Блог Липучая мышь

Надя Карпова – супер. И мы затусили с ней в Валенсии

Без вопросов про лесби.

В сентябре 2017 года Надежда Карпова перешла из «Чертаново» в «Валенсию», тогда же в интервью Sports.ru сказала: «Остаться в России – никогда не играть на топовом уровне».

Теперь Надя в испанской примере и назначает встречу в сетевом итальянском ресторане Tagliatella в центре Валенсии. Из новостей – разбитый экран айфона, крутой дубль «Бетису» два месяца назад (тогда официальный инстаграм Ла Лиги заговорил на русском) и 0 голов в последних семи матчах.

Надя заказала пиццу для себя и двух подружек, пасту, колу, кофе с молоком и технично разобралась с официантом: тесто подгорело – новую пиццу принесли очень быстро.

– Сначала было очень тяжело, жила в гостинице за городом и думала: «Отлично, я в лесу». Спросила на ресепшене: «Как дойти до города?» – «До какого?». Офигеть – Валенсия, оказывается, далеко. Поэтому я сидела в этой глуши, погибала на тренировках, не могла найти квартиру, даже купить что-нибудь, потому что не знала, где магазин; у меня последний день гостиницы, я износила все вещи, нет стиральной машины, ездила на такси в прачечную. Хорошо, что было много комплектов тренировочной формы.

– Расскажи с самого начала.

– Клуб приставил ко мне агента, он живет в Аликанте, – поэтому сначала я прилетела к нему, а на следующий день мы поехали в Валенсию. Заселилась в гостишку рядом с базой в Патерне, искала квартиры в интернете, но ничего не могла найти, потому что не говорю по-испански. Единственная помощь от агента – кидал ссылки с квартирами на почту. Пока шла эта неделя, он заехал только один раз, мы посмотрели квартиру, она была не очень. Потом я говорила: «Хочу эту» – «Нет, это слишком дорого для тебя». Я еще ни с кем не договорилась, а он уже торопил: «Гостиница заканчивается, если не заедешь в квартиру, будешь оплачивать номер сама». В итоге за один день все же пришлось заплатить самой. Ему было абсолютно насрать, где я буду жить.

– Что было дальше?

– В последний момент позвонил Герман Ткаченко, с которым мы познакомились перед самым отъездом: «Привет, Надюх, как дела? Рассказывай, что как». Мы с ним поболтали, он сказал: «Давай я тебе помогу,  если надо, продлишь гостиницу и мы поможем найти квартиру». В ближайшие несколько дней он организовал вообще все – меня везде отвезли, постирали вещи, показали квартиру. Не знаю, что бы делала без Германа. Было много запар, агент говорил по-английски хуже, чем я по-испански.

– Хоть раз видела Германа вживую?

– Нет, общались только по телефону.

– Теперь ты его клиентка?

– Нет, это дружеская помощь.

– Но скоро будешь?

– А что в этом плохо? Было бы хорошо, чтобы меня взяли в их банду. С испанским агентом я больше не контактирую, он постоянно тянул подписание контракта со мной. Тогда же Герман спросил, есть ли у меня агентский контракт. «Нет, я его еще не подписала» – «А он есть у тебя на русском языке?» – «Нет» – «А как ты его будешь подписывать?» – «Не знаю, мне сказали, что это обязательно» – «Блин, ты серьезно? Давай я тебе его хотя бы переведу». У меня никогда не было агента, родители не знают язык, я ввела строки контракта в гугл-переводчик, получилась полная фигня. Конечно, я ответила Герману: «Помогите».

– Где ты теперь живешь?

– В районе Компанар недалеко от центра. Мне дали именно его, потому что там проходит дорога до базы. Я не вожу машину, девчонки подхватывают меня, когда едут утром на тренировку. У нас утренний бэд трип, слушаем какую-то испанскую музыку по радио.

– В твоем районе есть русский магазин «Березка». Ходишь туда?

– Не особо. Когда хотелось сгущенки, попросила у подруги – она привезла. Недавно приезжала мама, оставила кастрюлю борща, я еще не поела. Это конфиденциальная информация, мама не должна узнать об этом в интернете. 

– Прониклась местными бутерами-бокадильос?

– Иногда ими балуюсь: кладу в бутерброд хамон, сыр, а в последнее время еще и томат. Мой второй тренер Давид сказал, что самый вкусный бокадильо – с кальмарами по-романски и соусом алиоли, но мне такое нельзя. Могу один раз попробовать в отпуске, не больше.

– Как часто ходишь в рестораны?

– На выходных, а так готовлю каждый день дома. Последнее время практикую борщ.

– В чем фишка твоего борща?

– В том, что его никто не ест. Так как я forever alone, жру кастрюлю одна. Фишек в кулинарии пока нет, я только начинаю.

– Какая у тебя квартира?

– Простая уютная квартирка, удобная кровать, хорошая кухня, есть балкон.

– Можешь сказать одно предложение на испанском?

– Пока не выучила.

– Что у тебя получается лучше всего?

– Café con leche (кофе с молоком).

– Тебя сразу научили испанскому мату?

– Да, теперь знаю все матерные слова, но не употребляю их. Самое популярное у них – puta; я им объясняла, что по-русски будет «шлюха». Еще они спрашивали, почему я сфотографировала упаковку собачьих костей – по-испански будет huesos, я рассказывала, что х##сос – очень плохое слово. На следующей тренировке все уже говорили: «Х##сос, х##сос».

Топ-5 испанских слов Надежды Карповой – новогодний подарок от одноклубницы Джио.

Hola – привет

Cabrona – сволочь

¡Madre mía! – Боже мой

Puta – универсальное ругательство

¿Qué pasa? – Что происходит

– В клубе нормально платят?

– В этом плане все супер – в два раза больше, чем в «Чертаново». У всех в команде есть тачки, «Мини Куперы» всякие, но я не знаю, сколько они зарабатывают. Тут в Европе у всех машины, поэтому девчонки удивились, что я не умею водить.

– Почему на твоей форме написано Nadya?

– Агент так сказал: «У нас всех называют по именам». Директор «Чертаново» отдыхал в Испании и приезжал к нам на игру – мы тогда проиграли дерби «Леванте». Он сказал, что я фигово играю, и про майку: «Ты как Ибрагимович – когда играл за «Аякс» с именем на спине. Поменяй имя на фамилию – сразу попрет».

– Как тебя называют в клубе?

– Надя или Карпова с ударением на «о».

– Первая встреча с командой – как это было?

– Когда я приехала, у них закончилась тренировка, тренер меня представил, мы сразу начали общаться, они практиковали английский, постоянно меня поддерживали. Больше всего общаюсь с бразильянкой Джойс и вратарем Дженифер (она лучше всех говорит по-английски). Мы можем вместе выбраться в город в тренажерку или спа, но за пределами футбола мы не гуляем.

Угораем со вторым тренером Давидом. Когда у нас была фотосессия против насилия над женщинами, мы стояли с постером, я пыталась объяснить ему на английском: «А у нас в России говорят – бьет значит любит». Давид ничего не понял.

– Ты хотя бы понимаешь тренера?

– Главного тренера – нет. Он не говорит на английском. Я уже четыре месяца в команде, но на разборах или установках не понимаю ничего. Хорошо, что иногда объясняют на английском; бывает, даже на пальцах. Редко под видео пишут перевод на английском – но это тоже дается с трудом, ведь я не настолько профи в языке. На самом деле сложно, иногда бешусь, что ничего не понимаю. Со стандартами легче, потому что там все схематично. Перед каждой игрой нам присылают видео по всем игрокам соперника, по всем позициям, я смотрю нарезки и стараюсь разобраться сама.

Первый гол за «Валенсию» – «Мадриду». Как это было?

– Мечтала, что сразу забью, а прошло три игры, я перестраивалась, у меня все болело, и когда забила, было не «вау», а «с##а, наконец-то». На меня это давило. Тренировки интенсивные и жесткие, уничтожают друг друга в каждом моменте, надо убиваться и доказывать.

– Что в чемпионате Испании удивило больше всего?

– Много гоняют на наши выезда – обычные парни и девчонки. Последний раз в Сарагосу приезжало человек 30.

– Кого видела из мужской «Валенсии»?

– У нас раздевалки на одном этаже, видела всех. Сфотографировалась с Дзадзой. Мы часто видимся, он последний раз спросил меня на английском: «Как дела? Все нравится?» – «Да-да, все нормально». На базе все очень профессионально и скромно, никаких приколов. Один раз вместе со мной на базу заходил Гарай – мы поздоровались и разошлись по раздевалкам.

– Болельщики узнавали тебя?

– Когда ходила на «Месталью», парень попросил сфоткаться и подписать футболку.

– Сейчас ты живешь одна. Нравится?

– В Чертаново мы жили втроем, так что я никогда не была так долго одна – чтобы за день ни с кем не пообщалась лично. Бывает, у подруги тренировка, мама на работе, – даже по телефону поговорить не с кем. Постоянно приходишь в квартиру, а в ней никого. Стремно.

– Как ты боролась с одиночеством?

– Лежала и смотрела футбольный канал Gol.

– Опиши свой обычный день в Валенсии.

– Когда нет тренировки – на самом деле грустно, я ничего не делаю, сплю, могу прогуляться до продуктового. Ничего не происходит, пытаюсь восстановиться, отдыхаю, готовлю поесть.

Когда тренировка – рано встаю, завтракаю, беру скейт, кофе на вынос, подъезжаю туда, где меня забирает наш капитан Ивана. Тренируюсь, делаю процедуры, иногда остаюсь позаниматься дополнительно – бью по воротам, что-то отрабатываю. Еду домой, по дороге покупаю большую упаковку льда, чтобы сделать ванну для ног, готовлю есть или иду в кафе. После обеда могу немного поспать, потому что сиеста и все закрывается. Потом стираю вещи, развешиваю их, ем, смотрю телек, сижу в телефоне.

– Вам разрешают кататься на скейте?

– Один раз заехала на базу, ко мне подошла тренер и сказала, что нельзя. По дорогам с машинами я не катаюсь, с гор – перестала. Только по тротуару до магазина.

– Какими приложениями пользуешься чаще всего?

– Инстаграм, телеграм, вотсапп – как у всех.

– Самое странное, что тебе писали в соцсетях?

– Кто-то из ярославских друзей написал: «Прикинь, тебя в «Вечернем Урганте» показывают». Или еще: «А ты знаешь, что на тебя подписан Скриптонит?». Я об этом даже не знала, потому что не слушаю его. Недавно писал чувак, что любит меня, ждет в Армении, я ему снюсь – ничего не ответила, потому что побоялась, вдруг это какой-то ненормальный из соседнего подъезда.

– Недавно ты создала телеграм-канал «Надя в Телеге». Зачем?

– В новогодние праздники ко мне прилетела подруга: «У тебя такая интересная жизнь, сделай канал, пиши, что у тебя происходит». Когда родственники и друзья уехали, решила создать, для этого у меня есть свободное время. Конечно, мне пипец как одиноко, иногда не знаю, чем себя занять, помимо тренировок. В Валенсии у меня нет друзей, поэтому постоянно сижу в телефоне и общаюсь с русскими друзьями, максимально много времени провожу за приставкой – когда был брат, прошли всю пятую GTA, играю в FIFA за «Валенсию», Injustice, DOOM в очках виртуальной реальности. Лучше вести канал, чем тупо листать новости в инстаграме.

– У тебя довольно грамотные тексты. Пишешь сама?

– Пишу все сама, но у меня есть подруга, журналистка из московского издания Peopletalk – она иногда редактирует мою абсолютно бестолковую пунктуацию. Недавно от нее прилетел жесткий панч после того, как я скинула текст: «Ну ты Ганс Христиан Андерсен – сказки писал гениальные, только буквы в слова не умел вставлять».

– Какие места нравятся в Валенсии?

– Ходила на корриду, там клево. По началу было жалко быка, но потом проткнули чувака (тореадора) – не знаю, что с ним, но, вроде, жив. В городе мне нравится музей Centre del Carme – бывший женский монастырь, там инсталляции, современное искусство и всегда мало народу. Мое любимое место.

– Как передвигаешься по городу?

– Пешком, такси, велик. Сюда я приехала на велосипеде – арендовала на пять часов за шесть евро. Кстати, через полтора часа велик надо вернуть.

– Во что ты одеваешься?

– Мне нравятся худи – я не зациклена на шмотках, ничего не скупаю. У меня тут двое джинс: эти и такие же, но без дырок. Могу неделю отходить на тренировки в экипировке. Меня так увидел Ваня Зотько (украинец, раньше играл за вторую команду «Валенсии» – Sports.ru), он шел весь в Armani и Versace: «Надюха, ты шо в кипе гоняешь?».

– Твоя самая дорогая вещь?

– Кроссы Gucci за 750 евро. Я их украла. Шутка! На самом деле купила, когда дали зарплату в «Валенсии».

– Когда ты в последний раз надевала платье?

– В 2017 году мне очень часто приходилось влезать в юбки, женские пиджаки, комбинезоны – я начала дружить с Chanel, везде где я участвовала, они меня одевали. Это высокая мода – радикально отличается от того, что я ношу в повседневной жизни, поэтому мне приходилось быть не в своей шкуре. Оля Закаидзе, которая работает со мной в Chanel, постоянно делала поблажки, когда мы что-то мерили. «Оль, пожалуйста, только не каблук» – «Хорошо, пошла искать балетки» – «Оль, пожалуйста, можно юбку подлиннее?» – «Хорошо-хорошо».

А так ни одного платья, ни одной юбки в гардеробе нет. Но с другой стороны – зачем тебе в гардеробе платье на один вечер, если ты можешь взять его в Chanel?

– Что запомнилось из школьной жизни?

– В девятом классе меня не отпускали на соревнования в Иваново. Когда я отпрашивалась у классного руководителя, вызвали маму, водили к завучу – в итоге отпустили, но на несколько дней. Моего одноклассника Влада Гаврикова – сейчас играет в питерском СКА – отпускали везде. Потому что это же хоккей, он же мальчик, все же другое! А я девочка и занимаюсь футболом – меня не воспринимали всерьез, до сих пор от этого жестко бомбит. Если бы я знала, как повернется жизнь в сторону футбола, я бы забила на школу, но тогда из-за этого сильно переживала и не знала, как разорваться.

– Где ты училась?

– В Ярославле у меня была специализированная школа с французским – мне нравился сам язык, я читала и переводила, но с грамматикой были проблемы. Прошло уже пять лет, и я конечно, все забыла, но год назад мы с подругой на месяц ездили к ее сестре в Лилль, и я поняла, что у меня неплохая база. Постоянно всплывали слова, я знала их значение.

– Скажи что-нибудь по-французски.

– Bonjour, je m’appelle Nadya, je vis à Valencia, j’ai 22 ans. Здравствуйте, меня зовут Надя, я живу в Валенсии, мне 22 года.

– Хулиганила в школе? Расскажи историю.

– Брат младше меня на восемь лет, мы учились в одной школе, он прибежал весь зареванный. Какой-то парень его ударил – я сразу же подорвалась его искать. Я была классе в седьмом-восьмом, мальчик, со слов брата, – на год младше меня. Сначала толкнула его, дала леща, может, и поджопник для скорости.

– Ты была самой привлекательной девочкой в классе?

– Никогда не была привлекательной, всю жизнь считала себя некрасивой – во дворе меня звали Маугли, потому что была лохматой и тусовалась с пацанами. Та же Оля из Chanel целый год перестраивала мой мозг – каждый день говорила, что я самая красивая, как мне идут юбки и платья. У меня не укладывалось в голове, когда меня начали звать для фотосессий в модных журналах, приходилось позировать в очень женственной одежде, максимально накрашенной и с уложенными волосами. Я очень странно себя чувствовала. Когда фотограф говорил: «Боже, какая ты красивая, как ты работаешь на камеру!», –  внутри сильно смеялась. Это настолько не соответствует тому, что сложилось у меня в голове за время взросления!

– Считаешь себя красивой сейчас?

– У меня другое понятие красоты. Вижу себя в журнале – считаю красивой. Но я оцениваю со стороны, как будто это не я. Когда смотрю в зеркало – конечно, нет. Я больше себе нравлюсь после достижения целей в футболе. Если забиваю, отражение в зеркале мне нравится определенно больше, чем когда что-то не ладится на поле. Дела идут не так, как я хочу, – мне становится тошно, я начинаю себя ненавидеть.

– Что делаешь, чтобы не ненавидеть себя?

– Беру себя в руки и говорю: «Надюха, отступать нельзя». Я никогда не сдаюсь.

«Нужно рвать когти, пока не зачахла в русском чемпионате». Наша лучшая футболистка – про деньги и год без секса

Фото: из личного архива Надежды Карповой (1-4); valenciacf.com; Евгений Марков; instagram.com/karpichito (7,8)

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.