android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог ведущего российского еженедельника

Теги Юко Кавагути Тамара Москвина Александр Смирнов сборная России чемпионат Европы Ванкувер-2010 Елена Бережная Антон Сихарулидзе

Новые русские спортсмены

Международная федерация фигурного катания разрешает фигуристам выступать под чужим флагом. На прошлогоднем чемпионате Европы Кавагути каталась за Россию, хотя российского гражданства у нее не было. Поменять японское гражданство на российское Кавагути пришлось из-за Олимпиады – у Международного олимпийского комитета другие правила.

В Японии выступающую в паре фигуристку Юко Кавагути никогда не отобрали бы на Олимпиаду. Во-первых, проблема с тренерами. Во-вторых, подходящих партнеров тоже не было – одни даже поднимали маленькую японку с трудом, другие просто не умели профессионально кататься. Мечта осуществилась в России: здесь Кавагути подобрали могучего Александра Смирнова, но чтобы получить олимпийскую путевку, ей пришлось сменить гражданство. «Теперь, чтобы стать японкой обратно, нужно будет прожить 10 лет в Японии, выйти замуж и завести двоих детей, – говорит Юко. – Но я даже на это согласна – очень на Олимпиаду хочется».

Натурализация в российском спорте по-прежнему остается экзотикой: чаще всего ее инициаторами выступают российские клубы, когда хотят обойти лимит на легионеров. А выдающим гражданство властям объясняют, что страна тоже в выигрыше: глядишь, очередной баскетболист когда-нибудь сыграет за Россию на чемпионате Европы или даже на Олимпиаде.

Сами спортсмены требуют смены гражданства лишь в исключительных случаях. Недооцененная в Штатах баскетболистка Бекки Хэммон взяла российский паспорт, потому что хотела сыграть на Олимпиаде в Пекине. Двери собственной сборной были плотно закрыты. Хэммон взяла бронзу и свою силу Америке доказала. Но баскетбол – все-таки не фигурное катание. Обрусевшая Кавагути стала первой иностранкой в истории главного советского и российского спорта. И теперь через год поедет на Олимпиаду в Ванкувер. «Мы же ее не просто так взяли с улицы. Это вполне обрусевшая девочка, – заверил Newsweek президент Федерации фигурного катания России Валентин Писеев. – Да и наши фигуристы часто гражданство меняют. Жизнь такая».

Япона мама

Юко Кавагути надевает смешной красный колпак и идет к метро: в Санкт-Петербурге, где фигуристка живет уже семь лет, чемпионку России в парном катании все равно никто не узнает. Каждый день новой русской фигуристки похож на предыдущий: утром тренировка, потом небольшой отдых дома, опять тренировка и снова домой – готовить ужин и смотреть телевизор. За время, проведенное в России, Кавагути успела закончить факультет международных отношений СПбГУ, выучить русский язык и полюбить борщ, который варит муж Тамары Москвиной – ее тренера. А вот друзей найти так и не смогла, поэтому больше всего общается с журналистами и с тренером, ласково называя ее «второй мамой». «Хуже всего после соревнований – когда возвращаешься в пустой дом. Становится жутко», – говорит Кавагути.

«За те 30 лет, что я тут работаю, ничего не изменилось. Хотя нет. Стекла мыть стали»

Тренировки российской пары проходят во дворце спорта «Юбилейный». Праздничного впечатления он не производит: снаружи подобие заводского крыльца, внутри – длинные коридоры и облупившиеся стены. За три дня до старта чемпионата Европы Кавагути и Смирнов тренируются на резервном катке – основной отдали простым петербуржцам, которые катаются за 200 рублей в час. Резервный каток освещают лишь несколько ламп, в зале полумрак. Фигуристы появляются в сопровождении Тамары Москвиной. У заслуженного тренера России, вырастившей четыре олимпийские чемпионские пары, в одной руке мобильный телефон, а в другой – старенький магнитофон. «За те 30 лет, что я тут работаю, ничего не изменилось, – обводит грустным взглядом пожелтевшие от времени стены катка Москвина. – Хотя нет. Стекла мыть стали».

Москвина тренирует на этом катке бесплатно и разрешает друзьям-тренерам приводить своих учеников. Во время последней тренировки перед чемпионатом Европы вместе с Кавагути и Смирновым на катке индивидуальные занятия дают еще два тренера. «Другого времени им никто не даст, приходится помогать», – признается Москвина. Кавагути и Смирнов ждут, пока 8-летняя девочка объедет каток по кругу, и лишь потом начинают катать короткую программу. Через несколько дней на чемпионате Европы в Хельсинки они ее выполнят без единой ошибки.

«Музыку!» – командует сама себе Тамара Москвина и жмет на кнопку. Звучит отрывок из «Умирающего лебедя» Сен-Санса. Москвина снимает тренировку на видео небольшой «мыльницей», чтобы потом внимательно рассмотреть допущенные в прокате ошибки. Раньше для этого у нее был собственный режиссер, но потом деньги кончились. Из помощников осталась только хореограф, которая дважды в день заскакивает на каток – «на всякий случай».

Холодный душ

Финансовый кризис оставил одну из сильнейших российских пар не только без оператора, но и без спонсора: банк «Московский капитал» уже в декабре прекратил вкладываться в непрофильные спортивные активы. Поначалу он много помогал: платил стипендии и покупал костюмы. Теперь единственный заработок фигуристов – призовые места чемпионатов и небольшая городская стипендия, которая, по словам Москвиной, рангу чемпионов России не соответствует.

Это звание пара Кавагути–Смирнов завоевала в декабре в Казани. Там они впервые обошли главных соперников – Марию Мухортову и Максима Транькова. Второй раз они сделали это на завершившемся на прошлой неделе чемпионате Европы в Хельсинки: российско-японский дуэт выиграл серебро, пропустив вперед лишь чемпионов мира – немецкую пару Савченко – Шолковы. Но и второе место стало успехом: вместе Кавагути и Смирнов стали тренироваться лишь в 2006 году, а главные старты 2007 года – чемпионаты России и Европы – японка пропустила из-за перелома ноги.

Кавагути, по ее собственным словам, отчаянно пытается «понять Россию», но признается, что «сделать это невозможно». Первую поездку в Санкт-Петербург фигуристка вспоминает, заливаясь смехом: «Зима, холодно, темно и грязно». Если к этому за много лет она уже привыкла, то отключение горячей воды летом по-прежнему остается для нее загадкой. «Кажется, что специально так делают: только я уеду – воду дают, приеду – отключают сразу. И вода грязная», – жалуется фигуристка. Бороться с этим стихийным бедствием она решила самостоятельно: недавно купила бойлер и фильтр – теперь, говорит, стало похоже на Японию.

Впервые увидела ее на Олимпиаде-98 и сразу же отправила Москвиной факс: мол, хочу у вас учиться

Фигуристка рассказывает об этом, сидя с чашкой зеленого чая в небольшой комнатке, расположенной над катком. Здесь находится главный офис чемпионской пары. Тамара Москвина проводит экскурсию по восьмиметровому помещению: «Здесь вот у нас факс стоит, здесь компьютер с Wi-Fi, вот кондиционер – видите? Я тоже не вижу». На самом деле в комнате поместился лишь большой шкаф, стол и синий кожаный диван, который «только что завезли», по углам кучами навалены коньки. «Где-то здесь еще можно найти обувь Елены Бережной и Антона Сихарулидзе, с которыми я занималась 10 лет назад», – шутит Москвина.

Кавагути от этой шутки становится не по себе – ведь именно из-за Бережной она и пришла в фигурное катание. Впервые увидела ее на Олимпиаде-98 и сразу же отправила Москвиной факс: мол, хочу у вас учиться. Начало письма написал папа, знавший по-русски пару фраз, остальное дописала сама Кавагути – уже на английском. «Эта смелость и настойчивость меня победили», – вспоминает тренер. Встретились после короткой переписки они в Америке – Москвина там работала, а Кавагути приехать туда было гораздо проще, чем в Россию. В Штатах, говорит Кавагути, «хоть и все-все-все было», но ей не понравилось: нужно было ездить на машине, а водить она так и не научилась. Поэтому и попросилась в Россию.

С новой родиной Кавагути установила не столько культурные, сколько гастрономические связи, шутит Москвина: помимо борща любит салаты с картошкой. Фигуристка оправдывается: просто найти настоящую японскую пищу не получилось, вот и пришлось привыкать к русской. Но у себя дома она борщ никогда не варит: сама готовит японские блюда и называет свою кухню лучшим суши-баром в Санкт-Петербурге.

Почти казашка

Международная федерация фигурного катания разрешает фигуристам выступать под чужим флагом. На прошлогоднем чемпионате Европы Кавагути каталась за Россию, хотя российского гражданства у нее не было. Поменять японское гражданство на российское Кавагути пришлось из-за Олимпиады – у Международного олимпийского комитета другие правила.

Теперь, грустит Кавагути, она будет чувствовать себя туристом не только в России, но и в Японии. «У меня мама там, папа там, я сама японка – а визу ставить придется», – говорит фигуристка. Натурализация – она ведь в каждом спорте есть, оправдывается Кавагути: «Вон, в сумо полно русских, которые японцами стали, поэтому и на меня в России косо смотреть не должны».

Для Тамары Москвиной национального вопроса не существует уже давно. Когда она стала работать с Кавагути, многие недоумевали: как это великий российский тренер занимается с какой-то японкой, когда кругом полно русских. «А я им отвечаю – она просто была ученицей, которая хотела побеждать, – отвечает на эти выпады Москвина. – Да и на казашку она похожа. Наша, значит». Президент Медведев уже подписал указ о гражданстве. Фигуристке осталось только получить паспорт.

Свежие записи в блоге

14 октября 2010 04:06
Восток – дело быстрое

5 октября 2010 14:23
Сергей Фурсенко: «У нас значение футбола немного переоценено»

22 сентября 2010 21:00
Зимние виды на спорт

9 сентября 2010 18:55
Долговая порука

2 сентября 2010 18:10
Дорогая передача

27 августа 2010 22:52
Война заявок

24 августа 2010 07:15
Фифанические усилия

24 августа 2010 07:00
Чак Блэйзер: «Путин – настоящий козырь российской заявки»

17 августа 2010 13:34
Мы к вам заехали на бакс

9 августа 2010 15:35
Педальный зачет

Сегодня родились

Лучшие материалы