Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Love snooker

О’Салливан проиграл любителю: обидно, но нужно жить дальше

Что хочется сказать по поводу сенсационного проигрыша Ронни в первом раунде ЧМ от любителя Джеймса Кэхилла? Для меня с проигрышем моего любимого игрока чемпионат, конечно, окончен. Нет, дальше смотреть я буду, интересно все-таки, кто станет чемпионом. Но как же, блин, обидно и грустно. Хотя и справедливо. Играл Ронни кое-как. Да и на любителя больше походил он, чем его молодой соперник. Как ни грустно признавать, но Джеймс был лучше, это абсолютно заслуженная и трудовая победа. Невероятное достижение для парня, который впервые ступил на арену ЧМ, обыграть не кого-нибудь, а самого Ронни, нынешнего первого номера и великого мастера своего дела! Как бы ни сложился ЧМ для Джеймса, он уже по-любому вписал свое имя в историю этой громкой победой, собственно, как и Ронни, проиграв любителю и дебютанту в первом же матче. Один матч, а такие разные рекорды)) 

Радует, что новоиспеченный первый номер рейтинга (к слову, первую строчку он может и потерять, если Селби или Нил выиграют этот ЧМ, ну или Уильямс выйдет в финал) проиграл хоть не с разгромным счётом, как соперники Нила и Шона. Слабое утешение, да, но за неимением другого, сгодится и такое. 

Все вспоминаю зачем-то вчерашнюю игру, как последняя мазохистка.. И неизбежно ловлю себя на мысли, что меня не раздражает «обидчик» Ронни. Нет злости, злорадства «да он по-любому сольётся в матче с Макгуайром». Хотя многие, поддаваясь эмоциям, всегда винят соперника, будто это он вынуждал лупить по шарам и промахиваться, рисковать и проигрывать. Джеймс мне понравился в этом матче, и хотелось бы, чтобы он подольше задержался на самом важном турнире, заветный кубок которого хотя бы раз мечтает поднять над головой каждый игрок. 

Помимо того, что игра Ронни, его настрой и результат меня, мягко говоря, разочаровали, особо огорчила реакция некоторых фанатов Ронни. Я сейчас про тех, кто любит только Ронни-триумфатора, про тех людей, которые среди первых «кидают камень», стыдят его за любую ошибку, за любой проигрыш, не стесняются в выражениях, вешают ярлыки «зачем ты приехал, если не хочешь играть?», «Ронни больше уже ничего не добьётся», «он пробил дно, проиграв этому сопляку», когда он терпит сокрушительное, досадное поражение, не важно, от принципиальнейшего соперника типа Селби, Джона, Джадда или же от игроков, чей уровень значительно ниже, но которым Ронни невероятным образом умудрился проиграть, а некоторым и не раз — Слессор, Холт и «наглец» Кэхилл. Сейчас, когда первые эмоции поутихли, больше обидно именно из-за такого отношения к нему, нежели за проигрыш. Проигрывают все, без этого никак. Чемпион Мира-2015 Стюарт на следующий год проиграл свой первый же матч на ЧМ-2016. Се ля ви.

Ронни всегда играет под колоссальным давлением, все, начиная от фанатов и до букмекеров, ждут от него исключительно побед, забывая, что он обычный человек, который может устать, у которого могут быть проблемы, и если он о них не распространяется, это не значит, что их нет. Какова бы ни была причина проигрыша, он уже случился, ничего вернуть нельзя. Надо отпустить и жить дальше. Если его фанам сейчас так обидно, представляете, каково ему? Потому давайте не будем гнобить его, а поблагодарим за великолепный сезон, ведь он выиграл пять турниров, среди которых рекордная победа на ЮК, сделал 15-й максимум, перешагнул отметку в 1000 сенчури, вернулся на первую строчку рейтинга. Разве это не шикарный результат в 43 года? Только не нужно говорить, что все это обесценилось после вчерашнего проигрыша. Пусть в чьих-то глазах я покажусь наивной, но я верю, что Ронни нас ещё порадует. Может, ЧМ ему больше и не покорится, но у него уже есть пять титулов, множество рекордов и других выигранных турниров. Ему есть чем гордиться. Легенда при жизни, уж простите за пафос. 

Возвращаясь к Джеймсу, хочу пожелать ему дальнейших успехов на ЧМ! Главное, чтобы он не перегорел и достойно выступил в следующем раунде, чтобы не получилось, как с Хокинсом на ЧМ-2016, Дином в 2017 и Картером в 2018, которые добыли такую важную для них победу над Ронни, отдав тогда все силы, но в итоге уступили своим соперникам в следующих же матчах.

 Пс. пожалуй, прикреплю сюда небольшой отрывок из автобиографии Хендри, чтобы вы посмотрели, как постепенно и неотвратимо разрушалась игра великого Стивена Хендри, чтобы, может, хоть чуть-чуть ценили то, что имеете сейчас — Ронни О’Салливана, который все ещё играет и выигрывает, в том числе у топов, которые значительно моложе него. 

 За книгу благодарю А.Пименова. Перевод мой. 

Автобиография Стивена Хендри “Me and the Table”

Пролог

Май 2012-го, Шеффилд, Чемпионат Мира, 1/4 финала 

Абсолютно уставший и подавленный, я сидел во время перерыва в своей комнате для отдыха в театре Крусибл, размышляя о том незабитом розовом, который позволил моему сопернику увести четвёртый фрейм. Я понимал, что я растерян. Честно говоря, я всегда казнил себя за глупые ошибки, как та, что я только что совершил. Всеобщий возглас из зрительного зала после промаха лишь подтвердил то, что я и так уже знал — после триумфа на 7 Чемпионатах Мира, после 5 побед на ЮК, 6 выигранных Мастерс, а также множества других различных турниров и побитых рекордов, моя игра просто сломалась. И настало время с этим смириться. 

Почему после череды безуспешных выступлений, последовавшей после моего последнего ЧМ, выигранного более 10 лет назад, я все ещё здесь? Ведь сейчас я уже даже не вхожу в топ-16. А этом сезоне я вынужден был играть квалификацию на ЧМ, впервые со времен моей юности! После всего, чего я добился, делать вот это вот все было стыдно и унизительно. Квалификационные матчи игрались не в Крусибле, а в Институте Спорта Шеффилда, в каком-то холле с шестью столами и почти без зрителей. Я не имел ничего против тех, с кем мне приходилось играть в тех отборочных матчах, просто это не то, к чему я привык. Ведь чуть ли не в каждом матче я бил рекорды, забивал сложные шары от нескольких бортов через весь стол, а теперь мне приходилось соревноваться в холле, не вдохновляющем на игру. Это постыдный и вгоняющий в депрессию опыт. На тот момент я просто хотел квалифицироваться на главное событие сезона, пытаясь сохранить то, что осталось от моей игры. Я играл против китайского игрока Ю Делу. Но это был не совсем снукер, потому что я думал лишь о том, чтобы побыстрее выиграть 10 фреймов. Я играл довольно надежно, поставив себе цель — победить как можно быстрее, чтобы добиться главного — выступить на ЧМ. 

Я был рад, что прошёл, в том числе и потому, что я уже принял решение — это будет мой последний Чемпионат Мира. Хотя, в действительности, это будет вообще мой последний турнир в качестве профессионала. Я решил уйти. Поговорил об этом со своей женой Мэнди, и она согласилась с тем, что я уже не играю так же хорошо, как раньше. «Если ты не выигрываешь и больше не получаешь удовольствия от игры, какой смысл продолжать?» — спросила она. И я не мог с ней не согласиться. И мне даже не было жаль. Наоборот я почувствовал облегчение от того, что мне больше не придётся играть на людях в тот снукер, который я демонстрировал в последнее время, что мне больше не придётся изнурять себя ежедневными тренировками. С тех пор, как я стал профессионалом, я тренировался в том же клубе, что и Джон Спенсер, в Стерлинге, но когда он был продан, мне нужно было искать какое-то другое место. Решение казалось очевидным: переделать прилегающий к дому гараж на три машины в тренировочный зал. Дело было сделано, обстановка и атмосфера были очень комфортными, насколько это возможно. На самом деле даже слишком комфортными. Я начинал тренировки примерно в 11 утра — время, в которое я всегда тренировался — и заканчивал за час до пятичасового чая. Фоном спокойно и приятно гудели радио или телевизор, и то, что изначально должно было быть небольшой паузой во время игры, превратилось сначала в 15-минутный перерыв, далее — в 30-ти, затем в час, а иногда и в целый день отдыха. И тогда я говорил себе: «Да ладно, не парься, потренируешься завтра». Дисциплина, энергия, сильная игра, способность концентрироваться — все это в одночасье куда-то ушло. Раньше я относился к тренировкам, как к работе, сейчас же это то, что я делаю, когда у меня есть настроение и желание. Мне больше не придется участвовать в многочисленных менее значимых турнирах, в которых я не заинтересован, лишь бы только удержаться в рейтинге. Я убедил себя, что больше не могу играть так же хорошо, как когда-то, и мои опасения подтвердились. Каждый раз, когда я не забивал шар или проигрывал матч, я думал: «Ну вот, я же говорил.. Ты больше не соответствуешь. Твоя игра рассыпалась». И она рассыпалась. Она реально рассыпалась. 

Вернёмся на арену.. Я сидел в своём кресле, с завистью наблюдая, как мой соперник суетился вокруг стола. Обстановка театра Крусибла померкла, перед глазами стояла тв-студия Бирмингема. Был 1983 год, 14-летний мальчишка из Шотландии, выглядевший моложе своих лет, готовился к своему первому матчу на тв-столе. Это был четвертьфинал турнира Junior Pot Black для игроков моложе 16 лет — версия очень популярной на BBC Snooker серии турниров. Этот парнишка добрался до четвертьфинала благодаря своему упорству и труду. Он играл всего лишь полтора года, но уже успел выиграть турнир Star of the future, а также Чемпионат Шотландии и Британии среди игроков до 16 лет. У него был врожденный талант, но было и кое-что ещё. Желание побеждать. И побеждать убедительно. Несложно догадаться, кто был этот мальчишка. 

В возрасте 14 лет я играл исключительно из любви к снукеру и в своё удовольствие. Мой стиль игры был абсолютно естественным и непринуждённым. Стойка, кьюинг, оценка ситуации и принятие решения, как побыстрее раскрыть позицию, не давая сопернику второго шанса — все это было на интуитивном уровне, а также из тех знаний, которые я почерпнул, смотря снукер по телевизору. Частенько из-за моего роста мне приходилось использовать рест, но даже будучи совсем юным, я отдавал предпочтение агрессивному брейк-билдингу, идя без страха на все, что можно было бы и не забивать. 

Мой отец, Гордон, увидел мое первое выступление в шоу Pebble Mill. Он вообще смотрел все мои первые матчи. Отец был моим менеджером, водителем и вместе с тем, как и моя мама Ирэн, и брат Кит, был моим самым большим поклонником. «Когда-нибудь наш Стивен станет чемпионом мира» — говорил он всем, кому только мог. Они с мамой были абсолютно уверены, что именно так и будет. Но они не были навязчивы, поскольку понимали, что в моем возрасте все очень переменчиво, что может настать день, когда я полностью потеряю интерес к игре. Но я не особо в это верил. Да и они тоже. 

Я одержал победу в четвертьфинале турнира Junior Pot Black, обыграв своего соперника с убедительным счетом 70-23. Но в полуфинале я встретился с дерзким парнем на пару лет старше меня. Он просто разгромил меня. В послематчевом интервью мне задавали какие-то вопросы, но я не мог найти подходящих слов, настолько я был шокирован. И тем не менее, получив такой опыт и потерпев поражение, я ловил себя на мысли, что я наслаждаюсь каждым мгновением, проведённым на турнире, и хочу пережить все это снова и снова. 

И какой же контраст был с нынешней ситуацией — подавленный, отчаявшийся бывший чемпион, который пытается и не может вернуться к былым успехам. И все же в первом раунде Чемпионата Мира-2012 я сделал максимальный брейк в матче против Стюарта Бинэма, установив свой личный рекорд. Это был мой 11-й официальный максимум. Бинэм не забил простой красный в левую среднюю, и я начал свой подход. To be continued.. 

Фото: globallookpress.com/imago-images.de, x99/ZUMAPRESS.com, c40/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Jeff Spicer

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+