android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Липучая мышь

Виктор Гусев говорит, какие матчи хотел бы комментировать

Евгений Марков услышал главный спортивный голос России.

Виктора Гусева знают все, потому что он говорит с нами о спорте с 1993 года, когда впервые прокомментировал жеребьевку футбольного чемпионата мира в США. С тех пор он стал самым узнаваемым комментатором страны, а сейчас продолжает работать на матчах футбольной и хоккейной сборной России, ездит на самые важные турниры и всегда за то, чтобы мы берегли себя.

Евгений Марков встретился с Виктором Гусевым и узнал — какие матчи он хотел бы прокомментировать, но не смог; и с какой музыкой они у него ассоциируются.

17 мая 1963 года, чемпионат СССР, «Спартак» — «Динамо» (Москва), 0:1

Мне почему-то вспоминаются матчи, которые я в принципе не мог комментировать по возрасту, они в основном из детства. В 63 году отец первый раз привел меня на футбол: «Спартак» — «Динамо», переполненные «Лужники» за сто тысяч зрителей. «Динамо» выиграло 1:0, а нападающий со смешной фамилией Вшивцев — уже забытый, а тогда мой кумир — забил мяч в ворота Маслаченко. Все время, пока мы сидели в перерыве, отец рассказывал про турне московского «Динамо» по Англии; когда он, слушая Синявского, стал болельщиком.

Конечно, этот матч засел мне в голову, ведь это незабываемые времена, и я помню состав «Динамо» того и чуть более позднего времени. Недавно встретился с Валерием Зыковым — уже многие не помнят такого защитника, а для меня он легенда. Льва Яшина освистывали за наше поражение в Чили, и отец полез драться с человеком, который кричал: «Лева, дерьмо, уходи». А кричал очень известный драматург. С Геннадием Еврюжихиным мы вместе служили в Африке. Играем в футбол, и вдруг я вижу, что в составе команды посольства выходит знакомая фигура. После окончания карьеры многие динамовцы становились дипкурьерами.

Песня этого матча должна быть полной юношеского задора и надежды — ведь все впереди. Битловские She loves you или Can’t Buy Me Love. Даже не очень вдумываешься, что речь идет о какой-то конкретной любви, может быть, даже более взрослых людей, чем я был тогда. «Динамо» в результате всего этого становится чемпионом, и мог бы я себе представить, что будет 2017-й — тогда вообще было сложно подумать про 2000, а не 1900 — и за это время «Динамо» ни разу не станет чистым чемпионом? Только один раз выиграет половинчатый чемпионат осень-весна в 76-м. В 63-м я думал, что следующая победа будет если не в 64-м, то в 65-м.

12 октября 1966 года, 1/16 финала Кубка европейских чемпионов, «Торпедо» — «Интер», 0:0

До этого мы еще не играли в Кубке европейских чемпионов, поэтому вся Москва пошла на матч «Торпедо» с «Интером». Мы никогда не видели эти клубы, и вдруг наш чемпион «Торпедо» проигрывает «Интеру» 1:0 в гостях, мы идем на «Лужники», и такое ощущение, что «Интер» это какие-то монстры. Это даже несравнимо с ощущением, когда в Москве играла «Барселона», потому что мы уже знали, что «Рубин» у них выигрывал. А тут приезжает команда, которую просто нельзя победить.

В фильме «Вратарь» против сборной СССР играли какие-то «Черные буйволы», и в 66 году было то же самое — прилетели какие-то божества, но «Торпедо» с ними играет, там Стрельцов и Воронин, команда выглядит достойно. Люди, которые ждут разгрома в переполненных «Лужниках», вдруг видят, что она может забить, и потом переживают, когда все заканчивается со счетом 0:0, и «Торпедо» не проходит за счет поражения в гостях.

Мы с отцом сидим на какой-то верхотуре, хотя раньше ходили только на матчи сборной Советского Союза и «Динамо». «Торпедо» не было нашей командной, но настолько этот матч имел вес, настолько мы не знали, а только слышали о Кубке чемпионов, что с трудом купили билеты и, конечно же, пошли.

Led Zeppelin, Stairway To Heaven начинается медленно и опасливо, а потом идет, идет, накручивается соло, и действительно — игроки бегут; а потом конец, созвучный с тем, что было в начале: she’s buying a stairway to heaven. Но надежда все равно осталась — значит, мы можем, придем в следующем розыгрыше и когда-нибудь выиграем Кубок европейских чемпионов.

21 мая 2008 года, финал Лиги чемпионов, «Манчестер Юнайтед» — «Челси», 1:1 (6:5)

Тогда я очень активно работал над организацией финала, вел какие-то пресс-конференции, а потом был вынужден уехать и даже не видел этот матч — только слышал и, по-моему, так до конца и не посмотрел. Вот его было бы интересно прокомментировать, потому что финал Лиги чемпионов дома несравним с финалом чемпионата мира, тем более с историей, как у Джона Терри, одного из моих любимых футболистов.

После его промаха я бы сказал, что в таких ситуациях часто не везло лучшим. Футболист может забить пенальти по ходу игры, потом ему снова доверят удар после матча, но именно он и промахнется. Такое произошло в моем первом репортаже с финала чемпионата мира из Пасадины. Роберто Баджо — абсолютный герой того чемпионата — со своим хвостиком в решающий момент бьет выше ворот, Италия проигрывает. В московском финале я бы сказал что-то на эту тему, как мне жалко Терри.

Тут должно сочетаться полное исполнение желаний и ощущение, что чего-то не хватает. Knockin’ On Heaven’s Door Боба Дилана.

26 июня 2008 года, полуфинал чемпионата Европы, Россия — Испания, 0:3

Полуфинал Евро-2008 с испанцами не показывал мой канал, и это матч, о котором все забыли. Вспоминают только наше ничего не значащее поражение 1:4 в первом круге. Я тогда жил рядом со сборной, и Хиддинк, в отличие от Адвоката на следующем чемпионате Европы, очень мудро все спланировал. Гус знал, что мы не выиграем у испанцев, и сборная фактически отдала этот матч — в том смысле, что он подводил к следующим играм.

А у нас прицепились к этому матчу: поражение, ах, кошмар. Зато потом была такая эйфория по поводу нашего поделенного третьего места, что никто не обратил внимание на второе поражение от Испании. Перед полуфиналом были такие торжества, что мы проиграли матч, который мог стать главным в истории сборной России. А сейчас ощущение, будто его не было — только победа над голландцами, а то, что случилось дальше, никого не интересовало. На самом деле было это обиднейшее поражение и непопадание в финал.

Здесь должна быть песня о поражении на фоне победы, так что The Rolling Stones, Paint It Black. C одной стороны все черное, но черным его никто не считает, ведь до этого было такое красное (I see a red door and I want it painted black), что черное даже не заметили.

18 июля 2017 года, чемпионат России, «Динамо» — «Спартак», 2:2

Раньше мы комментировали по одному матчу каждого тура, сейчас, к сожалению, этого нет. В душе я остаюсь болельщиком московского «Динамо», поэтому выбираю первый матч после возвращения из ФНЛ, хотя «Динамо» до этого было единственной командой в истории России, не вылетавшей во вторую лигу.

Все начинается, как и должно: первый же матч с чемпионом, они проигрывают «Спартаку»; вернулись, но путь наверх должен быть очень долгим. Динамовцы собрались во втором тайме, и не хочется думать, что у «Спартака» был матч за Суперкубок, где они устали — просто «Динамо» очень здорово заживило раны двумя забитыми мячами и сыграло вничью 2:2. Это точно будет битловская Get Back.

***

Еще у The Beatles есть When I am 64 — песня о том матче, который я не прокомментирую в 64-летнем возрасте. Что это будет за игра, я не знаю.

Фото: РИА Новости/Артем Житенев; Gettyimages.ru/Allsport Hulton; inter.it; Gettyimages.ru/Michael Steele, Jamie McDonald; spartak.com

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы