Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Игра миллионов

Рейд на Манчестер

История, произошедшая в середине нулевых годов с МанЮ, весьма поучительная и стоит того, чтобы разглядеть её поподробнее.

Когда флоридский бизнесмен Малкольм Глейзер в 1995 году объявил, что только что купленная им команда по американскому футболу Tampa Bay Buccaneers будет чемпионом, основной реакцией была примерно такая: «у него денег больше, чем мозгов». Потому что Buccaneers были абсолютно безнадёжным аутсайдером, выигравшим за последние 19 сезонов всего 87 игр.

26 января 2003 года Buccaneers выиграли Супербоул у Oakland Raiders со счётом 48-21.

Высота была взята. Америка была удивлена.

Видимо, настало время удивлять Англию и Европу.

И Глейзер придумывает план по захвату одного из самых дорогих и успешных футбольных клубов мира – Манчестер Юнайтед.То есть, Глейзер решил стать рейдером .

(Подробнее про российское рейдерство тут).

Собственно, придумывать ничего было не надо. Надо выбрать схему, по которой действовать. Глейзер выбрал самую рискованную и чреватую самыми разными негативными последствиями. Эта схема называется Leverage buyout (LBO). Что означает установление контроля над компанией путем кредитования под залог её же активов.

LBO впервые был использован в США в 1955 году для захвата двух судоходных компаний, и с тех пор регулярно применяется для атаки на предприятия, имеющие стабильный денежный поток и хорошие активы.

Например, в 1982 году бывший министр финансов США Уильям Саймон провернул комбинацию по захвату компании Gibson Greetings, зарегистрировал ее на бирже и заработал на продаже акций 66 млн. долларов.

После этого последовал бум LBO, а самым известным и дорогим стал захват табачной компании RJR Nabisco, на который был потрачен 31 миллиард долларов.

Так что, когда Глейзер решил захватить МанЮ за 550 млн.фунтов (по его подсчётам), то в историю он мог войти не со стороны потраченных денег, а со стороны общественного резонанса. Согласитесь, что RJR Nabisco гораздо менее узнаваемый в мире бренд, чем МанЮ.

Ни один захват не осуществляется без помощи инвесторов. Ведь надо же у кого-то кредитоваться. Но ни один инвестор не будет финансировать захват на 100%. Инициатор захвата должен вложить и свои средства. Глейзер уговорил консорциум банков во главе с JP Morgan пойти с ним в сделку на равных долях – по 275 млн.фунтов. Так что все разговоры о том, что Глейзер не вкладывал своих денег в приобретение МанЮ, не имеют под собой никаких оснований. Глейзер рисковал своими деньгами. И немалыми.

МанЮ в это время не имел чистых долгов, акции его котировались на бирже и были в свободном доступе. Основные акционеры – ирландские бизнесмены John Magnier and J P McManus имели 28,89% через свою инвестиционную компанию Cubic Expression. Шотландский бизнесмен Harry Dobson 6,5%, и множество миноритариев, среди которых инвесторы из Сити (деловой район Лондона), топ-менеджеры клуба и просто болельщики.

Лицо, скупившее 3% акций, обязано оповестить об этом менеджмент. И в сентябре 2003 года менеджмент узнал, что некий американец, ни разу не посетивший матч по соккеру, имеет 3,17% акций клуба.

Далее скупка активно продолжается.

И в мае 2004 года, выкупив 1 млн.акций по цене 250 пенсов/акция у одного из директоров и члена Совета директоров Мориса Уоткинса, Глейзер достиг отметки в 18,25%. К этому времени он уже нанял немецкий Commerzbank для подготовки к takeover bid. А Морис Уоткинс оставил себе 1,91%., чтобы иметь возможность переизбраться в Совет директоров.

Но примерно с этого момента перед Глейзером встают две проблемы.

Первая. Получив опыт скупки акций МанЮ, Глейзер понимает, что выкуп клуба обойдётся ему чувствительно дороже, чем 550 млн.фунтов.

Вторая. Активное сопротивление ведущих акционеров, Совета директоров и траста болельщиков. Имевших уже к тому времени положительный опыт противостояния захвату, который в 1998 году предпринял Руперт Мердок. Хотя Мердок, конечно, был не рейдером, а добросовестным покупателем.

Первую проблему Глейзер решил нестандартно.

Он договорился с тремя хедж-фондами - Citadel, Och-Ziff Capital Management Group and Perry Capital - о выделении ему под захват так называемых PIK (Payment-in-kind) кредитов. Нестандартность состоит в том, что хедж-фонды обычно не участвуют в LBO. Однако каким-то образом их уболтали.

Рассмотрев поближе условия выдачи PIK-кредитов на 275 млн.фунтов, мы поймём, в какую историю полез Глейзер, чтобы закончить захват.

Основное счастье для заёмщика состоит в том, что PIK-кредиты обычно беззалоговые. Но за это приходится платить адские годовые проценты и отвечать за выполнение плана по прибыли.

Консорциум хедж-фондов потребовал от Глейзера:

1. 14,25% годовых.

2. EBITDA (прибыль до амортизации, процентов и налогов) клуба должна быть 57 млн. в 2006, 89 млн. в 2007м, 107 млн. в 2008м году.

3. Если клуб выполнит план по EBITDA менее, чем на 85%, то в августе 2010 года консорциум получит контроль над клубом.

Глейзер со всем этим согласился.

Сопротивление манкунианцев, похоже, Глейзера вообще не беспокоило. Опытный делец прекрасно понимал, что решать всё будут конкретные люди. А отнюдь не общественное мнение. И так же, видимо, он был уверен в том, что манкунианцы не в состоянии организовать настоящую защиту от рейдера. Он был уже уверен, что МанЮнайтед, на самом деле, не юнайтед.

Глейзер направил свои силы на прессинг ирландской парочки, продолжая скупать акции. И, наконец, в октябре 2004 Cubic Expression объявили о готовности продать свой пакет за 310 пенсов/акция, что на 15% превышало их рыночную стоимость. Однако продать-таки отказались. И Глейзер продолжил скупку на стороне.

И только в октябре-2004, когда он довёл свою долю до 28,1%, начались попытки реального противостояния, в том числе под началом японского инвестиционного банка Номура. Но было уже поздно. Настоящая единая антиглейзерская коалиция создана так и не была. Возможно, такую коалицию создать было в принципе нельзя. А, возможно, не все понимали уровень нависшей угрозы.

Так или иначе, в начале ноября три члена Совета директоров потеряли свои места. Морис Уоткинс, Энди Энсон и Филип Йеа. При этом против Мориса Уоткинса выступил и траст болельщиков, посчитавший – и не без оснований - продажу Морисом акций Глейзеру предательством.

Cubic Expression при голосовании воздержался. Так же, как и остальные миноритарии, поскольку это было их обычной практикой при голосовании за кандидатуры в Совет Директоров.

Практика, может быть, была и обычной, но момент был необычный.

Это был последний шанс избежать захвата. Вероятно, следовало объехать всех акционеров, убеждать их, уговаривать, объяснять серьезность момента. И уж, во всяком случае, добиться того, чтобы они не проигнорировали голосование. Но Глейзера оставили один на один с трастом болельщиков, где у последнего не было шанса.

Ещё полгода Совет Директоров сопротивлялся, но в мае-2005 сдался. Когда Cubic Expression продал свои 28,89%. Близкий к сделке комментатор говорил: «Это было очень привлекательное предложение, с немедленной оплатой, и как проницательные бизнесмены, ирландцы приняли его».

Завладев клубом, Глейзер немедленно убрал его с биржи. Привел своего финансиста и реструктуризировал свои кредиты. Увеличив долю банков, сократив долю хедж-фондов и вынув значительную часть своих денег. (Изъятие своих средств происходит и по сей день под соусом займов и финансовых консультаций.) Практически за всё, что потрачено на захват, стал отвечать клуб и его имущество.

В июле 2006 долги МанЮ составляли 675 млн. Все эти средства с одной стороны были долгами клуба, который их не делал. А с другой - лежали в карманах бывших акционеров МанЮ, для большинства из которых (за исключением тех, кто был уже обязан продать в конце скупки) деньги оказались дороже клуба.

Из этих 675 млн. около 500 млн. это «сеньор»-долги (банки) и около 175 млн. это долги хедж-фондам. Хедж-фонды имеют 14,25%. Однако, они готовы не получать ежегодные проценты, а приплюсовывать их к телу долга и далее начислять проценты на увеличенный долг. Если первый PIK-кредит в138 млн. обслуживать по этому принципу, то к 2010 году он превратится в 230 млн., а к 2017 году - в 589 млн.

Если вспомнить, что Глейзер ещё обязан соблюдать определенные цифры прибыли, иначе смысл захвата пропадёт, и его захватят самого, то станет понятно:

у Глейзера основная задача одна: избавиться от денег хедж-фондов.

Эта задача осложняется тем, что банки не дадут возможности направить средства из оборота клуба на погашение не «сеньор»-долгов. То есть, в стандартной ситуации вы должны сначала погасить кредиты банков, а потом уже все остальные. А это Глейзеру финансово невыгодно.

Для этого-то и придумана тема с выпуском облигаций. Деньги от эмиссии можно тратить сразу на хедж-фонды.

Если Глейзеру удастся разместить облигации клуба на сумму 500 млн. под, допустим, 5% годовых, то он сможет полностью избавиться от денег хедж-фондов, частично от «сеньор»-долгов и прилично сэкономить на ежегодных процентах.

И самое главное – уничтожить вполне сегодня реальную перспективу потерять контроль над клубом, отдав его хедж-фондам.

Какие варианты развития событий.

1.

Глейзеру не удаётся разместить облигации, и в августе контроль над клубом переходит в руки консорциума хедж-фондов.

Консорциум имеет около 50 млрд. долларов активов, и добавка в 1,1 млрд. долларов не окажет на него решающего влияния. Задачей консорциума будет поддержание мощного финансового потока в клубе, способного обслуживать «сеньор»-долги и приносить прибыль консорциуму. В этом варианте Глейзер заработает то, что не вернёт консорциуму. Для болельщиков не изменится ничего. Ценовая и трансферная политика клуба будет зависеть от финансиста, которого поставит консорциум.

2.

Глейзер удачно разместит облигации.

В этом варианте он уменьшит процентную нагрузку с сегодняшних 69 млн. в год (но не уменьшит размер долгов) и будет искать покупателя. Сумма долгов около 700 млн, фунтов значит покупатель должен заплатить хотя бы 750. Ценовая и трансферная политика клуба не изменится.

Сегодня Глейзер и клуб – захватчик и жертва – связаны одной цепью. Клуб по-прежнему работает с хорошей прибылью и является "золотой жилой". Но если болельщики перестанут заполнять стадион, то финансовые показатели клуба упадут, и он не сможет добросовестно обслуживать свои (которые, конечно же, не свои, но…) долги. В этом случае клуб может быть отправлен на банкротство. И в этом случае Глейзер клуб потеряет. То есть, окажется, что вся его авантюра с захватом была бессмысленной.

Более того, есть практика, когда американские суды уже признавали подобные захваты мошенническими – в том случае, если хорошо работавшее предприятие разваливалось (или разворовывалось) после захвата.

В общем, Глейзер имеет некоторые шансы остаться у разбитого корыта и даже сесть в тюрьму.

Но ценой восстановления подобной справедливости будет банкротство МанЮ.

А заплатить эту цену могут только болельщики МанЮ.

Автор
  • HumbleGunner

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей