Блог С миру по Нитке

Что сказал Энди?

Об этом человеке написано уже столько, что остается только выслушать его самого. Энди Маррей – о теннисе, футболе, австралийских впечатлениях и девушках-моделях – в блоге «С миру по Нитке».

Энди Маррей замечательный парень. У него на официальном сайте прямо под названием есть такая строчка – «Где Энди?». Там всегда можно увидеть, где же все таки в данный момент находится Энди. Она и навеяла мне название этого поста.

Я, наверное, ни о ком столько не писала, сколько о Маррее. Я уже изучала его биографию, то, как он работал над своей физической формой, отношение к нему родной публики, надежды, которые на него возлагаются и то, как он с этим со всем справляется (это очень интересно, переводила Юлия Аржаева). И вот еще его недавнее интервью.

Так что сегодня, в день рождения Энди, просто несколько его высказываний на разные темы.

Сначала давайте разберемся с его, вероятно, самой известной цитатой.

«Буду поддерживать кого угодно, кроме Англии», – Маррей саркастично отвечает на вопрос Деса Келли об отсутствии сборной Шотландии по футболу на ЧМ-2006.

Давайте кратенько посмотрим, что про эту беседу рассказал сам мистер Келли.

«Давайте, надеюсь, в последний раз – хоть я и сомневаюсь в этом – вернемся к Энди Маррею и всему этому антианглийскому спору.

Некоторые совершенно бредовые злобные и ядовитые критические ремарки, которые получил первый номер британского тенниса приводят меня в отчаяние.

Давайте я поясню для особо умных – пару лет назад я брал интервью у Энди Маррея и Тима Хенмэна, и тогда Маррей говорил о том, что будет «поддерживать любую команду, которая будет играть с Англией».

Это был чистый сарказм. Он отвечал на подколки интервьюера (меня), который спрашивал об отсутствии Шотландии на ЧМ-2006, и вредины Хенмэна, который издал ироничный смешок.

В таком контексте все это и появилось в газете, и этот обмен любезностями был точно передан.

Через несколько дней эти комментарии очень заинтересовали таблоиды, и они раздули из этого целую «историю», после чего правда была потеряна.

Удивительно, как быстро это все разошлось».

Вернемся к нашему имениннику. Закроем тему футбола, который Энди, кстати, горячо любит, постоянно играет в Fantasy Football и активно комментирует свои достижения в твиттере.

«Когда на чемпионате мира сборная Англии пропускает гол, я не вскакиваю и не кричу от радости. Когда они выигрывают, это хорошо, но я не воплю перед телевизором, как один из моих друзей-англичан. Я не такой болельщик. В случае поражения Англии я расстроюсь, но не так сильно, как большинство моих друзей. И я точно не собираюсь болеть за любого, против кого будет играть английская команда, – это полный бред»

А теперь к теннису.

«Я могу плакать, как Роджер, жаль, я не могу играть, как он», – Маррей заплакал во время речи финалиста АО-2010, где он проиграл Федереру.

О характерной для его игры смене скоростей и направлений ударов: «Так я диктую ход матча. Может, мало кто считает, что я супер-агрессивный или атакующий игрок, но очень редко розыгрыши проходят не так, как я хочу».

Про любимых игроков: «Мне нравится смотреть на игру Санторо. Я смотрел несколько его матчей по ТВ, и это было очень интересно. Именно такая игра мне и нравится в теннисе. Я думаю, еще можно назвать Надаля. В его матчах всегда длинные розыгрыши, и он выполняет отличные обводящие. Да, из топ-игроков мне нравится смотреть игры Надаля».

«Для меня самым важным всегда был теннис. И я хочу, чтобы меня воспринимали в первую очередь как трудягу-теннисиста».

«Я знаю, что и с психологической точки зрения я готов успешно играть в финале «Шлема», и с физической. Теперь все сводится к одному – к теннису», – после поражения от Федерера в финале US Open-2008.

О наболевшем – состоянии британского тенниса и своем месте в нем.

«Лучше об этом ничего не говорить, потому что если я скажу, на меня опять наедут. Но мне и правда жаль, что для команды не нашлось больше англичан (смеется)», – о том, что в команду Британии в Кубке Дэвиса вызвали трех шотландцев.

«Мы шотландца яро гордимся нашими достижениями, которые другие даже не могут понять. Я первая ракетка Британии, но я бы предпочел все время называться «первой ракеткой Британии из Шотландии».

Про будущее британского тенниса: «Нам нужно над очень многим работать, но это займет намного больше времени, чем шесть месяцев. Нужно начать работать с юниорами, подниматься в рейтинге. Нужно ждать, пока это случится, и это займет не один год. У нас нет ни одного мальчика, который играл бы на юниорском US Open, поэтому пройдет три, четыре, пять, шесть лет, прежде чем у нас появится группа хороших игроков, и я надеюсь, что у людей, которые знают, как вырастить спортсменов, будет возможность сделать это».

Теперь о разном.

«Иногда в молодости принимаются неверные решения – это точно было одно из них. Мне хотелось бы все поменять. С возрастом понимаешь, что деньги – не главное», – Маррей сожалеет о своем решении написать автобиографию.

Ответ на критику Федерера (правда, с момента, когда Федерер позволил себе плохо отозваться о прогрессе Энди, прошло года полтора, но шотландец все помнит): «Каждый раз, когда я играл с ним, я чувствовал, что могу выиграть, что моя тактика хорошо работает против него. Много раз он был расстроен, когда играл против меня, моим стилем игры. Много раз после того, как я обыгрывал его, он давал негативные отзывы о моей игре. Это меня не беспокоит. Этот человек не так уж часто проигрывает, и ему, должно быть, сложно разговаривать с прессой после поражений. Но я не думаю, что если кто-то тебя обыгрывает, то надо критиковать его игру».

О постоянных допинг-тестах: «Понимаете, я не думаю о тестах на допинг каждый день. Ни разу с тех пор, как я нахожусь на этом турнире, я не думал о том, что меня проверят утром, перед матчем, не думал, где мне быть через час. Конечно, если есть, что прятать, то каждое утро просыпаешься с надеждой, что никто не придет. Я думаю, с этим надо просто смириться, хотя не понимаю, что за необходимость в таком контроле при таком количестве турниров. Я бы проверял теннисистов на каждом турнире в году и три-четыре раза в межсезонье. И не было бы никакой необходимости выделять этот самый час в день. Потому что это же трудно запомнить. Вот, почему мы должны думать об этом, например, во время отдыха? Хорошо бы, если бы нам позволили хоть иногда жить нормальной человеческой жизнью».

Маррей шутит.

«По большей части я его слушаю, но иногда отключаюсь», – о Брэде Гилберте (бывшем тренере).

«Когда я уходил с корта, модели ждали своего выхода на матч Ферреро. Немного обидно. Завтра я, по-моему, играю на второстепенном корте, поэтому я снова их не увижу. Но если я выиграю следующий матч, я думаю, есть шанс, что я буду с ними на одном корте», – о болл-моделях на турнире в Мадриде.

«Думаю, в первом сете мы оба играли, как женщины», – комментарий Маррея после победы над Кеннетом Карлсеном на Heineken Open. После матча шотландца освистали.

«Даже пошутить нельзя. По-моему, ко мне относятся как-то несправедливо. Мне казалось, что я пошутил, но потом мне звонили и писали сообщения. Лучше не думать об этом. Это очень грустно», – о комментарии выше.

«Кенгуру нагадила на меня, и было не очень приятно», – о том, как он открывал для себя Австралию.

«Рождество я проведу с тренером, а он вроде Скруджа, так что подарков от него особенно не дождешься».

«А, нет, никакой проблемы. Это не совсем левое бедро. Как вам объяснить... Просто у меня внизу спины стягивало, так было и раньше на турнире. Просто, в зависимости от того, где мы играем, я надеваю велосипедные шорты, и иногда они довольно тесные, так что, ну вы знаете... Роддик часто делает такое телодвижение, Рафа делает это с той стороны... Не знаю, что я тут пытаюсь рассказать, но с бедром все в порядке. Просто велошорты жали (смеется)», – о том, почему он иногда хватался за бедро во время финала Australian Open-2010.

О семье.

«Я часто вижусь с мамой, потому что, работая тренером по теннису, она часто бывает в Лондоне по делам – это часть ее работы. Но я бы не хотел, чтобы моя семья участвовала в моей теннисной карьере. Я хочу, чтобы мои мама и папа были просто родителями. Я и так достаточно много говорю о теннисе, чтобы еще и мои родители занимались этим».

О своем поведении на корте.

«Я не собираюсь менять свое поведение на корте, нравится оно зрителям или нет. И это точно не №1 среди моих приоритетов. Я не собираюсь улыбаться на корте. Я не понимаю других топ-игроков, когда они улыбаются или шутят во время игры. Это серьезное дело. Так же, как и в других видах спорта. До или после можно шутить сколько угодно, я все время это делаю, но когда выходишь на корт – это работа. Выступление на турнирах – это то, чем я зарабатываю на жизнь и уважение других игроков, и я не думаю, что это время для веселья».

Немного грубости.

«You f**king c**t!», – Маррей обругал арбитра во время матча Кубка Дэвиса с Сербией и Черногорией. Это стоило британской команде 2 500 долларов. 

И, наконец, любимое.

«Ты опять начнешь разговор о моей маме? Не-не-не-не. Это неприемлемо. Парень говорит что-то о моей маме, что он, черт подери, делает?», – во время разговора с арбитром о конфликте с Дель Потро на турнире в Риме-2008.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.