android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог ведущего российского еженедельника

Теги Цой Мин Хо О Бом Сок Крылья Советов Леонид Слуцкий сборная Южной Кореи премьер-лига Россия сборная КНДР

Разные крылья

В самарском клубе «Крылья Советов» впервые в истории мирового спорта вместе играют представители Северной и Южной Кореи – Цой Мин Хо и О Бом Сок. Отношения у них странные, а точнее говоря – никаких. Корреспондент Newsweek съездил в Самару и разузнал подробности российского быта корейцев.

Корреспонденты Newsweek, проведя день на базе клуба, ни разу не видели корейцев вместе – каждый из них ходил лишь со своим переводчиком. За завтраком по просьбе фотокорреспондента футболисты сели за один стол – впервые за все время совместной работы в клубе. Южнокореец Сок, подсевший к северокорейцу Цою, не выпил и стакана сока: каждую минуту переспрашивал, можно ли ему вернуться за свой стол. Также они давали и совместное интервью после тренировки: отвернувшись друг от друга и не обменявшись ни словом. Только для парадного фото, символизирующего дружбу народов, они, ложась на траву тренировочного поля, крепко взялись за руки и улыбнулись.

Ни Цой, ни Сок не хотели говорить о политике – мол, она к спорту не имеет никакого отношения. Но это неправда. Игрок сборной своей страны, Сок, например, знает, что совсем недавно матч на Кубок Азии между Северной и Южной Кореей пришлось проводить на нейтральном поле в Китае. Игра должна была состояться в Северной Корее, но власти категорически отказались поднимать на стадионе флаг соседей и включать гимн.

Корейцы случайно стали игроками одной команды. Можно на деле посмотреть, какой путь развития – демократический или социалистический – эффективней. Пока очевидно побеждает западный стиль: южнокореец играет в основном составе клуба (северный только в дубле) и подружился со многими футболистами. Северный дружит лишь со своим переводчиком.

Помогло название

Цой Мин Хо приехал из Северной Кореи в Самару почти два года назад. Newsweek писал об этом историческом трансфере. Это был первый переезд футболиста из закрытой страны в Европу. Их поначалу было даже двое, но Ли Кван Мен долго не продержался в «Крылышках».

Организатором экзотической покупки был самарский спортивный журналист Арнольд Эпштейн. Он предложил бедствующему в тот момент клубу обратиться за новыми футболистами в страну, где деньги не имеют никакого значения. «У них даже на банкнотах написано: «Мы никому не завидуем», – смеется Эпштейн.

Цой тренируется с основным составом клуба и не теряется на фоне именитых игроков

Журналист организовывал и сам трансфер. Денег родным клубам игроков платить не пришлось, на зарплату потратили совсем копейки (сейчас месячный оклад Цоя не превышает $1000, говорят в команде). Зато «Крыльям Советов» пришлось совершить ряд обязательных процедур: делегация ездила в Корею, где на официальных встречах обменивались флагами стран и произносили речи о дружбе народов. Иначе футболист из КНДР никогда не переехал бы в Европу.

За полтора года в Самаре Цой добился успеха. Он стал лидером дублирующего состава клуба – от него не ждали и этого. В прошлом сезоне атакующий полузащитник забил шесть голов и отдал множество голевых передач. По окончании сезона он стал победителем в номинации «Лучший игрок дубля» в интернет-голосовании болельщиков на официальном сайте клуба.

За полтора года в «Крыльях Советов» сменилось четыре тренера. Во многом из-за этого Цой, по мнению его переводчика Чена, так и не попал пока в основной состав команды. Но каждый из тренеров убеждал футболиста, что у него есть шанс – об этом же сейчас говорит и Леонид Слуцкий, нынешний наставник самарской команды. Сейчас Цой тренируется с основным составом клуба и не теряется на фоне именитых игроков – во вторник в тренировочной игре он даже забил решающий гол.

Чемпион по PlayStation

Южнокореец О Бом Сок переехал в Самару из клуба «Поханг Стилерс». Пресс-атташе «Крыльев» Максим Съестнов не назвал Newsweek сумму перехода, сославшись на закрытость подобной информации. По оценкам сайта transfermarkt.de, стоимость трансфера составила $750 000.

Получает южнокореец в Самаре примерно в 40 раз больше своего товарища из КНДР. Это объяснимо: 23-летний футболист – основной защитник национальной сборной, лучшей азиатской команды последних лет. Сока в команду позвал лично Леонид Слуцкий, главный тренер (он даже сам отсматривал видеокассеты с игрой корейца) – и игрок сразу стал основным правым защитником.

Южные корейцы на футбольном рынке – куда более раскрученный товар, чем северные. После успехов сборной на чемпионате мира 2002 г. их смело приглашают в европейские команды. Корейцы чуть дольше других адаптируются в новых условиях, зато потом сложно найти более исполнительных и трудолюбивых футболистов.

«У О Бома дома две собаки, говорит! И ни одну не съел!», – крикнул Савин

Так было, например, и с Ким Дон Чжином – левым защитником, уже более года выступающим в питерском «Зените». Первые полгода игрок с трудом понимал, что делает на поле, зато сейчас стал практически незаменимым. «Мне тоже нужно какое-то время на адаптацию», – сказал О Бом в интервью Newsweek.

О Бом в клубе всего третий месяц, но на тренировку во вторник он выходил в обнимку с двумя другими молодыми новичками клуба – Иваном Тарановым и Евгением Савиным. Корейский переводчик плелся где-то в стороне – футболисты на неведомой смеси трех языков общались сами. Савин, завидев корреспондента Newsweek, под смех одноклубников прокричал: «У О Бома дома две собаки, говорит! И ни одну не съел!»

После тренировки Савин признался, что считает О Бома своим другом: «Мы подружились, когда я обучал его разным русским словам, это же всегда так смешно – послушать, как иностранцы говорят по-русски!» Таранова с Соком объединило другое – они оба, как многие футболисты, заядлые поклонники PlayStation. Сок быстро завоевал расположение почти всех молодых игроков «Крыльев» своими способностями в футбольном симуляторе – и Калачева, и Салугина, и Таранова, и всех остальных он обыгрывал всухую. В беседе с корреспондентом Newsweek Сок с гордостью признался, что играет в компьютерный футбол не хуже, чем в настоящий: «Я чемпион Кореи по PlayStation!»

«Зачем нам холодильник?»

Южнокореец стал любимчиком игроков за пару месяцев, а северный не подружился ни с кем за два года. Цою объективно сложнее. Во-первых, он моложе (ему 19). Во-вторых, к нему постоянно приставлен приехавший с ним из КНДР Чен Дал Хен. Чен называет себя переводчиком, но с трудом говорит по-русски. В клубе убеждены, что он представитель корейских спецслужб. Сам он это отрицает, но выходит так, что общаться с футболистом напрямую практически невозможно. В клубе рассказывают, как после одного из матчей Мэтью Бут, южноафриканский защитник клуба, позвал Цоя на ужин с командой. В день после игры это принятая практика, игрокам разрешается даже немного выпить. Мнения Цоя Бут так и не узнал – переводчик ответил за него: в ресторан не пойдем, поскольку надо готовиться к следующей игре, она состоится через пять дней.

Общение с корреспондентом Newsweek строилось по тому же принципу: на все вопросы за футболиста отвечал его наставник. Сам футболист, за два года научившийся уже немного понимать по-русски, правда, не возражал и почти на каждый ответ своего наставника согласно кивал головой.

Футболист с переводчиком живут в одной маленькой комнате на базе, все остальные футболисты живут строго по одному. Обстановка аскетичная: две кровати, тумбочка, на ней две книги (одна – корейско-английский словарь, вторая – блокнот, в котором футболист с наставником ведут дневник). На стене висит календарь с видами Северной Кореи. По комнате развешана одежда. Корейцы ее сушат: в отличие от остальных в клубе, они многое стирают руками в своей ванной, не пользуясь командными стиральными машинами.

Северокорейцы стирают одежду руками в своей ванной, не пользуясь командными стиральными машинами

В комнате нет никакой техники, даже телевизора. На вопрос, как же без него, оба корейца энергично замахали руками. «Он нам ни к чему: если будет телевизор, начнешь его смотреть по ночам. И будешь плохо тренироваться», – объяснил наставник. Не нужен корейцам и холодильник. «Товарищ! Ну что такое холодильник? Это значит летом, когда жарко, будешь брать оттуда холодные напитки. И простудишься, не сможешь нормально тренироваться!» – радостно объяснил Чен.

Иначе выглядит комната южнокорейца Сока – там бардак, незаправленная двуспальная кровать, на ней валяются iPod, ноутбук и PlayStation. Сок моментально предложил сыграть в виртуальный футбол. В игре он создал свою команду – подобие самарских «Крылышек», только называется она Sobetov. В команде – сплошь звезды мирового футбола, а на правом фланге защиты, естественно, сам Сок. Он там с модной прической-ирокезом – точь-в-точь как у португальской звезды Криштиану Роналду. Сок признался, что в реальной жизни себе хотел такую же, но российский парикмахер не осилил модной стрижки. «Сделал мне обычную прическу», – с досадой сказал Сок и добавил по-русски: «Сука». Это было единственное слово по-русски, произнесенное корейцем за время общения с Newsweek – видимо, как раз оно и подружило его с Савиным.

Сок, по словам его переводчика, – настоящая звезда среди корейцев, для которых футбол в последние годы стал культом. «Мы недавно были на матче “Барселоны” в качестве зрителей, а после игры случайно встретили корейцев – они окружили О Бома и не давали ему прохода полчаса!» – говорит переводчик Ким. Сам футболист с большим оптимизмом смотрит на свое футбольное будущее – он уверен, что через пару лет переберется из России в крупный европейский клуб. Он мечтает о «Манчестер Юнайтед». Северянину Цою больше нравится «Челси» – и когда он это произносит (редкая фраза, сказанная напрямую, без переводчика), наставник Чен бледнеет.

Песни о главном

Карьерный рост Цою, конечно, осложняет «политика». По словам Леонида Слуцкого, ему было бы значительно проще общаться напрямую с игроком, а не с его наставником. «Сейчас я, конечно, понимаю, что все решения за него принимает Чен», – говорит Слуцкий. Цой, хоть и является первым европейским легионером в истории футбола КНДР, не может сыграть за сборную своей страны. Это бы серьезно повысило трансферную стоимость футболиста и его статус, но в Северной Корее не принято, чтобы игрок до 21 года играл за взрослую сборную – считается, что не готов.

Есть и другие трудности. Например, по окончании прошлого сезона Цой с переводчиком поехали в месячный отпуск на родину. Когда же стало известно, что в клуб придет игрок из Южной Кореи, северяне 2,5 месяца не возвращались в клуб, а связаться с ними не было никакой возможности: ни мобильных, ни домашних телефонов у них в стране нет. Представители клуба звонили в посольство. Те велели ждать. Через два с половиной месяца в команду позвонил Чен: мы вам еще нужны? «Их как-то не волновало, что клуб платит им зарплату», – говорит Слуцкий. По возвращении духовный наставник объяснил, что игрок три месяца тренировался в молодежной сборной КНДР, но никто в клубе не поверил. В команде убеждены: все это время на политическом уровне решалось, может ли игрок из Северной Кореи играть в одном клубе с южнокорейцем.

Когда Цою было 15 лет, на него выходили представители мадридского «Реала». Но они были против того, чтобы с ним ехал представитель северокорейской компартии

За два года Цой выбирался с базы «Крыльев» в город считанное число раз. Хобби Цоя, по словам Чена, – «исполнение песен под гитару». Представители КНДР пригласили корреспондентов Newsweek в комнату, чтобы показать, как они проводят свободное время. Цой начал ритмично играть, время от времени, как заядлый рокер, подстукивая ритм о корпус гитары. Переводчик Чен в середине песни не выдержал и начал подпевать. «Это был гимн нашей великой страны», – сказал наставник, когда песня закончилась.

Вторая композиция была лирической. Во время ее исполнения Цой прикрывал глаза. Чен тоже подпевал – «это песня про наше солнце, Ким Чен Ира». К следующему приезду журналистов футболист пообещал выучить хотя бы одну песню Виктора Цоя – болельщицы команды недавно подарили ему диск легендарного рокера.

Чен рассказал, что когда Цою было 15 лет, на него выходили представители мадридского «Реала» – увидев перспективу в корейце, они предлагали переехать в юношескую команду одного из грандов европейского футбола. Цой отказался – поскольку «Реал» был категорически против того, чтобы в Испанию с ним ехал представитель северокорейской компартии. Сейчас ни Чен, ни Цой о том решении не жалеют.

Они выглядят абсолютно счастливыми в своей тесной комнатке на базе «Крыльев». Цой мог бы переехать играть в любой клуб российской первой лиги – и там спокойно стал бы звездой. В Самаре пробиться будет сложнее – на позицию левого полузащитника помимо корейца претендуют сразу четыре высококлассных игрока. Чена это не беспокоит, никуда из Самары он перевозить подопечного не собирается. У него есть свой план для Цоя. До 27–28 лет он будет играть в «Крыльях», за это время выучит все «современные европейские методики тренировок» и вернется на родину, чтобы стать тренером. Первый в истории северокорейского футбола легионер в Европе, уверен Чен, сможет поднять уровень национальной сборной на принципиально новые высоты.

Свежие записи в блоге

14 октября 2010 04:06
Восток – дело быстрое

5 октября 2010 14:23
Сергей Фурсенко: «У нас значение футбола немного переоценено»

22 сентября 2010 21:00
Зимние виды на спорт

9 сентября 2010 18:55
Долговая порука

2 сентября 2010 18:10
Дорогая передача

27 августа 2010 22:52
Война заявок

24 августа 2010 07:15
Фифанические усилия

24 августа 2010 07:00
Чак Блэйзер: «Путин – настоящий козырь российской заявки»

17 августа 2010 13:34
Мы к вам заехали на бакс

9 августа 2010 15:35
Педальный зачет

Сегодня родились

Лучшие материалы