Блог 100 дней до Марчалонги!

Петтер Нуртуг. Моя история

 

Глава 45

Командный спринт, Олимпийские игры, Ванкувер, 22 февраля, 2010 год

 

В командном спринте могло случиться все, что угодно, так что мы знали,  возможность для медали есть. Я был финишером и должен был бежать с Улой Вигеном Хаттестадом, но он заболел и уступил свое место «Сосиске» Петтерсену.

В полуфинал мы прошли вторыми, вслед за русскими. Они были сильны и уже имели золото и серебро в спринте. Но нам удалось попасть в финал, и это было единственным, что имело значение.

Почти через два часа мы оказались в финале. Мы встретили несколько сильных команд. Я бросил взгляд на немцев. Аксель Тайхманн был на месте.

Небо было безоблачным. Голос в стартовой зоне сказал, что «до старта осталась одна минута».

Все готовы, ждут.

«Тридцать секунд».

Раздался выстрел.

«Сосиска» начал быстро и оказался во главе пелотона. Русский шел впереди и отрывался. На спуске «Сосиска» был вторым, но, когда они вышли на плоскость, он зацепил палкой лыжу или что-то в этом роде, потерял всю свою скорость и оказался в хвосте пелотона. Он пытался пробиться в первый подъем, но, когда они вышли на стадион к зоне передачи, он был третьим с конца.

Я набрал скорость и приблизился к группе лидеров. И на последний подъем, после которого был спуск к стадиону, я подошел раньше всех и передал эстафету «Сосиске» первым.

На первом подъеме вперед вышел итальянец. Темп был высоким, пелотон шел плотно, но «Сосиска» был в порядке. Смазчики стояли на стадионе и мазали лыжи как бешеные, чтобы успеть между сменами этапов. Публика на трибунах была наэлектризована.

Когда они спустились к стадиону, «Сосиска» был четвертым. После передачи я решительно пошел вперед, чтобы напомнить им, что мы все еще здесь. Затем я вновь сбросил скорость и позволил другим тащить. Когда мы выходим на стадион, я иду шестым, но легко ускоряюсь, оказываюсь в группе лидеров и отправляю «Сосиску» на последний круг третьим.

Германия делает рывок почти сразу же. Образуется разрыв. В группе преследователей оказываются Россия, Канада и «Сосиска» Петтерсен.

Разрыв увеличился, и я нетерпеливо переминался с ноги на ногу, когда немец в одиночестве показался на стадионе. Тайхманн принял передачу и побежал со всей скоростью, на какую способен. Пока я ждал в зоне передачи, разрыв был уже велик. И Тайхманн продолжал зажигать.

Я приложил все силы, когда шел в первый подъем, оставив весь пелотон позади и преследуя Тайхманна. Канада и Россия выдыхались. Я знал, что долго они не продержатся. Я могу победить, если не потрачу сейчас все силы. Если выложиться сейчас, под конец у меня ничего не останется. У меня не было выбора, в запасе был только один тактический маневр.

Я начал изображать усталость.

Я притормаживаю, меня догоняют преследователи и я отхожу вбок.  Русский Алексей Петухов сразу взял на себя лидерство. Он встал передо мной и начал тянуть. Я шел сразу же за ним. Так что ему удалось подтащить меня на спине к Тайхманну. Меня это вполне устраивало, и когда русский сократил разрыв настолько, что мы видели Тайхманна, я не стал продолжать.

Я открылся. Встал перед русским, начал максимально ускоряться на последнем подъеме перед спуском на стадион. В гонке я за несколько секунд отвоевал десятки метров. На вершине холма я уже сел ему за спину, и когда начался спуск, я подумал:

«Черт возьми,

Тайхманн.

Сейчас я тебя сделаю».

Мы спустились на ровную лыжню, и когда мы оказались перед публикой, я спуртанул. Это было так, словно у меня выросли крылья. Никто не смог среагировать. Им я оставил гнев и разочарование.

Когда я пересек первым финишную черту, я увидел «Сосиску» Петтерсена. Он бежал и кричал. Он скакал вокруг меня. Мы завоевали первое олимпийское золото.

В зоне финиша нас окружили сотрудники обслуги и поздравляющие соперники. Между людьми я увидел Тайхманна. Он стоял, опершись на палки, с поникшей головой и закрытыми глазами.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья