Реклама 18+
Реклама 18+
Блог 100 дней до Марчалонги!

Петтер Нуртуг. Моя история

Глава 38

 

После Либерца мы установили контакт с Red Bull.  Они хотели наладить сотрудничество с Норвегией и стремились найти норвежских спортсменов, с которыми могли бы заключить спонсорские соглашения.

Быть спортсменом, заключившим спонсорское соглашение с Red Bull, означало отличаться от всех других спортсменов, имевших спонсоров. Первоначально Red Bull сотрудничал со спортсменами экстремалами, и быть их спортсменом значило больше, чем просто получать деньги. Это было престижно. Red Bull очень разборчив, работает только со звездами спорта и в тех видах спорта, которые популярны у публики, они заключают контракты с фигуристами, бейсджамперами, BMX-велосипедистами и представителями мотоспорта. Они дали возможность Феликсу Баумгартнеру, парашютисту из Австрии, совершить прыжок с парашютом с гелиевого воздушного шара, поднявшегося на высоту 39000 метров, причем он стал первым человеком, преодолевшим звуковой барьер без помощи механической тяги.

Они уже заключили договор с Акселем Лундом Свиндалем. Но он был представителем элитного спорта. Я же представлял народный спорт. Как член лыжной сборной я мог бы найти спонсора, производителя молока или шерсти. Я мог бы разъезжать на фольксвагене с наклейкой местного отделения сберегательного банка.

Но за последние годы кое-что произошло. Беговые лыжи должны были получить новый импульс. Беговые лыжи должны были оказаться в тренде, выйти на высокий международный уровень, и этому помогло бы фокусирование на масс-стартах и такой новой дисциплине как спринт. Многое также зависело от того, чего могли добиться спортсмены, и Red Bull хотел, чтобы я заключил с ними контракт.

Норвежская федерация должна была радоваться этому. Это была долгожданная возможность привлечь внимание к этому виду спорта как в Норвегии, так и за рубежом. И не в последнюю очередь это была возможность вырастить новое поколение молодежи.

Вместо этого они начали вредить.

Много было критики, основанной на вопросах этики. Бывший президент Спортивного союза Туве Пауле считала, кроме всего прочего, что это соглашение пошлет другим «неправильный моральный сигнал». Лыжная федерация вынесла мне предупреждение. Генеральный секретарь Норвежского Спортивного союза, Инге Андерсен, выступил и призвал меня изменить свое решение. Бьорн Дэли и Хьелль Инге Рёкке ввязались в заваруху и попытались заблокировать договор. Это достигло максимума как раз к старту сезона в ноябре, к открытию в Бейто. Там собрались все. Представители федерации. СМИ. Спортсмены. Все собрались для избиения.

 

Традицией руководства Спортивного союза является устройство вечеринок, когда они выбираются в поездку. И по Бейто гуляли слухи, что пили они до упада и обсуждали, как кое-кого спровадить за борт. На следующий день президент Сверре Зееберг через VG пригрозил отнять у меня лицензию. Кто-то говорил, что эту идею они обсуждали во время ночных возлияний и когда опохмелялись утром.

Однако все это не имело никакого значения. Социальные сети были полны обсуждений все новых проблем, которые влечет для всех руководителей спортивных федераций этот договор. И журналисты подливали масла в огонь. Было огромное количество преувеличений. Когда все это дошло до мамы, которая осталась дома, она сочла это несправедливым.

Вечером перед гонкой, как я помню, папа остановил меня. Я видел, как он измотан.

«Ты должен разорвать договор», сказал он.

Я медлил.

«Если я разорву договор, моя мотивация исчезнет», сказал я. Это было то, что я чувствовал. Я не хотел искать аргументы, которые не соответствовали действительности.

 

Я был совершенно новым типом лыжника из сборной, и они не знали, что со мной делать. Я пошел вразнос. Я должен был это сделать. Хуже всего было отцу и семье, они читали газеты, они общались с другими людьми, и у каждого было свое мнение о том, что происходит. Они были в меньшей степени защищены, чем я.

В норвежской спортивной среде были и хорошие люди. Оге Шинстад, спортивный директор лыжной федерации, был добр, как мне кажется. Он представил позитивные и негативные стороны и дал мне самому сделать выбор. Он сказал, что давить будут сильно, но выбор за мной. Он был человеком на своем месте.

 

На следующий год Aftenposten проводила обсуждение всех аспектов договора с Red Bull. Они взяли интервью у генерального секретаря Норвежского Спортивного союза Инге Андерсена. Он был скор на критику и сказал, что энергетический напиток Red Bull «неэтичен».

В 2017 году стало известно, что Инге Андерсен и остальные руководители Спортивного союза устраивали вечеринки на многие тысячи крон за счет средств Союза. Когда Спортивный союз был вынужден раскрыть свои счета, оказалось, что именно Инге Андерсен транжирил кредитку Союза здесь и там, особенно в позднее ночное время. Например, он купил водку с тоником на несколько тысяч крон в 1.45 ночи на попойке в Бергене. Тоник был очень специфический.

Red Bull.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+