, трудолюбивых, несгибаемых людях, которые борются и выигрывают, и проигрывают, и снова выигрывают. Мировая Серия 1960 года – одна из таких историй.

Осенним днем на старом Форбс Филде в конце рекордной Мировой Серии 1960 года, проявившейся как наиболее упорная, бескомпромиссная и невероятная по интриге из всех сыгранных ранее, игрок второй базы Питтсбург Пайретс Уилльям Стэнли Мазероски, 24-летний сын шахтера из Огайо, ощущал, как он проходил через все это ранее. Он чувствовал, что уже видел и переживал эти моменты. Чувствовал, как уже уходил с поля так же: с ощущением горечи и висевшим в воздухе унынием. «Как все это произошло?» - думал он.

На часах было 15:30 в четверг 13 октября 1960 года, 50 лет назад, и вторая половина девятого иннинга седьмого матча Мировой Серии только что началась. Пайретс и Янкиз играли вничью 9-9. Менее получаса назад Питтсбург сделал 5 ранов в восьмом иннинге, отыграв отставание в три рана, и выйдя вперед 9-7. Все, что нужно было Пиратам для победы, для «изгнания» со стадиона призрака Мировой Серии’27, когда Рут, Гериг, Леззети и Комб вынесли их на последнем шаге к чемпионству, это один спокойный иннинг, три «сухих» аута. Но Мазероски знал, что перед ним 3М Янкиз: Микки Мантл, Роджер Мэрис, Муз Скоурон. Перед ним Янкиз, выигравшие 8 титулов АЛ, 6 Мировых Серий в 1950х, победившие в 15 последних матчах регулярного чемпионата, установившие рекорд АЛ по количеству хоум-ранов -193, на 3 увеличив свое же достижение 1956 года. Нью-Йорк выиграл три матча МС-60 у Питтсбурга с результатами 16-3, 10-0 и 12-0, установив целую серию командных и индивидуальных рекордов Мировой Серии. На этом хватит, в девятом иннинге случилось то, чего так боялся Мазероски – бессмертные Янкиз снова «выстрелили».

После того как Микки Мантл выбил RBI сингл, продвинув Бобби Ричардсона в дом и увеличив свой процент реализации выходов на биту в постсезоне до 40, он сохранил Янкиз в игре, совершив один из самых странных забегов между базами в истории МС. При одном ауте с Мантлом на первой и Гилом МакДугалдом на третьей базах лефт-филдер Янкиз Йоджи Берра сделал хит. Игрок первой базы Пайретс Рокки Нельсон подобрал мяч и сделал Барре аут на первой базе. Затем он двинулся по направлению ко второй базе, чтобы вывести в аут Мантла. Однако Микки вдруг резко развернулся, рванулся к первой базе и дополз до туда словно ящерица прямо под удивленным защитником Пиратов, позволив МакДугалду сравнять счет.

Зрелище было по истине удивительным. Все, что необходимо было сделать Мантлу, это рвануться ко второй базе и занять ее. Если бы Нельсон вывел в аут Мантла, Питтсбург стал бы чемпионом. Почему же Мантл решил вернуться на первую базу? Оказалось, Микки думал, что Нельсон поймал слета удар Берры. И единственным путем для Мантла сохранить себя в игре и дать возможность МакДугалду сравнять счет, было, в таком случае, возвращение на первую базу.

После выход на биту Скоурона закончился аутом для Мантла на второй базе, верх девятого иннинга завершился. В матче была ничья 9-9. Янкиз обрели новую жизнь. Как сказал позже Ричардсон: «Мы думали, что теперь-то они в наших руках!»

Ошеломленный таким поворотом событий, Мазероски спустился по ступенькам в питтсбургский дагаут, сел на скамейку и стал безучастно разглядывать древнее игровое поле. Навстречу лозам, обвивавшим стену в аутфилде, через тысячи затихших зрителей, через этих чертовых Янкиз, с улыбками занимавших свои места в защите. Он желал, чтобы питчер Ральф Терри скорее закончил разминаться.

Мазероски практически вошел в состояние транса, он перенесся в свое прошлое, в те дни, когда он рос в маленьком деревянном доме без электричества и водоснабжения в местечке Сканк Холлоу на берегу реки Огайо. Солнце освещало его дни, керосин – ночи. Долгими летними днями и вечерами он слушал по маленькому радио репортажи о выступлениях своих любимых Кливленд Индианс. В дагауте Мазероски вспоминал, о том, как Янкиз обыгрывали Индианс год за годом, как они отыгрывались, как сегодня, и побеждали, и сегодня Нью-Йорк был близок к этому. «Я был подавлен. Мы все были подавлены. Я сидел на скамейке и вспоминал свое детство, когда…»

«Маз! Твой выход!» - услышал он голос тренера.

Поглощенный воспоминаниями Мазероски совсем забыл о своем выходе на биту. Он вскочил со скамейки, надел свой шлем, взял биту и отправился отбивать. Неделями ранее скауты Янкиз преследовали Питтсбург из города в город, и их замечания гласили: «Питтсбург – команда хиттеров, отбивающих высокие фастболы. Подавайте им ниже».

Мазероски относился к другому типу хиттеров. Он был опасным, надежным отбивающим. Стоя напротив Терри, он мог рассчитывать на занятую базу. Ему надо было дать Пиратам шанс закончить игру до того, как Янкиз предпримут очередной штурм в десятом иннинге. Он хотел отбить мяч хоть куда-нибудь в поле. Занять базу. Лайн драйв! Лайн Драйв! Мазероски очень удивился, когда Терри подал высокий фастбол во внутреннюю сторону. Кэтчер Янкиз Джонни Бланкард подошел к Терри и шепнул ему: «Ниже! Подавай ниже! Эти ребята отбивают высокие фастболы».

Терри доверился Бланкарду. На часах было 15:36. Терри замахнулся и бросил свою вторую подачу. Она оказалась ниже, чем первая, но по-прежнему попадала в зону. Это было то, что нужно для Мазероски. Он приготовился и ударил по мячу, отправив его в район левого центрфилда. Мазероски бросился к первой базе, когда увидел, то, что все остальные увидели… То, что Билл Вирдон и Боб Скиннер увидели из дагаута, то, что Скоурон увидел с первой, и Ричардсон - со второй базы, то, что миллионы зрителей на стадионе и по телевизору увидели: Берра медленно развернулся спиной к квадрату инфилда, лицом к стене и взглянул наверх. « Если ты видишь спину Йоджи, его номер 8 – это значит, у мяча есть шанс», - говорит бывший питчер Питтсбурга Верн Лоу, выигравший две игры в той Мировой Серии. - «Мечта становится реальностью!»

«Я не думал, что мяч улетит на трибуны», - вспоминал Берра. – «Многие подумали, что я развернулся, чтобы посмотреть, как далеко мяч улетит. Но я думал, что он ударится в стену. Я развернулся, чтобы подобрать отскок».

Все игроки Пиратов вскочили со своих мест в момент удара Мазероски. «Мы знали, что у него вышел хороший удар», - говорит Вирдон. – «Но никто и предположить не мог, что мяч улетит так далеко. Мы увидели, что Йоджи не собирается ловить этот удар, и стали «подгонять» мяч».

Маз понятия не имел, что он сделал. Все, что он знал – он хорошо и сильно отбил мяч. И что мяч улетал далеко к стене. Он почувствовал прилив сил и побежал через первую базу, надеясь сделать трипл. «Я знал, что Йоджи не собирается ловить этот мяч», - говорит Мазероски. – «Когда я повернулся, я увидел мяч над его головой. Я подумал, что мяч может удариться в стену, я пробил достаточно сильно, но до стены было 406 футов, и она 12 футов высотой. Неудачная игра Йоджи поможет мне добраться до третьей базы, и у меня будет множество возможностей набрать решающее очко. Но пройдя первую базу, я увидел, как фанаты начинают сходить с ума».

Берра беспомощно смотрел, как мяч улетает за пределы поля. «Мяч задел лозы и скрылся за стеной», - вспоминает он.

Подбегая ко второй базе, Мазероски бросил беглый взгляд на арбитра в лейт-филде. Жест Стэна Лендса не оставил никаких сомнений. «Он поднял вверх руку и начертил круг в воздухе, и я понял, что мяч улетел за пределы поля. Пройдя вторую базу, мне казалось, что я уже не касался земли».

Мазероски снял шлем с головы и подбросил его высоко в небо. Он кричал сам себе: «Мы выиграли Янкиз! Мы выиграли Янкиз! Мы выиграли Янкиз!» Фанаты высыпались на поле и побежали вслед за ним. Толпы людей сотрясали старенький стадион. Кто-то уже выкапывал подушку на домашней базе под присмотром полицейского. Мантл сидел за своим шкафчиком и плакал, Бланкард рыдал, закрыв лицо ладонями. Скоурон, сравнявшийся с рекордом Мировой Серии по хитам (12), с глазами, полными слез, разделял с ними горечь поражения.

Весь Питтсбург погрузился в атмосферу празднования, не имевшего аналогов за всю 202-летнюю историю города. Улицы были засыпаны конфетти. Офисные рабочие покинули свои кабинеты и выбежали на улицы города. Это празднование было больше, чем в любой другой праздник, это в принципе было больше, чем просто праздник. Тысячи людей из других городов и штатов стали съезжаться в Питтсбург. В итоге полиции пришлось даже перекрыть мосты и туннели, ведущие в город. К полуночи в барах Питтсбурга закончилась посуда, и для того, чтобы купить выпивку, нужно было придти с собственной рюмкой! Не считая Питтсбург Кроуфордс и Хоумстид Грейс из Негро Лиги, город не становился чемпионом с 1925 года, когда Пираты выиграли Мировую Серию в седьмом матче против Уолтера Джонсона и Вашингтон Сенаторз 9-7.

«Это был большой промежуток без побед», - говорит историк Питтсбурга Роберт Рак. – «В городе выросло за это время два поколения, не знавших ничего кроме поражений».

В этой Мировой Серии было установлено невероятное достижение. За 50 лет с 1910 года, когда молодая команда Филадельфия Атлетикс обыграла Чикаго Кабс в пяти матчах с феноменальным процентом отбивания 31.6, никто и близко не смог приблизиться к этому результату. До 1960 года. Янкиз установили фантастический процент отбивания 33.8.

И проиграли. Янкиз сделали на 31 хит больше Пайретс, набрали 55 очков против 27 Питтсбурга, выбили на 6 хоум-ранов больше (10 и 4).

Ричардсон за весь регулярный чемпионат выбил лишь один хоум-ран. Однако никого не удивил его грэнд слэм в третьем матче на Янкиз Стэдиум – четыре из его шести RBI в том матче (рекорд Мировой Серии). Питчер Уитни Форд выиграл тот матч 10-0. К концу шестого матча Ричардсон имел два трипла, он принял участие во всех 12 ранах своей команды в этом матче, рекорд Мировой Серии. Но насколько бы не были хороши Янкиз, бейсбольные боги были на стороне Пиратов.

Продолжение следует...

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья