Блог Thoughts from Omsk

ЧХБ. Судьба неизвестного хоккеиста. Маленькая драма большого таланта

Обычный зимний вечер в сибирском городе О., который ничем не отличался от любого из предыдущих дней. Егор А. спешил на тренировку своей команды "Колбаска без мяска", занимавшей до его прихода последние места в чемпионате любительской хоккейной лиги города и с появлением такого мастера резко улучшившей результаты. Теперь "колбасных", как по-дружески называли команду Егора игроки соперников, начали побаиваться, а любое появление на льду их главной звезды вызывало панический страх у оппонентов.

Что и говорить, забросить  меньше, чем три шайбы в одном матче - считалось для Егора неудачным результатом, после которого он долго себя корил и упрекал, подолгу разбирая упущенные возможности на видео, снимаемое его девушкой Юлией, присутствовавшей каждый раз на трибунах ледового дворца им. В. Плющева. Глядя в монитор своего старого ноутбука Егор разбирался, где он неправильно подставил клюшку под летящую шайбу, где ошибся с траекторией броска, а где не понял мысли партнера по звену и упустил выгодный момент. Каждый неудачный матч переживался Егором не меньше, чем проигранный финал важного турнира, ведь натура перфекциониста не позволяла давать слабину и обязывала показывать все свое мастерство, все свои навыки и таланты в любой игре, пусть это и был очередной проходной поединок с каким-нибудь условным "Сибирским валенком".

На льду приходилось противостоять разным категориям игроков: кто-то, как и Егор, раньше занимался в детской школе "Каучука" и выступал на высоком уровне, кто-то встал на коньки по настоянию друзей и без клюшки тут же падал на лед, для кого-то поиграть в хоккей является просто статусным занятием, фотографии с которого можно выложить в социальные сети и собрать тысячи пресловутых "сердечек".

Егора жутко раздражали послематчевые гуляния: он, считая себя профессиональным хоккеистом до мозга костей, не понимал - как это, отбегать три периода и после такой нагрузки употреблять разнокалиберные спиртные напитки, причем в таких количествах, что и представить страшно. Но - таковы были суровые реалии команды "Колбаска без мяска". С этим приходилось мириться, и вот он, погружаясь в полумрак раздевалки и вкушая воздух, наполненный спиртовыми парами, спешил снять с себя хоккейную амуницию, погрузить её в баул и уехать восвояси.

Дома Егора снова и снова ждали разбор игр, внутреннее самоедство, ностальгия по серьезным баталиям, любимая девушка и затаившиеся в глубине души мечты снова сыграть в хоккей на высоком уровне. А вспомнить и помечтать есть о чём.

Когда-то, будучи семнадцатилетним хоккеистом молодежной команды "Каучука", Егор считался одним из самых перспективных нападающих по своему возрасту в стране. Шутка ли, к нему, совсем юному, приезжали скауты из клубов Национальной хоккейной лиги, расписывая радужные перспективы светлого будущего в заокеанском хоккее, о чем простой сибирский паренек даже не мог и мечтать. Его родители грезили мыслями о том, что они за счет сына переберутся из сибирской глуши в какой-нибудь американский мегаполис, а потому перекрыли кислород всем другим делам и увлечениям Егора, даже учеба была отодвинута на второй план: где-то договаривались с учителями, где-то нанимали репетитора, где-то юному хоккеисту, обучавшемуся в спецклассе, банально шли навстречу и ставили минимальные оценки без каких-то действий с его стороны.

И так, год за годом, Егор усердно вкалывал на тренировках, выкладывался в каждом, даже малозначимом матче, начиная от летних двусторонних игр "Каучука" и заканчивая проходными матчами с аутсайдерами турнира детских команд в зоне "Урал - Западная Сибирь". Желание быть первым превалировало над всеми остальными жизненными факторами, являя по своей сути одержимость хоккеем, что, наверное, должно было пойти на пользу юному дарованию.

Друзей у Егора почти не было, да и когда их заводить: с утра - тренировки, днем - учеба в школе и ускоренные попытки сделать что-то из домашних заданий, после чего - снова лед, теория, "физика", а также дополнительно натаскивал  сына любящий отец, который хоть и ничего не смыслил в хоккее, однако считал своей святой обязанностью нагружать сына дополнительными занятиями, в том числе с использованием самодельных тренажеров.

Время неумолимо шло к выпуску из спортивной школы, Егор, жизнь которого превратилась в служение хоккею, пока его сверстники наслаждались обычными радостями среднестатистических подростков, сам того не замечая пресытился стремлением к достижению высоких результатов. И вот, на пороге вступления во взрослый хоккей его настигает опустошение и осознание - а зачем все это, к чему эти лишения, появился в общем-то логичный страх - вдруг, одна шальная травма или еще какая беда - и почти полтора десятка лет усердных тренировок потеряют всякий смысл. Поделиться своими мыслями, постепенно принимавшими параноидальный характер, было не с кем, родители и слышать ничего подобного не хотели, а друзей, тех, кто в конце концов мог бы побыть пресловутой жилеткой, у Егора не было, демонстрировать же собственные слабости своим партнерам по команде он не хотел: разумно, как это, лидер коллектива, человек, в одиночку решавший исходы напряженных игр и вдруг - такой упаднический настрой. Имидж, авторитет, Егор этим дорожил и потому был вынужден держать все свои мысли при себе.

После окончания спортивной школы уверенность в том, что Егора ждет как минимум шанс заиграть в основе главной команды города, была у всех - самого Егора, его родителей, детских тренеров, однако на удивление все заслуги на юниорском уровне остались показательно незамеченными. Телефон, к заветному звонку на который круглосуточно был готов герой этого рассказа, предательски молчал. Ворох смутных мыслей, и без того постоянно терзавших Егора, дополнялся сомнениями в своем мастерстве, необходимости и пригодности к взрослому хоккею.

Многие из его партнеров по детской школе, пусть менее талантливые, но зато родом из более обеспеченных семей, распределились по командам разных лиг, при этом особо не поражали воображение своими достижениями. Впрочем, они перешагнули эту ступень в профессиональный спорт, а Егор по-прежнему оставался на распутье. Незаметно подкралась осень и старт сезонов во всех лигах российских первенств, понимание происходящего с ним у Егора отсутствовало, также как отсутствовала вера в справедливость, в силу правды.

Несомненно, жизнь без чуда не бывает и вот, когда степень апатии ко всему происходящему у Егора достигла своей предельной отметки, раздался долгожданный звонок, от менеджера одной из команд главной лиги страны, находящейся на другом конце страны. Счастью не было предела, душевный порыв требовал сразу же подписать контракт буквально не глядя, затуманенный таким стечением обстоятельств разум был готов бросить все, сорваться в незнакомый город и начать то, к чему стремился все эти годы - играть в хоккей на высшем уровне.

Первый матч в основе, волнение Егора ощущалось, наверное, даже за пределами ледового дворца, ноги подкашивались, руки тряслись, пульс и без физической нагрузки выдавал такие цифры, которым могли бы позавидовать марафонцы после финиша классической дистанции. И вот выход на лед, под свет прожекторов и звуки гимна новой команды Егора, место в четвертом звене с силовыми и, скажем прямо, не самого выдающегося уровня игроками, но такой пустяк не мог омрачить чувство невероятной эйфории от сбывшейся мечты.

Он напоминал рыжеволосого хоккеиста из старого советского мультфильма "Шайбу-шайбу", стремясь успеть на каждом углу площадки, побороться, продемонстрировать навыки катания, владения шайбы, качества броска, но на фоне партнеров по тройке выглядел белым лебедем среди гадких утят, да простят уважаемые игроки такое грубое сравнение.

Сезон шел, Егор старался изо всех сил, выкладывался на тренировках, оставался по вечерам и работал индивидуально, однако на игровых показателях, к большому сожалению, это никак не отражалось. Главный критерий нападающего в хоккее - заброшенные в ворота соперников шайбы, которыми Егор, после почти двух десятков сыгранных матчей, так и не похвастаться.  Остальные игроки команды, впрочем, не сильно ушли вперед от своего юного дарования, место во второй половине турнирной таблицы было железным и шансы сыграть в турнире на выбывание практически отсутствовали.

В такой ситуации команде Егора могло помочь только чудо, и вот, когда уже даже сам герой рассказа опустил было руки, в одной из игр случилась первая заброшенная шайба, причем исполнил все исключительно за счет собственного мастерства, обыграв почти всю пятерку игроков соперника и издевательски разобравшись с вратарем. Казалось, самый лучший день заходил именно в тот момент, счастливая шайба с боем была отобрана у линейного судьи матча и заняла почетное место в доме семьи Егора.

Оковы невезения спали с ног и рук Егора, за спиной буквально выросли крылья и вот следующие результативные действия не заставили себя долго ждать, как и перевод в ведущую тройку команды. Постепенно, за юным дарованием начали тянуться остальные игроки, и вот перспектива сыграть в играх на вылет перестала быть настолько уж туманной. Судьба места в плей-офф должна была решиться в заключительном матче регулярного чемпионата, в противостоянии с непосредственным конкурентом.

Полный стадион, трибуны которого не видели аншлагов с советских времен, гнал команду Егора вперед, но соперник зубами цеплялся за результат и счет до третьего периода так и не был открыт. Напряжение достигло своего максимума, и в заключительном отрезке матча в буквальном смысле слова трясло всех - и тренеров, и хоккеистов, да и судей. До конца основного времени оставалось буквально пара минут, когда Егор с партнером по команде поймали соперника на смене звеньев, из последних сил помчались в было вперед, однако традиционное желание сыграть красиво и технично в этот раз сыграло роковую шутку: последовал пас не глядя за спину, в надежде вывести напарника по звену на рандеву с вратарем, но последовал перехват, ответная атака и после красивой комбинации шайба влетела в хозяйские ворота. На трибунах царило молчание, Егор в тот момент хотел провалиться под лед от осознания своей ошибки и на его глазах от бессилия наворачивались слезы. Да, вчерашний юниор по сути собственным примером разбудивший скатывающуюся вниз по турнирной таблице команду, сам же лишил ее возможности впервые за много лет сыграть в розыгрыше плей-офф.

Счет того матча так и не изменился…

Егор, будучи в прострации, пришел в свою квартиру, бросил баул, сел на диван и зарыдал. Бессилие, самобичевание, опустошение, чувство глубокой вины буквально перед всем миром - такая гамма чувств оказала чрезмерно сильное влияние на юный и не до конца окрепший рассудок юного хоккеиста.

Он замкнулся в себе, не хотел никого видеть и в один из таких депрессивных дней принял решение закончить с профессиональным спортом. Егор искренне любил хоккей, но внезапно пришло осознание, что все эти годы его заставляли тренироваться на износ, лишали простых детских радостей - и все ради того, чтобы так, одним неловким движением, поставить крест на турнирных перспективах целой команды. Да, это было чрезмерное преувеличение ситуации, однако юношеский максимализм сделал свое дело. Егор расторг контракт с командой по своей инициативе, не стал требовать никаких компенсаций и вернулся в родной город О.

Дома, где шокированные таким решением сына родители безуспешно пытались заставить его одуматься, Егор снял отдельную квартиру, поступил в институт, подрабатывал грузчиком во время учебы, а после получения диплома устроился менеджером в одну известную компанию по производству колбасных изделий. Время, как известно, лечит лучше любых лекарств и докторов, и вот Егор, в душе начавший скучать по ледовым баталиям, получил приглашение сыграть за любительскую команду своего предприятия. Про игровое прошлое в коллективе знал лишь директор, страстный поклонник хоккея и одновременно прекрасный психолог и мотиватор, сумевший найти подход к ранимой душе Егора и заставить того вернуться в спорт, пусть и на любительском уровне. Судьба, пусть с некоторой долей нздевки, дала еще один шанс реализовать детскую мечту, и по большому счету, этого Егору было вполне достаточно.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.