android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Михаила Хомича о шахматах

Теги Петр Свидлер Владимир Крамник Вишванатан Ананд Александр Морозевич Дмитрий Яковенко

Петр Свидлер: «Ананду просто повезло с подготовкой»

Это вторая и последняя часть разговора с Пером Свидлером. После Олимпиады – немного странно выглядит, но зато очень показательно!

Предваряя сам текст, приведу слова Петра уже после Олимпиады. Ничего нового, к сожалению :(

Свидлер: Что же до Дрездена – в двух (или трех, если считать упущенную в последнем туре бронзу важной) решающих матчах мы проиграли те единственные две партии, которые могли проиграть, – и не выиграли ни одной. А позиции и с армянами, и с украинцами были хорошие. Почему это произошло, я навскидку сказать не готов – но после такого на золото претендовать невозможно.

Может, действительно, в том, что Россия проигрывает, не надо искать каких-то системных причин? Может, и правда дело в везении... В конце концов, мы уже давно не фавориты, сейчас впереди несколько более или менее равных команд. В таких условиях именно везение часто решает...

А вот окончание предолимпийского разговора:

- На какой доске будете играть на Олимпиаде?

– Не знаю, на месте разберемся. Мы всегда так делаем.

- Не опасаетесь, что Крамник слабо сыграет?

– А почему он должен слабее, чем обычно, сыграть?

- Ну проиграл человек только что.

– Так он, наоборот, должен отыграться на своих соперниках, так что не волнуйтесь.

- Я вот знаю, что Яковенко – запасной игрок. Как же так выходит, что у него рейтинг выше Вашего, а он сидит в запасе? И почему команду возглавляет Крамник, а не сильнейший по рейтингу Морозевич?

– Во-первых, Митя вполне может и на третью доску сесть. Еще раз повторюсь, у нас более чем гибкая команда. Каждый может заменить каждого. Во-вторых, специфика первой доски, сами понимаете. Крамнику там хорошо, ему важно играть с очень сильными шахматистами. И единственным лучом света на том позоре, что случился на туринской Олимпиаде, стали те +4, которые Крамник набрал на первой доске. То есть Володя должен сидеть на первой, а дальше мы можем сесть как угодно. Наша задача не сесть так, чтобы всем было понятно, почему мы так сели, а так – чтобы выиграть Олимпиаду.

- Кто капитан?

– Бах.

- А на деле Мотылев капитан?

– Что значит капитан?

- Тот, кто будет расставлять игроков, определять, кто будет играть.

– Вы знаете, у нас в лучшие годы команда саморегулировалась. Мы все друг друга хорошо знаем. Садились вечером, болтали минут 10, узнавали жеребьевку, и все становилось ясно. А главный тренер в данный процесс вмешивался минимально. Так, я надеюсь, будет и на этот раз. Саня, он будет помогать. Он в отношениях от ровных до хороших со всеми участниками команды, кроме того, он сильно играет в шахматы и сможет помочь по позиции.

- То есть у бывшего тренера Долматова отношения были плохие с командой?

– У Сергея со всеми были ровные отношения. Но у него не получалось главное. Команда хотела саморегулироваться, а он пытался ее регулировать. Он был большим сторонником определения оптимального состава. Типа пусть четверо играют, а остальные два отдыхают. И когда кто-то из четверки просил замену, то никто из двоих «отдыхающих» уже не мог нормально собраться. Помните, как Серега Рублевский китаянке проиграл? Он к ней с неделю «готовился», не играл. Нельзя так долго держать людей на скамейке. Типа «ты посиди, а потом выиграй черными важный матч».

- То есть вы поддерживаете отставку Долматова?

– Я да! У него хорошо получается решать вопросы в Москве, но выездные сессии мы как-нибудь сами организуем.

- Вы фавориты на Олимпиаде?

– Ну, по рейтингу да. И вообще по идее выигрывать должны. Главное, чтобы никто в минус не ушел. Но я очень опасаюсь китайцев. Армения – да, но после трагической гибели энциклопедиста Асряна им будет сложнее. Карен блестяще делал ничьи, ему было не важно, какие Иванчуки сидят напротив. А сейчас его нет. Азербайджан – да, даже в большей степени. Украина – без Пономарева им будет сложно. Не знаю, у них опять политика там, он почему-то не поехал, типа поддержки от государства нет. В общем, остаются китайцы. Они, главное, постоянно готовятся вместе, сыгранность фантастическая. После матча Китая я, надо сказать, под большим впечатлением (скептически улыбается). Ребята там голодные, масса идей. Все накаченные дебютно и мотивированные, потому что, сами понимаете, компартия велит постоянно.

- Почему в Турине-06 не выиграли?

– Потому что несколько человек были в безобразной форме. Плюс разрыв отношений между тренером и игроками – вот и все условия. У нас, простите, было два собрания – одно за ужином, где мы обо все договаривались, а потом – с Долматовым, который нам рассказывал, как все должно быть на самом деле. Очень неприятно было.

- Как Вам правило о том, что нельзя опаздывать ни на секунду?

– Да вроде отменили, на наше счастье. Иначе это была бы катастрофа. Я не против, чтобы сократить время опоздания с часа на 15 минут, но чтобы за секунду засчитывать поражение – это просто дебилизм. Все живут в разных отелях. Когда в первом же туре начался бы такой «пандемониум», что, как говорят в любимом мультике моих детей, «живые позавидовали бы мертвым». Они бы сами пожалели. Особо был бы доволен апелляционный комитет.

- А правило о запрете ничьей до 30 хода?

– Ну, в целом я за тенденцию, но против конкретно этого правила. Зачем?! На Олимпиаде никогда особо не расписывали, а внутрикомандные переговоры – от этого никуда не деться. На самом деле речь-то о последнем туре в основном. Хотя все равно, захотим – сделаем. Посмотрим внимательно друг на друга, подвигаем фигуры и все сделаем. Никакие правила не помешают. Ничья делается.

- А обсчитывать командные соревнования надо? Вот Морозевич говорит, что из-за того, что его просит тренер сделать ничьи, он теряет рейтинг.

– У Саши есть, конечно, правда. Но совсем не обсчитывать – тоже ведь странно. Так что, видимо, все сейчас правильно.

- Что случилось с Крамником в матче с Анандом? Почему так бездарно проиграл?

– А я не знаю, я честно не знаю

- Постойте, Вы же помогали Крамнику в Элисте и Бриссаго?

– Нет, только в Бриссаго. В Элисте я приехал на три дня во время всей этой суматохи, чтобы Володя просто посмотрел на знакомые физиономии и поправил настроение. Только поддержать морально, никакой шахматной помощи.

- А что ж сейчас не позвали?

– Так не ко мне вопрос. Текучка, видимо. У нас замечательные отношения, но это решение Володи. К тому же, судя по дебютам, мне там и нечего было делать – только один открытый дебют, и то в последней партии. В славянке я, мягко говоря, не великий специалист. Кроме того, все хорошо помнят, что в Бриссаго все было не очень хорошо. Значит, по делу не позвали.

- К чему он готовился? Ни одной нормальной новинки!

– Опять же я не отвечу не потому, что не хочу, а потому, что не могу. Я не знаю. Для меня это был шок. Я никогда не видел, чтобы Крамник настолько уступал кому бы то ни было в важных соревнованиях. Бывало, что его вылавливали, но чтобы так…

- Каспаров вот сказал, что все. Крамник сдулся.

– Ну, было бы удивительно, если бы он сказал что-то другое, я вот как в ответ ему скажу. Увидим. Понятно, что нехорошо.

- Видимо, Крамнику уже не стать чемпионом.

– Опять же. Я бы не списывал. Ананду скоро 40. А Крамнику 33 всего. А масштаб таланта не меньше, не скажу, у кого больше.

- Ананд – гений.

– Вот вы, видимо, не считаете, что Крамник гений…

- Крамник – сильный работоспособный шахматист.

– Вот. Это типичное заблуждение. Вы не правы так, как вообще могут быть не правы люди. Но это очень распространенная ошибка, не буду Вас переубеждать. Но это не имеет ничего общего с реальностью. Просто имидж не тот. Крамник – очень корректный шахматист. Он всю карьеру строил на том, чтобы сделать все ничьи черными и три раза выиграть белыми, потому что этого хватает. Он выиграл очень много турниров.

- Когда Вы поняли, что Крамник приплыл?

– Третья не была концом света. Бывает – что-то новое – не разобрался. Но после пятой – уже, видимо, было все. Вроде как поверили в подготовку, а тут – опять то же самое. И стало совсем не фонтан. 7 партий до конца, из них 4 черные – особенно не фонтан. Ананду просто повезло с подготовкой. Выцелил одну точку – и срослось. Так сложилось.

- Кого Вы считали чемпионом мира до матча?

– А я не парился. Моя жизнь не очень зависела от того, кто там был чемпионом. Теперь вот все понятно, а раньше – да Бог с ним.

- Что с матчем Топалов – Камский?

– Я бы не хотел даже упоминать. Такой позор. Просто позорище. Президент дает гарантии, потом от них отказывается. Ну нельзя же так организовывать. Дай слово – отвечай за него, а не вали на украинцев. Хочется просто развести руками и молчать.

- А Топалов вообще имеет право играть?

– К сожалению, история последних лет показывает, что, единожды попав в эту кашу, определенные люди из нее уже не выпадают. Сомнений, что он в чем-то будет играть, к сожалению, не было.

Лучшие материалы