android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Теги WTA Мичель Ларчер де Бриту

Еще раз о криках

Наверное, все заметили, что в последнее время часто муссируется тема криков на корте. Олег в конференции заметил, что разговоры на эту тему начинаются тогда, когда писать больше не о чем, но мне кажется, что все не так просто. Буквально за один день тема криков на корте стала одной из самых популярных и обсуждаемых в теннисном мире, причем, как у болельщиков и аналитиков, так и у игроков. На эту тему высказались все � Навратилова, Штих и многие другие. Ну, и естественно уже написано множество статей на тему криков. Наиболее типичными являются материалы Джулии Уэлч из Dailymail (против криков) и Джона Вертхейма из Sports Illustrated (в защиту). Хочу их сейчас процитировать.

Начнем с дамы: «Смотреть женский теннис � это всегда было скучно. Ты сидел, выкручивал пальцы, надеясь, что это не продлится слишком долго, и пытался убедить себя, что это очень интересно � наблюдать за борьбой очередной восточно-европейки с топорным лицом и гигантской американки, которая сложена как мусоровоз.

А потом все начинали аплодировать, как сумасшедшие, в конце матча � потому что игра закончилась, и ты можешь наконец получить удовольствие от мужской игры.

Но сейчас женский теннис � это не просто неприятный опыт. Смотреть женские одиночные матчи � это как ночной кошмар. Спасибо за это всем вопящим, визжащим и кричащим, аккомпанируя своей игре. Это не просто громкие выдохи, как у некоторых мужчин. Это действительно агрессивные, непривлекательные, животные звуки.

Одной из последних представительниц банши с ракетками стала португальская тинэйджер Мичель Ларчер де Бритту, которая заработала известность не тем, как она играет или выглядит, а тем, как она звучит. Вероятно, ее можно услышать, находясь в трех кортах от нее.

Громкость игры � это единственное, в чем женский теннис смог превзойти мужчин. Все, чего им не хватает в силе и энергии, они восполняют  уникальной, отвратительной громкостью».

А потом Джулия выдает доказательную базу в виде цифр (это ж надо не полениться и как-то это померять): «К вашему сведению, мисс Ларчер де Бритту вне конкуренции. Но у нас есть сестры Уильямс, Винус и Серена, которые кричат с громкостью 85-90 децибел, что эквивалентно шуму от мотогазонокосилки в соседнем дворе.

Крик Марии Шараповой преодолел барьер в 100 децибел, что можно сравнить с мотоциклом, проезжающим у тебя под окнами.

Ну а Ларчер де Бритту принадлежат рекордные 109 децибел. Еще десяток децибел � и она сможет имитировать шум от самолета. И все это ужасно.

Если обратиться к экспертам, то звуки громче 80 децибел могут быть опасны для здоровья. Поэтому мы скоро можем стать свидетелями первого судебного иска, направленного против игрока за нанесенный вред здоровью». И подытоживается вся эта красота вопросом, вынесенным в заголовок статьи: «Почему девушки на «Уимблдоне» звучат, как труженицы порнофильмов?»

Про пламенное выступление Навратиловой, я думаю, все помнят, если нет, его можно прочитать здесь. Затем Eurosport не поленился и обратился за комментариями по поводу девчачьих криков на корте ко многим бывшим и действующим спортсменам. Наиболее забавной в ряду этих высказываний является мысль бывшей второй ракетки мира 40-летнего Михаэля Штиха, который, в противовес всем, счел, что «эти звуки отвратительны, уродливы, антисексуальны», чем навлек на себя гнев спортивной чиновницы, призывавшей оценивать спортсменок по их спортивным достижениям, а не по степени привлекательности для противоположного пола. Но тогда встает вопрос � чем же эти крики мешают спортивным достижениям данных спортсменок? Скорее, наоборот помогают. Здесь же досталось и теннисному гуру Нику Боллетьери, ученики которого (Агасси, Селеш, сестры Уильямс, Мария Шарапова, а теперь вот Ларчер де Бритту) особо отличились на ниве звукоизвлечения. Пришлось Нику оправдываться в своей колонке в Independent, рассказывая, что он никоим образом не учит своих подопечных орать во время игры, а просто помогает им найти способ высвобождать энергию и оставаться сосредоточенными на матче. А вообще-то он против серийных криков и даже считает, что за них надо наказывать.
Вот здесь-то и кроется самый интересный момент всех этих дебатов � штрафовать, а за что и как? Кто будет это определять? Или, вдобавок к предлагаемым Навратиловой часам, корты предстоит оснастить еще и шумометрами? Правило про затяжку времени существует, но работает как-то крайне редко и избирательно. Теперь у судей появится еще обязанность решать, намеренно ли кричит игрок, серийно ли, и достаточно ли громко, чтобы быть наказанным? Вопросов много, но в то же время лично я не верю в случайно совпавшее по времени появление всех этих публикаций. Что-то зреет, интересно только, что. А закончить хочу забавной статьей
  Джона Вертхейма, которую он назвал «Проверка звука: Почему мода на крик может быть не так уж и плоха». «Тема криков в теннисе сейчас обсуждаема, как никогда. Визги всегда были больше выработанной манерой, чем невольной реакцией организма. Со всей своей надоедливостью, крики могут быть полезны теннису.

Итак, крики. Это уже почти рефлекторная реакция в современном теннисе. Как только ракетка некоторых игроков касается мяча, они дают волю короткой, но необузданной песне, которая зарождается где-то в их животах и может быть слышна в нескольких округах отсюда. Закройте глаза, когда будете смотреть «Уимблдон» в течение нескольких следующих недель, и вы можете подумать, что случайно переключились на платный канал (да, женщины тут главные обвиняемые). На «Ролан Гаррос» крики Мичель Ларчер де Бритту были настолько громкими, что их было слышно в некоторых частях Бельгии.

Крики в теннисе стали настолько знаменитыми, что рэпер Lil Wayne засемплировал крик Елены Дементьевой для одного из своих синглов.

Но, конечно, крики � это не новшество для тенниса. Моника Селеш подражала резаному поросенку еще в ранних 90-х, побудив лондонский таблоид измерить громкость ее воплей. Высоко техничный и устрашающе точный крикометр определил, что уровень ее децибелов приближается к шуму взлетающего Боинга 747. Из букв ее имени даже сделали анаграмму Camel Noises (шум верблюда).

Позже крики стали настолько распространенными, что если некоторые игроки не кричат, это очень сильно удивляет остальных. И мода на крик не пропадет внезапно. Некоторые утверждают, что крики � это энергичное дыхательное упражнение, которое некоторые юниорские тренеры преподают своим ученикам.

Это отчасти забавный феномен. Как можно себе представить, что крикетный боулер подчеркнет бросок криком? Как боксеры не издают трели, подобные Экселу Роузу (прим. � вокалист группы Guns�n�Roses), когда выполняют нокаутирующий удар? Если вернуться в теннис, Энди Роддик в тишине подает со скоростью 140 миль в час. А Мария Шарапова издает пронзительный звук, когда выполняет средненький бэкхенд.

Сторонники чистого тенниса ненавидят этот тренд. И даже если они слишком благородны для того, чтобы орать об этом во все горло, они все равно дадут об этом знать. Мартина Навратилова одни из тех, кто хочет увидеть (услышать?) запрет на крики.

Я не говорю, что крики станут причиной конца цивилизованного общества. Если честно, я никогда не говорил, что крики это так уж плохо. В течение многих лет теннис отчаянно пытался развеять впечатление, что это не просто развлечение слабаков в загородном клубе. А что сильнее подчеркивает ярую природу спорта, если не похожие на вой трамвайных тормозов крики?

В случае с женщинами, я верю, что крик может быть признан видом манифестации. Так же, как и рок-звезды, который кричали и шумели, показывая свою социальную неприемлимость, женщины этим говорят: «Я звезда, и я буду делать то, что захочу, и мне не важно, какие традиции я нарушаю, или, что я кого-то раздражаю». Нечленораздельный крик может означать: «Это моя территория».

Если теннис действительно намерен принять меры по поднятию спортивного духа, есть более серьезные проблемы � явные подсказки тренеров посреди матча, перерывы на довольно спорные «травмы» и долгие перерывы на поход в туалет. К тому же, как можно запретить кричать. Можно вообразить такой обмен репликами.

� Мисс Шарапова, предупреждение за крик

� Я не кричала. Я просто пела Lil Wayne�а».

По-моему, правоту автора в отношении причин, побуждающих девушек вопить, отлично подтверждают недавние слова юной португалки, заявившей, что никто и ничто не заставит ее перестать кричать, покуда это помогает ей выигрывать. Одна не перестанет кричать, другие не перестанут возмущаться. Посмотрим, куду это приведет.

Свежие записи в блоге

21 ноября 07:30
Мы ошиблись: мужской итоговый турнир был интересным

13 ноября 15:45
Мужской итоговый турнир будет скучным. Выиграет Федерер

13 ноября 12:44
Скоро вы не узнаете мужской теннис. Новые правила все изменят

9 ноября 09:32
Джордж Буш пытался перепить теннисиста. Через 24 года эта пьянка повлияла на выборы

6 ноября 09:55
Революционный турнир в теннисе: роботы вместо судей, сеты до 4 геймов

4 ноября 09:08
Шарапову обвинили в участии в преступном сговоре. В Индии

31 октября 21:01
Мартина Хингис завершила карьеру. В третий раз

26 октября 14:06
Джокович спонсирует 8-летнего теннисиста

25 октября 17:08
Теннисист, который играл в кино о войне, а теперь побеждает в России

11 октября 16:28
Возможно, теннисисты делают на себя ставки. И обманывают букмекеров

Сегодня родились

Лучшие материалы