Теги Готтфрид фон Крамм Регина Куликова Уимблдон ATP WTA Фред Перри

О прошлом и будущем

В очередном выпуске блога «С миру по Нитке» читателям предлагается посмотреть в будущее и познакомиться поближе с еще одной молодой российской звездочкой, а также оглянуться назад в прошлое, отдав дань памяти человеку, которому вчера могло бы исполниться ровно 100 лет.

Если говорить о новых именах, то нас в первую очередь интересуют наши, российские. Вы помните, кто такая Регина Куликова? Официальный сайт WTA-тура предлагает познакомиться с ней поближе.

«Давайте познакомимся: Регина Куликова

Фото: официальный сайт теннисистки

Эта молодая женщина 20-ти лет от роду уже многое пережила. Она пила чай с Борисом Ельциным, в 19 лет вышла замуж и за время своей недолгой спортивной жизни в полной мере узнала, что такое травмы. Регина считалась одной из самых перспективных в ряду молодых россиянок, но в какой-то момент ее развитие застопорилось из-за целого набора физических проблем. В этом году она впервые играла в основной сетке «Уимблдона», пройдя предварительно через квалификацию, и ее матч второго круга с Алисой Клейбановой (которая, кстати, тоже присутствовала на том чаепитии в 2004 году у первого президента России) показал, что ее талант никуда не делся. Все, что ей сейчас нужно, это оставаться здоровой. Это интервью, опубликованное на официальном сайте WTA-тура, она дала после победы в квалификационном турнире. Тогда она была 191 ракеткой мира (сейчас уже 115), и ее выступление в Лондоне следует признать большим успехом с учетом того, что это был всего лишь ее третий турнир после полугодового отсутствия из-за травмы мышц брюшного пресса.

Как вы начали заниматься теннисом?

Я родилась в Алма-Ате, в Казахстане. Когда мне было шесть лет, мама отвела меня на теннисный корт рядом с домом – просто, чтобы я попробовала поиграть. В семье я – единственный ребенок, в моей семье никто не играл в теннис, но папа профессионально занимался баскетболом. А мой дедушка по маме 40 лет тренировал национальную (казахскую) команду по волейболу, представляете?

В какой момент вы начали относиться к теннису серьезно?

Примерно в 13 лет я играла на турнирах для юниоров, выступала довольно удачно, но только примерно три года назад я решила, что теннис – это моя цель в жизни и определилась с тем, чем я буду заниматься в дальнейшем.

Кто из теннисистов был для вас примером в детстве?

Моим кумиром всегда была Штеффи Граф, а еще Федерер – для меня он просто «ах».

А в манере игры вы пытаетесь подражать Штеффи?

Нет, мы игроки разного стиля. У меня тоже, наряду с подачей, лучшим ударом является форхэнд, но я стараюсь играть более агрессивно, чаще выхожу к сетке. Просто Штеффи – для меня образец как личность, пример зрелого и серьезного отношения к теннису.

Что вам больше всего нравится в Вашей жизни в туре?

Здесь меня окружают люди разные, но талантливые и трудолюбивые, Наша жизнь очень отличается от жизни других людей. Мне нравится путешествовать и участвовать в турнирах. Это трудная работа, но она позволяет вести интересную жизнь.

А есть оборотные стороны у такой жизни?

Да нет…Вокруг мои тренеры, мама иногда ездит со мной. Мне хорошо в моем маленьком мире.

Ваш любимый турнир?

Я люблю «Уимблдон» и Открытый чемпионат США. Вообще-то мое любимое покрытие – хард, но трава мне тоже нравится.

Как вы отдыхаете?

Читаю, слушаю музыку, занимаюсь йогой.

Вам было всего 19, когда вы вышли замуж за Симоне Сергеса. Как вы познакомились?

Около четырех лет я тренировалась в Италии и познакомилась с ним на теннисном корте. Он не теннисист, но пытался играть! Он хороший человек, я счастлива в браке. Он инженер, занимается аэронавтикой. Раньше он работал на Rollce-Roys, а сейчас на Alstom (прим. – крупная французская машиностроительная компания). Из-за своей работы он не может со мной ездить, но он поддерживает меня по телефону.

Чем бы вы занимались, если бы не стали теннисисткой?

Я думаю, когда закончу карьеру, может быть, стану психологом. Я прочитала несколько книг по психологии. К тому же, психология очень важна в теннисе.

С кем из тех игроков, с которыми вы еще не встречались, вы бы хотели сыграть больше всего?

С обеими сестрами Уильямс. В детстве я часто видела их по телевизору. Я думаю, сейчас я достаточно сильна и смогла бы побороться.

Какие ваши лучшие теннисные воспоминания?

В прошлом году в Лос-Анджелесе я обыграла Веснину, а она тогда была игроком Топ-50. Потом я проиграла Стосур со счетом 6:7 в третьем сете, это был отличный матч. Но пока что мое главное достижение – это, конечно же, нынешний «Уимблдон».

Каковы ваши цели и планы на данный момент?

Прежде всего, избежать травм, потому что последние три года они меня преследовали. Я играла совсем мало турниров. Этот «Уимблдон» – фактически мой третий турнир после 6-месячного отсутствия в туре. Сейчас я довольна уровнем своей игры и надеюсь, что к концу года войду в Топ-50 или Топ-60. Просто надо двигаться постепенно. Ну а в дальнейшем я бы хотела войти в Топ-10».

А на рассказ о почти забытом кусочке теннисной истории меня натолкнула статья Тома Инглиша с FOX Sports. За время прошедшего «Уимблдона» Британия, которая ждала победы Энди Мюррея, столько раз вспомнила имя Фреда Перри, который выиграл свой третий и последний «Уимблдон» в 1936 году, что даже стало интересно узнать, как это было. Так вот, в финале турнира 1936-го года он просто разгромил своего оппонента со счетом 6:1, 6:1, 6:0, а его жертвой в тот день был человек, возможно неоднозначный, но его история показалась мне настолько сложной, необычной и даже трагичной, что именно о нем я хочу вам рассказать.

Его звали Готтфрид фон Крамм, и такой счет финала можно в какой-то степени объяснить тем, что по дороге на финал в такси он попал в небольшую автокатастрофу. Впрочем, об этом особо не упоминалось после этого матча.

Итак, полное имя – барон Готтфрид Александр Максимилиан Вальтер Курт фон Крамм. Он был третьим из семи сыновей аристократической семьи и родился в фамильном замке в нижней Саксонии. В своей жизни он был женат на одной из самых богатых женщин в мире, а потом развелся с ней. Он участвовал в той войне, которая для нас является Великой Отечественной, был ранен и получил Железный крест за битву под Москвой. В семье из него растили дипломата, но он хотел быть теннисистом. Он был человеком неподражаемой грации на корте и несгибаемых принципов вне его. Он дважды выигрывал «Ролан Гаррос» и был одним из троицы величайших игроков своего времени, куда кроме него входили Фред Перри и Дон Бадж.

По внешности он был истинным арийцем – блондином с зелеными глазами. Как раз в его случае (вспомните время и страну, в которой он жил) подобная внешность имела огромное значение. В том самом финале, который он проиграл Фреду Перри, советник Гитлера фон Риббентроп наблюдал за ним с трибун. Вся верхушка тогдашней Германии, начиная с Риббентропа и заканчивая самим Гитлером, пыталась убедить фон Крамма вступить в партию нацистов. Он отказался, он называл Гитлера маляром. Нацисты не сдавались, фон Крамм был настолько популярен в Германии и так уважаем в других странах, что его привлечение в партию власти было очень важно для них. Чтобы убедить его, фельдмаршал Герман Геринг разорвал все закладные на имущество фон Крамма, которые принадлежали еврейским банкам. «Теперь ты свободен», – сказал Геринг. «Еще одна причина для меня, чтобы не вступать в вашу партию», – ответил фон Крамм.

По воспоминаниям членов его семьи, он был одним из участников заговора, целью которого было убийство Гитлера. Конечно, не на главных ролях. Когда заговор был раскрыт, около 5000 заговорщиков были казнены. Фон Крамма не тронули, во-первых, из-за его популярности, а, во-вторых, потому что он играл в теннис и дружил со шведским королем Густавом. Гитлер хотел иметь Швецию в своих союзниках. До поры до времени нацистская Германия терпела даже то, что фон Крамм был гомосексуалистом. В 1931 году, вскоре после первой женитьбы (его первой женой была баронесса фон Добенек) он влюбился в еврейского актера Манасси Хербста, и они были вместе три года, а потом расстались. В 1938 году Хербст шантажировал его, получил от него деньги и уехал в Палестину.

Фон Крамм до сих пор считается одним из самых элегантных теннисистов всех времен. Он всегда выходил на корт в полосатых свитерах и в брюках, с идеальной прической и улыбкой. С 1934 по 1937 год он сыграл на восьми турнирах, которые мы теперь называем турнирами «Большого шлема», и доходил до финала в семи из них. Его битвы с Фредом Перри стали легендарными. Англичанин выиграл в финалах Открытого чемпионата Франции и «Уимблдона» в 1935, фон Крамм победил во Франции в 1936, но Перри взял реванш на «Уимблдоне» того же года. Перри знал, что в том финале 1936 года у фон Крамма были проблемы с ногой. Как пишет Джон Хендерсон в книге «Последний чемпион: Жизнь Фреда Перри», команда англичанина вела практически слежку за фон Краммом. Обслуживающий персонал отеля «Савой», где жил немец, был наводнен шпионами Перри, которые сообщали ему поминутно новости из стана фон Крамма, начиная с того, что он ел, и заканчивая тем, как он спал.

К тому же Перри был отличным психологом и имел еще один сюрприз в своем рукаве или, если говорить точно, в своем кармане. Элегантность фон Крамма была почти маниакальной, именно это Перри использовал, чтобы расстроить его. Он просто-напросто сунул руку в карман своих брюк, вытащил подкладку и оставил ее висеть. Он был абсолютно уверен, что созерцание брюк, с которыми так неуважительно обходятся, бесконечно раздражает Крамма.

Так или иначе, «Уимблдон» так и остался для немца недостижимой мечтой, но было одно соревнование, которое имело огромное значение для фюрера. Это был Кубок Дэвиса. В 1936 году Германия имела шанс обыграть Америку, и это было очень важно для третьего Рейха. Фон Крамм тоже хотел выиграть, потому что он понимал, что для него это, в какой-то степени, вопрос жизни и смерти. Но даже в такой ситуации он не был готов поступиться своими принципами. Во время решающей парной встречи у немецкой пары был матчбол. Фон Крамм и Люнд (его партнер по команде) одновременно вышли на мяч, и Люнд выполнил победный удар. Немецкая команда начала ликовать, но тут Крамм поднял руку и обратился к судье.

Он заявил, что мяч после удара Люнда задел его ракетку, и соответственно это очко должно быть присуждено американцем. Игра продолжилась, и американцы победили со счетом 8:6 в пятом сете. Капитан немецкой команды кричал на фон Крамма: «Ты опозорил свою страну». Ответ барона прозвучал совершенно спокойно: «Когда, еще будучи молодым человеком, я выбрал теннис, я выбрал его, потому что это игра джентльменов. И с тех самых пор, как взял в руки ракетку, я играю как джентльмен. Как Вы думаете, смог бы я заснуть сегодня, зная, что мяч коснулся моей ракетки, а я не сказал об этом? Ни за что. Потому что это полностью противоречило бы тем принципам, на которых, по моему мнению, стоит игра. И я не думаю, что я опозорил немецкий народ. На самом деле, я думаю, что я только делаю ему честь».

А самым известным матчем фон Крамма является его встреча в Кубке Дэвиса-1937 с американцем Доном Баджем, о которой даже написана книга (A Terrible Splendor: Three Extraordinary Men, a World Poised for War, and the Greatest Tennis Match Ever Played, автор Маршалл Джон Фишер). Бадж считал, что Кубок Дэвиса ни в коем случае не должен отправиться в нацистскую страну, а Крамм непосредственно перед матчем получил звонок от Гитлера и, видимо, представлял себе, чем закончится для него поражение в этой игре. Это была настоящая битва, и под каким давлением фон Крамм проводил этот матч, можно только догадываться.

В этом матче фон Крамм проиграл, и нацистам удалось отомстить ему. Ведь именно из-за нацистов он так и не смог осуществить свою мечту о победе на «Уимблдоне». Дело в том, что после 1936 года Перри стал профессионалом и не мог больше играть на «Уимблдоне», но там еще оставался Дон Бадж, и именно ему фон Крамм проиграл в финале. А потом в дело вмешалась политика – в 1937 году фон Крамм и другой немецкий игрок Хеннер Хенкель ездили в тур по миру. По замыслу властей, этот тур был предназначен для того, чтобы спортсмены пропагандировали нацистский режим в других странах. Хенкель действительно делал это, потому что он искренне верил в идеологию фашизма (это не помогло ему выжить, он был убит под Сталинградом). А фон Крамм везде и всюду говорил хорошие слова о стране и ее народе, но критиковал власть. Естественно об этом стало известно в Берлине и, по-видимому, не без участия Хенкеля.

Когда фон Крамм вернулся из турне, за ним пришли из гестапо. Вот тут-то в ход и пошли обвинения в нетрадиционной ориентации. Состоялся суд, в ходе которого у фон Крамма случился нервный приступ, но после госпиталя его отправили на год в тюрьму. Его успешный соперник Дон Бадж в 1938 году в отсутствие Крамма не только собрал Большой Шлем, но и приложил массу усилий для того, чтобы помочь человеку, которого он очень уважал. Он собрал подписи американских топ-спортсменов, включая Джона Ди Маджио (бейсболист, один из мужей Мерилин Монро), под петицией в защиту немца. После завоевания Большого Шлема Бадж перешел в профессионалы, и других достойных соперников в любительском теннисе у фон Крамма просто не оставалось. Но когда в 1939 году фон Крамм, уже освободившись, должен был, наконец, завоевать уимблдонский трофей, его попросту не допустили к участию в турнире. Он был преступником по приговору суда, а люди с криминальным прошлым не должны были играть на «Уимблдоне».

В мае 1940-го года его мобилизовали в армию, а с началом военных действий он служил на Восточном фронте. В 1942 году он был демобилизован из армии по формальной причине наличия судимости. Впрочем, по разным сообщениям и от тюрьмы, где он отсидел не весь срок, и от войны его спасал его друг – большой любитель тенниса шведский король Густав (он же спас из гестаповского заключения и другого теннисиста Жана Боротру). Именно благодаря этому человеку фон Крамм в 1944 году был отпущен в Швецию и остаток войны прожил там.

После войны фон Крамм вернулся в Германию и продолжил играть в теннис, между прочим, по-прежнему в брюках. Он был чемпионом Германии в 1948, 1949 и 1951 годах. И уже 42-летним человеком вернулся на «Уимблдон», где проиграл в первом круге.

Фон Крамм в 1955 году женился на Барбаре Хаттон, для которой это был уже шестой брак. Прежде она была замужем за двумя князьями (грузинским и русским), одним графом, доминиканским мотогонщиком и плейбоем Порфирио Руберозой, а также голливудской суперзвездой Кэри Грантом. С фон Краммом они были друзьями, а в это время Барбара Хаттон уже страдала зависимостью от алкоголя и наркотиков. Фон Крамм пытался ее спасти, но ему это не удалось. Они развелись в 59 году.

После ухода из тенниса фон Крамм стал успешным бизнесменом и по делам своей компании ездил по всему миру. В одной из таких поездок, в Египте в 1976 году он попал в автокатастрофу и умер в больнице.

Девять лет спустя немецкий теннисист выиграл «Уимблдон». Это был Борис Беккер, и после своей победы он сказал, что особенно ценит свою победу потому, что у Германии до этого не было теннисного героя. Это было 7 июля, в тот день Готтфриду фон Крамму могло бы исполниться 76 лет. А вчера ему исполнилось бы 100. И он достоин того, чтобы его помнили.

Свежие записи в блоге

22 мая 16:42
Шарапова вернулась. На «Ролан Гаррос» – минимум полуфинал

19 мая 11:04
Джокович трагически мажет смэши. Такие ошибки даже назвали в его честь

16 мая 19:00
Через два года лучшим в мужском теннисе будет Зверев. Он умеет все

14 мая 15:50
Полтора года назад ей чуть не отрезали пальцы, а теперь она разрывает женский теннис

12 мая 22:55
Только он обыгрывает Надаля на грунте последние два сезона

9 мая 17:07
Русский грек – лучший теннисист младше 20 в мире

4 мая 23:03
Он заработал миллиард, назвал Серену толстой, а Федерера – непорядочным

30 апреля 09:51
Надаль на грунте – это безумие. Сплошные рекорды

28 апреля 10:05
У Джоковича худший старт сезона в карьере. Что с ним?

27 апреля 20:14
В теннисе 2 года искали договорные матчи. Потратили 20 млн и не нашли ничего нового

Сегодня родились