android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог ведущего российского еженедельника

Теги Роман Павлюченко Тоттенхэм Спартак премьер-лига Россия премьер-лига Англия сборная России Евро-2008

Роман Павлюченко: «Первые две недели вообще ползал, а потом ничего – полетел»

Когда «Тоттенхэм» купил спартаковца Романа Павлюченко за рекордные для российского футболиста €17 млн, футбольная общественность удивилась: в «Спартаке» он не показывал той игры, которую увидели болельщики во время Евро-2008. В британском клубе Павлюченко предрекали короткий маршрут: от стартового состава до скамейки запасных, как это было с другими российскими игроками, уехавшими за рубеж. Но за три месяца он застолбил за собой место основного центрального нападающего и даже забил шесть мячей за новый клуб: последний – полторы недели назад в матче с «Блэкберном». Обыграв «Блэкберн», «Тоттенхэм» поднялся на несколько позиций вверх в турнирной таблице. О том, почему красиво и результативно играть форвард может только в Европе, Роман Павлюченко рассказал корреспонденту Newsweek Александру Беляеву.

- После Евро-2008 многие российские футболисты мечтали перебраться в Европу, но получилось только у вас. Почему?

– Сам удивляюсь. До Евро я ничего особенного не показал, а там выстрелил – вот мной и заинтересовались. Я даже не собирался ехать именно в Англию, просто надеялся оказаться в каком-нибудь хорошем клубе. С «Тоттенхэмом» все уже зависело только от меня: хочу я играть в английском чемпионате или нет. Я хотел – все-таки надо было попробовать. Вот и поехал.

- Ваш переход прошел на удивление тихо. Пока Андрей Аршавин публично боролся с руководством «Зенита», вы уже играли в Англии.

– Просто меньше говорить надо и больше делать. У меня все решилось за один день. Утром дал согласие и на следующий день улетел. Но думал очень долго: переживал не из-за того, что играть не буду, а из-за семьи. Все-таки у меня ребенок, а в России садик хороший был.

- Некоторых наших футболистов в России держат более банальные причины – платят здесь больше, чем где-либо в Европе.

– Тут все от агента зависит. Я в деньгах ничего не потерял, даже выиграл. Мне тут все условия создали – только играй. Единственной проблемой остается язык: никак не могу его выучить. Занимаюсь пять раз в неделю по полтора часа с преподавателем, но пока могу только в магазине объясниться. А так, если люди на улице услышат, как я по-английски разговариваю, – просто с ума сойдут. Поэтому я стараюсь особенно из дома не выходить – один раз только в Лондон в ресторан съездил.

- Вождение далось быстрее языка?

– Намного. Хотя первый месяц за руль не садился: боялся с правым рулем обгонять, поворачивать, да и шатало из стороны в сторону. Но теперь уже освоился – от дома до базы спокойно доезжаю. Так же и в Москве было первые два года, но привык же, и город стал для меня родным.

«Я точно не жалею. Играть в России и в Англии – одно с другим просто нельзя сравнивать!»

- Теперь родным станет для вас Лондон. Значит, жизнь удалась?

– Пока что нет: я ведь еще ничего не выигрывал – Кубок России только. Вот когда выиграю Лигу чемпионов и Кубок УЕФА, как Дмитрий Аленичев, тогда и скажу: да, удалась. А пока что я лишь сделал большой правильный шаг.

- Вовремя ушли из «Спартака»?

– Я точно не жалею. Играть в России и в Англии – одно с другим просто нельзя сравнивать! Здесь полные трибуны, отличные футбольные поля – все шикарно. У нас такого нет.

- А что больше всего не нравилось в российском футболе?

– Поля. Летом еще нормально, а потом – просто ужас. И пустые стадионы: даже 20 000–30 000 на наших матчах в «Лужниках» выглядят несерьезно. А по телевизору вообще футбол смотреть не хочется: смотришь Владивосток, например, – уже гол забили, мяч разыграли в центре, а камера только ворота показывает. Плюс эти перелеты. Я тут одному сказал: летали по девять часов. Спрашивает: мол, в Австралию, отдыхать? Я говорю: ага, конечно, это просто игра чемпионата. У него чуть сердце не остановилось.

- Зачем же вы так коллег пугаете – ужасы рассказываете?

– Это еще не самый ужас! Я тут про наши футбольные школы даже не рассказываю – иначе бы точно всем плохо стало. Некоторые наши детские тренеры – это позор. Часто видел: приходит молодой тренер на занятие, а сам пьяный. Швырнул мяч – и стоит, болтает с кем-то. Это детская школа называется.

- Поэтому вы стали депутатом Ставропольской городской думы?

– Да, нужно футбол поднимать. Открою академию футбола имени Романа Павлюченко, там все будет как надо. Я когда занимался, у нас некоторые мяч в ботинках гоняли. У меня такого точно не будет.

- Кто вам посоветовал пойти в политику?

– Не скажу. Просто попросили заняться футболом, и все. Я согласился: надо думать о будущем и немножко вариться в этой каше. Но пока что ни речь не готовил, ни программу и после выборов еще в Ставрополе даже не был: все-таки я в футбол должен играть. Здесь, кстати, надо мной постоянно шутили: стал депутатом – значит, русская мафия. Но никакого криминала нет.

«Открою академию футбола имени Романа Павлюченко, там все будет как надо»

- Многие почувствовали неладное, когда вас продали за €17 млн – таких денег за российского игрока еще никогда не платили.

– Ну и нормально: клубы сейчас небедные, денег много. Но я даже сам не знаю, сколько в точности за меня заплатили: одни говорят €13 млн, другие – €18 млн. Но за Аршавина, допустим, просят и €25 млн, и €30 млн, – а ведь никто в России не говорит, что это много. Это его реальная цена, он таких денег стоит. Даже для Европы это нормальная цена.

- Особенно в условиях кризиса.

– Мы ж не в банке работаем, причем тут кризис? Я вообще с кризисом на «вы» – у меня точно никакого кризиса нет. Я счастливый человек: Аршавина не отпускают, Погребняка не отпускают, а я уехал.

- Это вам Хиддинк так помог?

– Наверное. На Евро все говорили, что я стал играть по-другому: да и мне казалось, что как-то свободнее себя почувствовал. Но говорить, что я один вышел и всех обыграл, – тоже неправильно, все-таки мы в команде играем. Мы только боимся, как бы Хиддинк не ушел. Если он уйдет, то сборная так, как на чемпионате Европы, больше не сыграет.

- А ему сначала, говорят, какой-то непонятный контракт дали подписать, а теперь вот премиальные за Евро вроде бы никак не отдадут.

– Бред какой-то, кто такие гадости человеку делает? Ну, значит, он и без денег с нами общается, как обычно, – по крайней мере, никакого недовольства он не показывал. А мы еще над ним шутили, что его могли опять за налоги посадить.

- Ваши подвиги на Евро тоже щедро оплатили?

– Если честно, мы играли не ради премиальных. Конечно, бесплатно бегать не хотелось, но мы вели себя скромно: требовали двойные и тройные премиальные только когда выигрывали. Не до игры – мол, дайте денег, а там мы всех порвем, – а после: как зайдет кто в раздевалку, так и требуем.

- После Голландии тоже требовали?

– Да, после каждой победы. Даже когда в товарищеской игре выигрываем, все равно требуем. У нас есть футболист – Быстров, так тренер или президент еще не дошел до раздевалки, а он уже кричит: «Тройные давай нам, тройные!»

- И что – всегда срабатывает?

– Ага. После таких побед им денег не жалко – мы же не просим каждому по €9 млн. Мы все понимаем и просим не очень большие деньги. Не миллионы. У нас в контракте прописан фиксированный гонорар: до начала отборочного цикла нам говорят, за что какие деньги мы получим. Но потом мы обыгрываем голландцев – и все меняется.

«У нас есть футболист – Быстров, так тренер или президент еще не дошел до раздевалки, а он уже кричит: «Тройные давай нам, тройные!»

- Часто вы тот матч вспоминаете.

– У меня дома даже диски есть с моими голами, нарезка опасных моментов. Теперь этот матч будут еще лет 10–20 вспоминать и показывать перед каждым чемпионатом мира или Европы. А сам я уже раза три смотрел эту игру с начала до конца – до сих пор не совсем понимаю, как нам их обыграть удалось.

- Правда, не понимаете?

– Думаю, мы их просто перебегали, выиграли за счет «физики». Говорить, что мы мастеровитее, просто глупо. Нам сам Хиддинк говорил, что выиграет тот, кто лучше будет физически готов. И так нас перед Евро загружал, что я первые две недели вообще ползал. А потом ничего – полетел.

- Наши тренеры ведь тоже на «физику» всегда ставили.

– Но атмосферы такой в команде не было никогда – ни при Семине, ни при Газзаеве. Сейчас главное в футболе – создать дружный коллектив. И Гусу это удалось. Сейчас все как-то свободнее, поддерживают друг друга, за результат стали переживать. Раньше такого не было.

- Игра на Евро – это наш максимум?

– Обыгрывать голландцев, быть третьими на Европе – да, это максимум. Но не разовая вспышка – даже последние отборочные матчи это показали. Теперь нас уже стали бояться, у команды появился характер. Короче, Гус правильно гнет свою линию.

Свежие записи в блоге

14 октября 2010 04:06
Восток – дело быстрое

5 октября 2010 14:23
Сергей Фурсенко: «У нас значение футбола немного переоценено»

22 сентября 2010 21:00
Зимние виды на спорт

9 сентября 2010 18:55
Долговая порука

2 сентября 2010 18:10
Дорогая передача

27 августа 2010 22:52
Война заявок

24 августа 2010 07:15
Фифанические усилия

24 августа 2010 07:00
Чак Блэйзер: «Путин – настоящий козырь российской заявки»

17 августа 2010 13:34
Мы к вам заехали на бакс

9 августа 2010 15:35
Педальный зачет

Сегодня родились

Лучшие материалы