Блог Майор навсегда

Две житейские причины

Походил тут по сайту и увидел, что блог, посвященный текстам старинным, теперь не один. Приятно это, чего уж греха таить. Вообще приятно первопроходцем хоть в чем-то быть. Но это лирика уже пошла. Хочу тут выложить текст Василия Вячеславовича за 2004 год , "Локомотиву" посвященный. Скоро ведь ЦСКА с "Севильей" 1/8 финала Лиги чемпионов играть, а за эти шесть лет наши команды , прямо скажем, в плей-офф турнира данного довольно редко выбирались.

 

«Локомотив» не попал в восьмерку сильнейших команд Лиги чемпионов. Упущенный шанс был историческим. Прежде российским клубам – в рамках модифицированного одиннадцать лет назад турнира – не удавалось подниматься столь высоко. Не удалось и сейчас. Но потому и отдается поражение наших таким горьким привкусом во рту, противным чем-то где-то в глубине уха, нытьем вроде зубной боли, что шанс этот не был призрачным. Потому что «Локомотив» проиграл команде как минимум не сильнее себя. А ведома эта команда входящим в моду европейским тренером, а содержит в себе человека четыре вполне звездной репутации, перед которыми вот-вот откроются высокопарные карьеры.

У поражения «Локомотива» есть причина двух родов. Как сказал после матча главный тренер Семин, и в сказанном стыдно видеть откровение, такой и должна быть логика всякой команды, желающей развиваться: свою игру «Локомотив» упустил в Москве. Там «Монако», то ли не ждавшего от соперника подобной прыти, то ли просто не способного противостоять столь тщательно воплощенной тактике контратак, следовало побеждать более уверенно, чем со счетом 2:1. Сейчас, вспоминая, каким был ответный матч, где на 15-й минуте нам били пенальти, которого не было, а на 22-й оставили в меньшинстве по совершенно надуманному поводу, мы еще потому грустим по нереализованным в Москве шансам, что знаем – преимущества в два гола хватило бы в Монако за глаза. Даже имея такую подарочную фору, лидер чемпионата Франции навряд ли управился бы выиграть крупнее, и от этого особенно обидно.

И недобитые эти голы – дело житейское. Ни одна команда в одной восьмой Лиги чемпионов не добилась в первом матче крупной победы. И при этом только «Локомотив» из восьми не смог удержать завоеванное преимущество. Прочие пусть маленькое, но защитили. Почему? Не в последнюю очередь потому, что судьба им больше благоволила и не послала тех испытаний, что на «Локомотив» упали с самого начала игры.

Никуда не уйти от болезненной темы. Другая причина поражения наших, конечно, в судействе. Нам достался в рефери фасонистый португалец с тщательным пробором – самый страшный зверь из всех, кто подстерегает футболистов на хрупком карьерном пути. Такого – с пробором – стоит бояться в момент, когда его фотография только публикуется в газете с подзаголовком «Такой-то будет нас судить». Этот – с пробором – за удовольствие стать в эффектную позу с карточкой навытяжку не пожалел бы и родного отца. Даже если представить себе въяве ситуацию, в которой его отец находится на поле. Кстати, подозревать его в предвзятости особенно глупо. Тут не мздоимство, не тайная нелюбовь к русским, на которую когда-то можно было упирать, – это просто пижонство, искаженная натура.

Хочется разобрать в подробностях не карточки Лоськова, не падение Адебайора в штрафной и не проблему, чем именно коснулся падучего африканца секундой раньше старательный Пашинин. Юрий Семин на послематчевой пресс-конференции, а даже нет – позже, в смешанной зоне, где уже он сам задал журналистам несколько вопросов, в основном о том, как и что им было видно с другой точки, бросил фразу: «Я впервые в жизни видел, чтобы пенальти назначил боковой судья». И действительно, в момент падения Адебайора, того самого нападающего из Того, главный судья Лусилио Батишта сделал недвусмысленный жест – поднимайся, мол, игра продолжается. Но секундами позже Батишта передумал и показал на точку, посоветовавшись с боковым арбитром. Нет-нет, самое удивительное в другом. В перерыве, когда заняться сидючи на комментаторском месте было совсем нечем, я внимательно просмотрел крутившиеся на техническом мониторе множественные повторы этого эпизода. И на одном из них самым общим планом выяснилось следующее: боковой арбитр никаких сигналов главному не подавал. Вообще. А когда лайнсмен видит нарушение, он сигнализирует главному флажком, размахивая им так же, как домохозяйка миксером, только вверх ногами. Адебайор уже лежал, уже сверкал глазами, мяч уже укатился в сторону, а боковой судья спокойно добежал до углового флажка, остановился… И только потом вдруг пошел навстречу главному.

В чем судьбоносность этого эпизода? Ведь Овчинников, проведший, кстати, один из лучших матчей в своей богатой на события карьере, пенальти парировал. Отбил мяч, пущенный, между прочим, в самый угол. Тут не скажешь, что нападающий неважно пробил. Это был сейв героический… На этом эпизоде я остановился настолько подробно потому, что за попытку выяснить у судьи мотивы его решения получил первую желтую карточку Лоськов, тремя минутами позднее удаленный с поля. Я не знаю, какие слова обратил Лоськов к португальцу. Страшусь задуматься, что из сказанного тот мог понять. Но что совершенно точно – там было о чем спросить. Потому что даже сейчас, когда несколько раз просмотрен эпизод со стороны и на спокойную голову, мотивы судейского решения непонятны, и что-то объяснить игрокам португальцу следовало.

Но такие – с пробором и горячей кровью – ужаснее всего воспринимают сомнения в собственных решениях. Классный судья так бы не поступил никогда.

Он ошибался и дальше, этот Батишта по прозвищу Креститель. У нас таким судьям тоже дают прозвище, кстати, но другое и одно на всех. Например, отмененный в первом тайме гол монегасков вполне можно было бы считать: у футболиста, наносившего удар по воротам, офсайда не было. Он не показывал желтой карточки в ситуациях с точно такими же подкатами, за которые выгнал с поля Лоськова. Эпизод был хоть и болезненным для получившего в кость Морьентеса, но совершенно игровым. Но это, в конце концов, уже его, Батиштино, дело. Хороших судей в мире мало, на все матчи их не напасешься. Отличие всех прочих ошибок Крестителя (чудовищное словосочетание!) от тех, что привели «Локомотив» к меньшинству, в том, что только первая из них была судьбоносной. Только ее уже ничем нельзя было поправить.

Так вот, две причины, которые есть у поражения «Локо». Две совершенно житейские причины: не добили пару голов, имея преимущество, и попался дурак-судья. Да такое с каждым может приключиться. С каждым! Это стечение обстоятельств. Нам не приходится сегодня сетовать ни на плохое поле, ни на начало сезона, когда нам особенно трудно. Трудно, но терпимо. Что поделать, если у нас такая погода в стране от сотворения мира держится. Не приходится сожалеть о том, что игроки у нас недостаточно хороши, а тренеры наши – «валенки», тактически не смыслящие. Нам даже не приходится анализировать рисунок этой несчастной игры. Бессмысленно это.

Вдруг выясняется, что мы, оказывается, нормально живем, как давно уже не жили. Мы примеряем на себя место в восьмерке сильнейших как свое, а не обломившееся внезапно, как гром среди ясного неба или потерянный кем-то кошелек с асфальта. И старая фраза о том, что мы молодцы и все у нас получится, вот только попозже, уже не греет. Нам надо было сейчас.

ВАСИЛИЙ УТКИН

http://www.gzt.ru/topnews/sport/35247.html

Автор
  • Mayorov -3

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.