Блог Марии Мухортовой и Максима Транькова о фигурном катании

Теги Мария Мухортова фото Максим Траньков сборная России светская хроника Trophée de France

«Мулен Руж», танцы и кровь

Привет всем! Впечатления от выступления на Гран-при и от прогулок по Парижу еще совсем свежие. Делимся сразу и впечатлениями, и фотками. На этот раз решили поснимать побольше самих достопримечательностей – своих фотографий уже хватает.

Максим Траньков: «Париж традиционно красив, да и погода в этом году порадовала. К тому же на этот раз сбылась моя мечта – мы сходили в «Мулен Руж», я давно хотел туда попасть. Шоу состоит из отдельных номеров, а в целом программа, видимо, представляла или разные страны, или разные цивилизации: Индию, Древний Египет и другие».

Мария Мухортова: «Шоу потрясающее! Яркое, красочное, растяжке некоторых танцовщиц можно позавидовать, особенно в канкане. Мы с Максимом от начала до конца представления просидели с раскрытыми ртами. Уже после турнира мы остались еще на день и посмотрели места, которые в Париже нужно увидеть обязательно: Лувр, Монмартр и Базилика Сакре Керр, центр Жоржа Помпиду и, конечно же, Эйфелеву башню. Сначала мы хотели на нее подняться, но к лифту была такая длинная очередь, что мы передумали. Побывали и в Нотр-Даме. Я как раз недавно прочитала роман Гюго, и когда мы зашли внутрь собора, я сразу представила себе атмосферу книги, героев.

Я бы с удовольствием поехала в Париж, например, на Новый год, но из-за графика соревнований и тренировок, конечно, не получится, так что пока это все в мечтах. Париж обожаю и ездила бы туда каждый год. В одном названии сколько романтики!»

Максим: «Теперь о цели нашей поездки – о соревнованиях. Короткую на парижском Гран-при мы выполнили в плане артистичности слабее, чем в Америке. Это был уже второй этап для нас, и ошибаться нельзя было ни в коем случае. Мы были более собраны и в первую очередь старались технически все хорошо откатать. Поэтому, наверное, и оценки за компоненты получили ниже, чем на предыдущем старте. В целом мы довольны короткой программой, потому что все выполнили и практически все элементы были в плюсовой зоне. Уже три старта подряд мы чисто катаем короткую, и, конечно, это придает уверенности».

Мария: «В Америке мы здорово выполнили подкрутку. Все три оборота я выполнила четко с рукой наверху, и ловля тоже была хорошей, за талию. А во Франции помарки были, из-за этого мы потеряли уровень в оценке этого элемента. На этот раз мы катали короткую более сдержанно, не выдавали эмоции так, как на первом этапе Гран-при, но и волновались меньше. К тому же, в Париже мы уже выступали, знакомая арена, трибуны – это тоже помогло.

Еще во время выступления фигуристов рисовали художники, они сидели прямо у бортика.

На второй день турнира я увидела рисунок к нашей короткой программе. Сразу поняла, что это мы, и не только по костюмам: линии, руки, положение в поддержке – все было наше. Художник очень точно это передал, хотя времени у него было совсем мало, короткая программа длится три минуты. Перед разминкой думала только о выступлении, а вот после проката хотелось и рассмотреть рисунок получше, и поговорить с художником, но, к сожалению, мы его больше не встретили.

На произвольную мы вышли с настроем просто выступить, не вспоминая о провале на Skate Canada. Я немного волновалась за Максима, не скажется ли на его настрое наш прокат в США. Но он был настолько уверен и настроен на выступление, что это передалось и мне, а чувство партнера в нашем виде спорта очень важно. Удалось пока не все, но, по большому счету, с задачами, которые ставились перед нами, мы справились. Задача была прыгнуть каскад «три-два», который в программе стоит шестым элементом. Для парников это нелегко, и пусть прыжок был не идеальным, но мы его сделали.

Тренер остался доволен, в том числе, и оценками за хореографию. Она достаточно сложная, и ее нужно донести до судей. Сразу же после проката позвонил наш хореограф и похвалил нас за то, что после падения мы не скисли, а продолжили выполнять все так, как запланировано. Похвала хореографа для меня очень важна: Александр Васильевич танцевал в балете, работал со многими олимпийскими чемпионами, и когда он нас хвалит, это значит очень много, это своего рода награда».

Максим: «В произвольной программе я старался каждый элемент выполнить по максимуму. Не рассчитывать силы на весь прокат, а делать каждый элемент так, как будто выполняю его отдельно. Это получилось, но на дорожке шагов я решил выдать не просто по максимуму, а по сверхмаксимуму, захотелось «зажечь». И после дорожки понял, что сил у меня практически не осталось. До конца программы все-таки доехал нормально, но теперь я научился тому, что делать все нужно с максимальной отдачей, при этом не перехлестывая. Трудности были только на финальном вращении, так как лед к нашему выходу уже был сильно изрезан, и особенно как раз там, где мы завершали программу. В центре катка пары выполняют большинство подкруток, после которых больше всего «рубится» лед, и за вращение нам с Машей пришлось побороться.

Немного не повезло нам с тем, что выступавшие перед нами канадцы порезали руку. Драматичная программа, «Тоска», да еще с окровавленной рукой – после этого наша веселая произвольная уже не так смотрелась».