android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
О футболе, командах и игроках

Вечер одной победы.

Клубы дыма, удушливо обвивающиеся вокруг шеи, мечтающие задушить нервного зрителя навсегда. А зритель… что зритель – он не обращает внимания на такие мелочи, выкуривая сигареты одну за одной, и мечтая, только бы не… Но не так оно всё начиналось. Лето. Июнь. Вечер. Васька. SPb-бар. Второй этаж, жадно дрожащие пальцы, протягивающие бармену лаконичную записку от управляющего баром: «Пять мест» - и подпись. В этот вечер найти без блата свободные места у больших экранов во всём славном городе Ленинграде было решительно невозможно. Чемпионат Европы, и наша сборная вышла в четвертьфинал. Вышла вне всяких ожиданий, блистательно обыграв не самых слабых шведов, а до этого – позорно уступив испанцам, которые… Но обо всём по порядку. Мы рассаживаемся за отведённом нам щедрым барменом столе – не пять, а целых семь мест – по три на диванчике, и одно – приставное. Правда, нас девять, но кого это смущает? Тщетно попытавшись поймать взмокшего официанта с расширенными от ужаса предстоящей работы глазами, я плюю на всё, и направляюсь к барной стойке. - Четырнадцать литров! Четырнадцать! – доносится сзади. Это Лёша напоминает потребное количество пива. Но я принесу двенадцать. Когда я не пью пиво во время просмотра матчей – наши побеждают. Это примета, которая не давая сбоя уже три года. У стойки приходится работать локтями – плотность народонаселения на квадратный метр зашкаливает. А до начала матча ещё двадцать минут.

- Уважаемый – обращаюсь я к бармену. Бесполезно. Гудящий бар, вкупе с играющей на всю катушку музыкой, забивает мой тихий голос намертво.

- Алло, блин! – ору я во весь голос, и бармен оборачивается.

- Чего? – не менее громко орёт он в ответ.

- ПИВА! Двенадцать литров! – перекрикиваю я уже успевшего надоесть хуже горькой редьки Диму Билана, с его «Belive». Да, кстати, тем летом мы ещё и Евровидение выиграли…

- Только через официантов! Ловите! – и бармен оборачивается к другому страждущему, которого тоже нужно отшить. Беспомощно разводя руками, я направляюсь назад, где мне призывно машут руками. Оказывается, они уже поймали официанта. Мне заказали уже пепси. Виртуозно лавируюя между падающими со столов окурками, бегающими официантами, и несчастными, которые только и мечтают, чтобы их приютили хоть за каким-нибудь завалящим столом, я пробираюсь к своим.

- Какой счёт будет, а? – Лёша хлопает меня по плечу. Он сегодня одет празднично – костюм, рубашка, галстук. Наверное, деловая встреча была.

- Три-один в пользу Голландии. Дубль Снейдера и ван Нистелрой – отрезаю я. Никаких надежд, даже глубоко внутри. Это Голландия. Лучшая сборная мира на сегодняшний момент. Без слабых мест. Вообще. Только что они легко и непринуждённо вынесли ногами вперёд Италию и Францию – первое и второе место на последнем чемпионате мира соответственно. Голландский вратарь, ван дер Саар – только что взял Лигу Чемпионов, и не просто взял, а в серии пенальти. Их защита – заставляла капитулировать линию нападения чемпионов и вице-чемпионов мира. Их полузащита – это вообще песня. Один из лучших центрхавов мира – Снейдер, лучший левый инсайд планеты – Робен, блистательный медиапунта ван дер Ваарт, неприступный Энгелаар… Эта полузащита сожрала с косточками Пирло и Гаттузо, Малуда и Рибери, что нашим Семакам и Зыряновым ловить-то? Про линию нападения Голландии вообще можно сказать одним словом – ван Нистелрой. Всё. Ну, конечно, там ещё ван Перси, Кюйт, Хунтелаар, но это всё не то. Рууд – человек-гол. Если Рауль умеет стопроцентно реализовывать свои моменты, Индзаги – превращать полумоменты в гол, то Рууд – из одной десятой момента рождает голы. Против этой машины сборная России не выплясывает по всем раскладам. А их тренер – это Марко ван Бастен. Трёхкратный обладатель Золотого Мяча. Автор ТОГО САМОГО ГОЛА в ворота Дасаева на чемпионате Европы 1988 года. Человек знает о футболе если и не всё, то едва ли меньше Хиддинка. Потому что всё о футболе знал только Лобановский. Правда, именно ван Бастен похоронил тогда сборную Лобановского. Посему, у нас шансы есть лишь на не очень позорный проигрыш. Лично меня два-ноль или три-один вполне устроят. Мы и так уже вышли из группы, этого довольно. Ну вот, завертелось. Розыгрыши, перепасовки. Наши смотрятся неплохо. Даже очень неплохо. Вот Семак останавливает набравшего было ход ван дер Ваарта, вот Аршавин обыгрывает Снейдера, да так, что главная звезда полузащиты мадридского «Реала» удивлённо смотрит на шибко шустрого русского, будто говоря: «Эй, Эндрю, мы так не договаривались! Нам коуч обещал, что вы пропустите уже на десятой минуте!». Ага, началось – подача с правого фланга, и ван Нистелрой чуть было не залетает в ворота вместе с мячом – не хватило каких-то сантиметров. Ван дер Ваарт горестно вскидывает руки к небу.

- Ну, на что спорим, что мы травокуров сделаем?! – кричит мне сквозь белёсые клубы табачного дыма Лёша. Он не курит, а я сжигаю сигарету за сигаретой.

- Я сожру свои носки, прямо здесь! – и зал ахает – это Колодин так приложился чуть ли не от центрального круга, что перекладина ворот Эдвина зазвенела. Что-то трепыхнулось глубоко внутри. - Не, Лёх, не носки, но сигарету я съем, если обыграем.

- Точно? Все слышали? Если мы обыграем Голландию, то Расул ест сигарету! – со всех сторон послышались одобрительные возгласы. Мы играем с Нидерландами на равных. Только вдумайтесь - МЫ ИГРАЕМ С ГОЛЛАНДЦАМИ НА РАВНЫХ – и счёт тоже равный! По нулям, сороковая минута матча. Зал, как единое, живое существо, дружно вздыхает, когда русский получает мяч, и облегчённо переводит дыхание, когда пас на следующего игрока проходит. Нет, не умеем мы верить в своих. Ещё не умеем. А на лицах противника видно всё более и более усиливающееся удивление. Им обещали лёгкую прогулку перед полуфинальной встречей с Испанией. Ну, или Италией, если мёртворожденная сборная Аппенин сумеет-таки пройти горячих конкистадоров. А тут – ненормальные русские, будто укушенные Сталиным, бегают быстрее признанных мастеров спринта – Кюйта и ван Перси, соображают лучше ван дер Ваарта, и отбирают мяч лучше бульдогообразных Булахруза и Энгелаара. А зал свистит, кричит, ругается – когда голландские игроки обрабатывают мяч, когда у них проходят пасы. Проходят, следует заметить, всё-таки чаще и лучше, чем у наших. Разница в классе, господа, разница в классе. Итак, перерыв. Люди нервно держа трясущимися руками телефоны, потянулись на свежий воздух – делиться впечатлениями. Нервозность, которой не было и в помине в начале матча, сейчас висит в воздухе, словно дым. Почти осязаемый, удушливый серый дым. Второй тайм. Наша сборная, будто и не отыграла самый тяжёлый тайм в своей истории – рванула с места в карьер, осаждая ворота ван дер Сара, словно это какой-нибудь Мартин Поом из сборной Эстонии. Пятьдесят восьмая минута, размашистая атака русских, подача Семака с фланга и в отчаянном прыжке Павлюченко укладывает мяч в сетку ворот. Зал взрывается – в едином порыве искреннего, незамутнённого счастья люди что-то орут, обнимаясь, проливая пиво и водку на столы, одежду и пробегающих мимо официантов, стоя пьют за здоровье форварда «Спартака». Только вдумайтесь, здесь, в Питере, люди пьют за здоровье спартаковского нападающего! Не иначе как сборная играет. Я, прыгая вместе со всеми, кричу что-то вроде: «Я в это не верю!» Игра успокаивается, переходя в позиционное русло. Голландцы, не веря своим глазам, ужимаются на своей половине поля, и рождаются ещё несколько атак. Полуфинал всё ближе и ближе. Восемьдесят пятая минута, розыгрыш стандарта. Снейдер подаёт в штрафную с правого фланга. Секундная заминка. Гол. Ван Нистелрой. А кто же ещё? Наши такие удары не держат, уж насмотрелись. Сейчас будет второй, или – ещё хуже, дополнительное время, где наши неизбежно проиграют. Господи, уж лучше бы пролетели три-ноль, чем так… Подарить надежду и тут же её потерять. Лёша сидит грустный. Он ожидал уже как минимум второго гола в ворота Голландии, по всей видимости. Свисток судьи, пятиминутный перерыв. Затем – два дополнительных тайма по пятнадцать минут. Команды валяются на траве, пытаясь перевести дух. На кону – честь страны и полуфинал главного европейского первенства. Это даже важнее финала Лиги Чемпионов. Лига каждый год, а вот ЧЕ – раз в четыре. На следующий чемпионат многие уже не попадут. Или, вернее, попадут. Но в качестве только лишь зрителей. Команды меняются сторонами поля. Свисток. Господи! Судья достаёт красную карточку. Колодин. Урод. Зачем, спрашивается, рубить Нистелроя рядом со своей же штрафной. И не спорь тут, ещё пенальти дадут! Воздух в баре, да и по тысячам баров, и у миллионов телеэкранов по стапятидесятимиллионной России и двадцатимиллионной Голландии наэлектризован. Кажется, дай искру, и полыхнёт ослепительным огнём вспышка электромагнитного излучения, и сожжёт всю Европу ничуть не хуже спецБЧ русских гаубиц и ракет средней дальности. Но нет. Ф-фух. Нарушение было за пределами поля. Никакой карточки. Нистелрой пытается аппелировать к судье, но тот его не слушает? Неужели и на нашей улице перевернулся грузовик с анашой?! Неужели и НАМ подсуживают? Ребята после положительного решения арбитра забегали с удвоенной силой. Кажется, им подсыпали перца под хвосты. Голландцы не сдаются. Атака за атакой, и я не выдерживаю. Выхожу на пролёт лестницы. Только бы не смотреть на поле – нервы ни к чёрту. Руки трясутся. Тут - дикие крики в зале. Неужели? Я забегаю внутрь, смотрю повтор. Аршавин выцарапывает мяч, прокидывает его себе на ход. Бежит по левому флангу. Подача – ТОРБИНСКИЙ! Внешней стороной стопы! На излёте! Г-о-о-ол! Бешеные глаза Димы. Куча-мала на поле. Неверящие глаза ван Бастена. Прыгающий, как мальчишка, Хиддинк. Прыгающий я, кричащий «Этого. Не. Может. Быть!». Весь зал молчит, и считает секунды, изламывая пальцы в бешеной, немыслимой надежде. Счёт 1-2 в пользу сборной России. Потеря мяча вышедшим на поле Хейтингой. Скидка – Аршавин забирает мяч. Проходит по флангу, смещается в центр. Одним движением убирает защитника. И посылает круглого между ног кипера. Три-один. Всё. Ван Бастен напоминает побитую собаку. Зал беснуется. Европа молчит в ошеломлении. Звёзды померли перед сиянием таланта Андрея. Ради этого стоит жить. Последние секунды, и зал дружно скандирует, отсчитывая мгновения до официального выхода нашей сборной в полуфинал. Вот, финальный свисток. Мы едем в полуфинал, а голландцы – домой.

Рина́т Файзрахма́нович, Валерий Васильевич, вы отомщены. Мы побили их. Двадцать лет спустя, мы побили их. Спите спокойно, Валерий Васильевич. Ваше дело живёт. Кто там следующий? Испанцы? Подать их сюда. Я верю, что спустя трое суток, в Цюрихе, Аршавин в роли автора дубля, будет неспешно идти к кромке поля со своим будущим одноклубником Иньестой, Хиддиинк что-то объяснять Арагонесу, Павлюченко – меняться футболками с Торресом, а Серхио Рамос, сидя на своём правом фланге, смотреть пустыми глазами в пространство, не понимая, как же это так. А далеко-далеко в Испании, в пригороде Мадрида, Рауль Гонсалес Бланко снимет трубку, и позвонит Хосе Марии Эрнандесу Гутьерресу. Немного помолчав в трубку, с иронией произнесёт: «Вот видишь, ничего они без нас не могут…».

Я верю…

Автор 

Свежие записи в блоге

3 ноября 2009 00:10
Конец великой эпохи

3 ноября 2009 00:09
Вечер одной победы.

Сегодня родились

Лучшие материалы