Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог С миру по Нитке

Новый тренер, новые дороги

В новом выпуске блога «С миру по Нитке» – очередная глава книги Рене Штауффера «В поисках совершенства». В ней описан тот момент в жизни Федерера, когда одна знаковая встреча уже произошла, а другая только-только назревала.

Четыре дня без Интернета выбыли меня из информационного поля. Но в такие моменты на помощь приходит Рене Штауффер.

Рене Штауффер «В поисках совершенства. История Роджера Федерера».

Пролог

Предисловие. Никто его не ждал

Из Кемптон-парка в Базель

Мальчик познает теннис

Экубленс. Тоска по дому

Лучший из юниоров

Новичок карабкается на вершину

Новый тренер, новые дороги

«2000-й год начался для Роджера Федерера даже лучше, чем предыдущий. На дебютном турнире сезона в Аделаиде он наконец одержал первую победу уровня АТР на открытых кортах, обыграв Йенса Книпшильда из Германии. После этого он проиграл шведу Томасу Энквисту. На Australian Open Роджер прошел бывшего чемпиона «Ролан Гаррос» Майкла Чанга на пути к третьему кругу, где уступил Арно Клеману из Франции. Но лучших результатов Федерер все равно добивался в залах. В первом круге Кубка Дэвиса против Австралии, который проходил в зале в Цюрихе, он обыграл Марка Филиппуссиса, а потом – вместе с Лоренцо Манта – Уэйна Артурса и Сэндона Столла, что позволило Швейцарии вырваться вперед со счетом 2:1. Но когда Федерер мог принести победу своей команде, он в борьбе уступил Ллейтону Хьюитту со счетом 2:6, 6:3, 6:7, 1:6, и в итоге Австралия выиграла матч.

Всего через восемь дней после поражения от Хьюитта в карьере Федерера произошло еще одно значимое событие – первый финал турнира АТР. Он добрался до решающего матча на турнире в Марселе, где ему выпало играть с – кем бы вы думали – другом и соотечественником Марком Россе. На тот момент Роджер стоял на 67-й позиции в рейтинге – на 10 строчек выше двухметрового уроженца Женевы. Но, несмотря на победу в первой партии, Федерер в тот день уступил в упорном матче со счетом 6:2, 3:6, 6:7. И всего через 12 дней история почти в точности повторилась в Лондоне – на этот раз на стадии четвертьфинала. Федерер опять выиграл сет, но проиграл матч. Как и в Марселе, дальше ему оставалось только смотреть, как Россе потом взял турнир. В итоге оказалось, что это последний трофей в копилке Олимпийского чемпиона-1992.

Несмотря на эти поражения, Федерер вошел в Топ-50. Он уже достиг своей цели на сезон и поставил новую – Топ-25.

Пасхальным апрельским воскресеньем во все швейцарские новостные агентства пришел факс. На нем не было имени отправителя, и заголовок был очень лаконичен: «Press Communique Tennis». Пресс-релиз состоял из 22 строк, написан был немного коряво и начинался следующим образом: «Роджер Федерер решил работать самостоятельно. С 1 октября 2000 года он начнет сотрудничество с тренером федерации тенниса Швейцарии Петером Лундгреном. Отделение от федерации произошло после многих лет совместной работы. Стороны уладили все вопросы полюбовно». После этого шли благодарности федерации, особенно Питеру Картеру, который, как говорилось в пресс-релизе, привел Федерера к первой строчке юниорского рейтинга и месту в Топ-50. «Достигнутое рейтинговое положение позволяет мне уверенно стоять на ногах, и вследствие этого я принял решение работать независимо», – гласило заявление Федерера.

Официальный отказ от опеки федерации был вполне разумным шагом – это позволяло Федереру создавать более гибкую команду и работать в собственном режиме, отвечающем его нуждам. Но тот факт, что он решил работать не с Картером, который хорошо его и знал и с которым они уже давно сотрудничали, а с Лундгреном, стал для многих неожиданностью. Федерер сам не мог объяснить причины сделанного выбора.

«Это было спонтанное решение. Они оба славные ребята». Решение помогла принять интуиция, внутреннее чутье. «И оно оказалось на стороне Петера Лундгрена».

Картер не мог скрыть своего разочарования, но отреагировал на новость благородно. Он немедленно передал бразды наставничества над Федерером шведу и снова посвятил себя другим игрокам в качестве тренера федерации.

Как позже оказалось, у Федерера появился тренер, который ему полностью подходил. Длинные светлые волосы делали коренастого 35-летнего шведа похожим на викинга. Он был строг и требователен, но в то же время очень легок в общении, всегда пребывал в хорошем настроении и не скупился на шутки. К тому же он был хорошо знаком с миром профессионального тенниса еще со времен своей карьеры. Он играл с большинством тогдашних соперников Федерера, участвовал в ключевых турнирах по всему миру и выступал на всех центральных кортах крупнейших стадионов. Он был узнаваемой, популярной и уважаемой в теннисном мире фигурой.

О достижениях Лундгрена стоит упомянуть отдельно. За свою карьеру, которая закончилась в 1994, он заработал больше миллиона долларов призовых и записал в актив много громких побед, в том числе над Питом Сампрасом, Андре Агасси, Матсом Виландером, Иваном Лендлом, Майклом Чангом и Пэтом Кэшем. Но, когда его спрашивают об этом, он скромно отвечает: «Но я еще и много проигрывал совершенно неизвестным ребятам». Лундгрен трижды брал турниры АТР – в Кельне, Рай-Бруке и Сан-Франциско, а в середине 80-х даже добирался до 25 строчки в рейтинге, правда, большую часть карьеры обитал где-то в районе 50-80-х мест. Иногда из-за прически Петера путали с Бьорном Боргом, но стиль его игры был совсем не похож на стиль шведской легенды – новый тренер Федерера на корте был агрессивен и постоянно рвался в атаку, как на задней линии, так и у сетки.

Лундгрен, который жил вместе со своей девушкой и двумя детьми недалеко от Гетеборга, нашел в тренерской работе свое призвание. «Я работаю тренером, потому что очень много знаю о теннисе и хочу делиться этим знанием», – объяснял он. Он говорил, что за свою карьеру совершил неимоверное количество ошибок и хочет уберечь Федерера от их повторения. Его девизом была фраза: «Умный человек учится не только на своих ошибках, но и на чужих». Федерер признавал, что у них с Лундгреном похожие характеры. «Он все делал по-своему. Если кто-то говорил ему не ломать ракетки, он поворачивался и в секунду крошил целых две – прямо как я раньше».

Перед тем, как в 1997 получить место в швейцарской федерации тенниса, Лундгрен поработал в Германии, Швеции, а в 1996 тренировал лучшего чилийского теннисиста Марсело Риоса. Всегда угрюмый и небритый, длинноволосый чилиец был одним из самых непопулярных игроков тура. Его считали раздражительным и упрямым. «Это были самые длинные восемь месяцев моей жизни», – позже признался Лундгрен. А вот работа с Федерером, которая занимала 40 недель в году, наоборот, была почти раем.

Швед, как и многие другие, подтверждал, что у Федерера безграничный потенциал. Лундгрен считал, что Роджер входил в число 300-400 лучших игроков планеты, еще когда ему было 16. А теперь Федереру было 18, и швед сказал, что он «может быть первой ракеткой мира, но впереди еще долгий путь. Я был 25-м в мире, но мне далеко до уровня Роджера. Он особенный. Он с другой планеты». Еще один тренер федерации – голландец Свен Греневольд – тоже был в восторге от Федерера: «Роджер может достичь всего, что захочет. Он может выигрывать турниры «Большого шлема», может стать первой ракеткой мира. Он умеет прибавлять, когда это необходимо. Если у него идет игра – его игра – его крайне сложно обыграть кому бы то ни было».

Лундгрен быстро понял, что главное, над чем им надо работать – это юношеская пылкость Роджера. «Роджер должен научиться побеждать некрасиво. Он художник, но когда его удары перестают работать, он злится и теряет концентрацию. Он способен сотворить с мячом что угодно, но ему надо научиться играть проще». Еще одной слабостью швейцарца была игра слета: «Когда мы только начали работать вместе, он ненавидел играть слета. Он шел к сетке так, будто там его ждали кровожадные акулы. Лишь многими часами тренировок мы прогнали этих акул».

Начало сотрудничества Федерера и Лундгрена пришлось на середину грунтового сезона. Это были мрачные времена для Роджера. Он проиграл в первых кругах грунтовых турниров в Монте-Карло, Риме, Барселоне, Гамбурге и Санкт-Полтене. Перед началом «Ролан Гаррос» Федерер проиграл все 11 матчей на грунте, в которых принимал участие в АТР-туре и Кубке Дэвиса. Лундгрен считал это результатом ошибок в планировании сезона. Перед началом грунтовой серии Роджер отправился на выставочный турнир в Хьюстон, и ему не хватило времени на подготовку к европейскому грунту.

Но в Париже черная полоса, наконец, закончилась. Федерер одержал первую профессиональную победу на грунте, обыграв Уэйна Артурса из Австралии со счетом 7:6, 6:3, 1:6, 6:3. Пройдя во втором круге американца Жан-Мишеля Гэмбила, Федерер затем в захватывающем пятисетовом матче одолел соотечественника Мишеля Кратошвиля, причем решающая партия закончилась со счетом 8:6. Это позволило Федереру впервые в карьере выйти в четвертый круг турнира «Большого шлема». По тем временам это был великолепный результат для него. И хотя в следующем матче швейцарец проиграл испанцу Алексу Корретхе – одному из лучших грунтовиков мира – Лундгрен был очень доволен этим достижением. «Корретха провел отличный матч, но Роджер все равно сумел продержаться два часа. Этот опыт придаст ему сил и уверенности в себе».

И все же новообретенная уверенность проявилась не сразу. Через две недели после матча с Корретхой Федерер в первом круге «Уимблдона» проиграл бывшей первой ракетке мира россиянину Евгению Кафельникову. Но это не привело Роджера в уныние. «Я сыграл не очень хорошо, но и не совсем ужасно», – объяснил он, а потом перешел к восторгам от атмосферы любимого турнира. При том, что Федерер за два года не выиграл в основной сетке «Уимблдона» ни матча, он уверенно заявил, что когда-нибудь выиграет здесь и взрослый титул, как в свое время юниорский. Когда он это говорил, некоторые журналисты переглядывались и качали головами.

Но лето после «Уимблдона» оказалось сплошным расстройством. Это поражение во Всеанглийском клубе стало первым из пяти подряд вылетов в стартовых матчах. Серия закончилась на US Open, где выход в третий круг немного подправил статистику. На тот момент Федерер проиграл в первых кругах двадцати одного из тридцати восьми турниров АТР. Но неудачи не обескуражили швейцарца, и он с энтузиазмом отправился по следующему месту назначения – а это была Олимпиаде-2000 в Сиднее. В жизни Федерера назревали большие перемены – как на корте, так и за его пределами».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+