Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Отбей мяч рукой

Жизнь теннисистки, которая вместе с де Голлем боролась с фашистами. В честь нее назвали новый корт «Ролан Гаррос»

Симона Матье – героиня тенниса и войны.

Стартовавший вчера Открытый чемпионат Франции традиционно считается самым отсталым из турниров «Большого шлема». Там нет: ни одной крыши на случай дождя; искусственного освещения, чтобы играть вечером; и даже нормальной лужайки для болельщиков, не попавших на большие корты (только маленькая терраса с шезлонгами у Корта №1, где нужно занимать место, как на море в высокий сезон – до завтрака).

История модернизации «Ролан Гаррос» длинна и кровава и еще далека от завершения, но в воскресенье она наконец перестала быть бесплодной: в 11:00 по Парижу Гарбинье Мугуруса и Тэйлор Таунсенд вышли играть матч первого круга на новый корт Симоны Матье – третью по величине и самую концептуальную площадку турнира: корт на 5 000 мест, к которому с четырех сторон примыкают оранжереи, представляющие флору разных частей света: Африки, Азии, Океании и Америки.

Корт Матье был частью оригинального плана модернизации исторического теннисного комплекса, представленного еще в начале 2010-х. Он же стал причиной многолетней войны турнира и городских властей с активистами, выступавшими против расширения «Ролан Гаррос» на территорию примыкающего к нему сада Отей с его пятью большими оранжереями XIX века – объектами национального достояния – и скульптурами Огюста Родена (на них не покушались).

Выиграв эту войну, организаторы турнира расчистили участок сада, построили на нем корт (был готов еще в прошлом году) и обнесли его новыми оранжереями (общей площадью 1 300 кв.м). На время турнира оранжереи будут закрыты для сохранности растений (рассматривать их можно будет только через стекло по пути на трибуны), да и изнутри корта ничто не выдает его экзотической локации, но кое в чем «Ролан Гаррос» однозначно обошел всех конкурентов: прямо как Nike в своей свежей парижской коллекции, он интегрировал теннис в местный контекст и сделал это весьма элегантно (сопроводив роликом не то Жан-Пьера Жене, не то Уэса Андерсона).

«Все это время мы пытались показать людям, что наша цель не разрушить историческое наследие, а украсить, подчеркнуть его, – говорила два месяца назад мэр Парижа Анн Идальго. – В конечном счете это того стоило».

***

Историческая тема на «Ролан Гаррос» получила продолжение, когда новый корт назвали в честь Симоны Матье – второй по заслугам теннисистки в истории Франции, участницы Второй мировой и офицера ордена Почетного легиона.

Симона Пассенар родилась в 1908 году под Парижем. В 12 лет для укрепления здоровья ей рекомендовали физическую активность, и по примеру брата Пьера она занялась теннисом. Через пять лет она выиграла чемпионат Франции среди юниоров и дебютировала на взрослом «Ролан Гаррос» (дошла до четвертьфинала), а еще вышла замуж за Рене Матье – бывшего спортсмена и главу подразделения федерации тенниса Франции по делам прессы и пропаганды.

До конца 20-х Матье родила двух сыновей, после чего вышла на пик карьеры: за все 30-е не было ни одного года, когда она не сыграла в полуфинале «Шлема» (выступала дома и через дорогу на «Уимблдоне»), а в Париже Матье шесть раз доходила до финала, победив только на седьмой – в 1938-м (на глазах у Марлен Дитрих в горностаевой шубе – на фото ниже). На том турнире Матье, за которую с трибун болели уже трое ее детей, сделала требл: выиграла не только одиночку, но и пару с микстом, что в истории «Ролан Гаррос», кроме нее, удавалось только троим (Ленглен, Конноли, Корт). Матье больше десяти лет провела в качестве лучшей теннисистки Франции и 11 раз заходила в мировую десятку (в том числе на третье место в 1932-м).

Почти 15 лет с середины 20-х Матье вела типичную жизнь современного теннисного профессионала: играла турниры по всей Европе, а также в центральной Азии и Египте. Она стала единственной француженкой, побеждавшей на чемпионате Тихоокеанского побережья США в Калифорнии. Матье гордилась географическим охватом своих теннисных путешествий и вообще была очень свободной и не скованной условностями женщиной: рекламировала сигареты, на корте отказывалась жать соперницам руки, швырялась ракетками и ругалась. На одном из матчей «Уимблдона»-1936 Матье проиграла несколько очков на нетболах и в сердцах бросила: «Даже эта проклятая сетка английская!». С турнира ее не сняли, но газеты потом писали о ней как о даме со взрывным характером.

Современница и соперница Матье Хелен Джейкобс вспоминала ее как «великодушную француженку, чей характер за пределами корта так часто противоречил темпераменту, который она показывала в матчах. Ее вспышки гнева на корте иногда выбивали из колеи ее соперниц и давали ей преимущество, к которому, впрочем, я убеждена, она не стремилась. Случались и матчи, которые она проигрывала только потому, что не могла справиться с эмоциями».

Через год после парижского требла Матье защитила на «Ролан Гаррос» одиночный и парный титулы – они стали ее последними «Шлемами», но далеко не концом ее истории.

***

В сентябре 1939-го Матье готовилась стартовать на своем втором чемпионате США (тогдашнем US Open), когда Франция объявила войну гитлеровской Германии. Несмотря на свою любовь к красивой джетсеттерской жизни, Матье снялась с турнира и вернулась в Европу. В следующем году в Лондоне она встретилась с Шарлем де Голлем вскоре после его знаменитой речи 18 июня, считающейся началом французского Сопротивления («Разве последнее слово уже сказано? Разве надежда должна исчезнуть? Разве это поражение окончательно? Нет!»).

По поручению де Голля Матье основала женский добровольческий корпус французских сил освобождения и прослужила его главой до окончания войны, все четыре года проведя вдали от семьи. Уже в 1941-м коллаборационистский режим Виши приговорил Матье к смертной казни, но в августе 1944-го 13-кратная чемпионка «Больших шлемов» и капитан армии Матье в освобожденном Париже прошла по Елисейским полям рядом с де Голлем.

Три недели спустя, 17 сентября 1944-го, на главном корте «Ролан Гаррос» состоялся праздничный Матч освобождения между 44-летним «мушкетером» Анри Коше и Ивоном Петра, который во время войны два года провел в плену, а еще через два выиграл «Уимблдон». 28-летний Петра победил 6:1, 6:2, а судила матч Симона Матье в форме Свободных французских сил.

Грамота о вручении Матье медали сопротивления – награды «за веру и мужество сражавшихся во Франции и за рубежом, которые внесли вклад в сопротивление французского народа против врага и его пособников с 18 июня 1940-го»

***

После войны Матье больше десяти лет пробыла капитаном женской сборной Франции, писала для журнала Smash, основанного ее мужем, и работала в теннисной федерации. В 1951-м ее наградили орденом Почетного легиона, а с 1990-го в честь нее назван женский парный кубок «Ролан Гаррос». Она прожила до 1980-го и не застала ни следующее поколение французских чемпионок «Шлемов», ни трибьют «Ролан Гаррос», зато теперь ее имя носит, возможно, самый экстравагантный теннисный корт на свете. Как человеку, из болезненного ребенка выросшему в героиню мирового тенниса и мировой войны, ей это наверняка бы понравилось.

В честь кого названы «Ролан Гаррос» и его главные корты?

«Ролан Гаррос» был лагерем во время Второй мировой войны

Фото: REUTERS/Vincent Kessler; facebook.com/RolandGarros/Christophe Guibbaud/FFT; instagram.com/rolandgarrostwitter.com/rolandgarros 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья