android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Михаила Хомича о шахматах

Теги Александр Морозевич Мемориал Таля Петер Леко Василий Иванчук Гата Камский Борис Гельфанд Евгений Алексеев Алексей Широв

Два гения

В Москве перевалил за экватор Мемориал Таля-2008. За три тура до финиша на первом месте отечественный гений Александр Морозевич. Всего на пол-очка отстает гений украинский Василий Иванчук. Замыкает тройку лидеров Борис Гельфанд из Израиля. Еще одно знаменательное событие случилось вчера: после шестого тура Морозевич в «живом» рейтинге ФИДЕ вышел на первое место с показателем 2798,9 пункта.

Моро и Василь Михалыч

Игра Морозевича потрясает: ни в одной партии он не стоял хуже. Три победы без шансов – над Алексеевым, Крамником (!) и Пономаревым – и три ничьи – с Шировым, Леко и Мамедьяровым. При этом Алексей и Шахрияр еще, мягко говоря, должны радоваться, что в этот раз пронесло.

Особенно ярок успех Моро в шестом туре. Пономарев, без обиняков, мог со спокойной совестью сдаться уже после 12-го хода! Понимаете, после 12-го. Однако Руслан мучился аж до 37-го, на котором бесславно уронил флаг. Как потом едко заметит Морозевич, «этот всегда до мата играет».

Морозевич продолжает «феерить» и в пресс-центре

По традиции Александр продолжает «феерить» и в пресс-центре. Если другие гроссмейстеры еще пытаются к ошибкам соперников подбирать выражения повежливее, то россиянин безжалостно рубит правду-матку: «дальше – неинтересно» (в середине партии с Крамником), «у меня было выиграно» (про ничью с Шировым), «белым надо отчаянно искать этюд» (про концовку партии с Мамедьяровым). Широв вот даже обиделся: «Вон, раз у него выиграно, пусть покажет». Ну, и традиционные полные сочувствия взгляды Моро на соперников во время партии, куда же без них… А на Пономарева, он, по-моему, смотрит с сочувствием безотносительно позиций на доске.

Идущий на втором месте Иванчук, конечно, корректнее. Анализируя выигранную партию с Леко, Василий, похоже, больше искал вариантов за соперника, нежели за себя. А максимум жесткости от Иванчука – «не уверен, что это очень удачный ход». Вообще, рассказывать про Василия – занятие неблагодарное. Это особый человек. Надо видеть, как он без остатка отдается шахматам, насколько важна для него эта игра. Каждая партия – как будто прожитая жизнь со своими героями, а тончайшие фразы, типа: «Здесь заслуживает внимания вариант «ферзь ж8 – мат», говорят об очень глубоком чувстве юмора.

Завтра два самых творческих шахматиста мира сойдутся за доской. Сойдутся, вероятно, в партии за первое место. И если у вас нет времени следить за турниром – последите хотя бы за этой партией. Это отличный способ больше полюбить шахматы.

Вечный Шах

Борис Гельфанд – человек, про которого принято говорить «кругом положительный». По-моему, все журналисты в пресс-центре болеют за кого-то своего, ну, и за Гельфанда. То есть некоторые болеют за Бориса дважды. И пока у израильтянина все складывается: ни одного поражения и уверенная победа над Мамедьяровым. Конечно, впереди встречи с милой троицей Крамник – Леко – Морозевич, но с такой игрой рассчитывать на призы Гельфанд вправе.

В полтиннике пока Крамник, Мамедьяров и Пономарев. Наш чемпион мира прямо заявил, что его не особо волнует результат на Мемориале Таля. Цель – разогреться перед большим матчем с Анандом. Для разогрева 50% очков – совсем не плохо, а с формой у Владимира все хорошо. Выглядит подтянуто, а его комментарии по-прежнему звучат как истина в предпоследней (после компьютера, конечно) инстанции.

Борис Гельфанд – человек, про которого принято говорить «кругом положительный»

Особо отмечу Мамедьярова. Шахрияр очень давно не мог одержать ни одной победы. «Лез» в каждой партии, отчаянно боролся, но… Как Кержаков в «Динамо», в общем. Вы бы видели Шаха после очередной «почти выигранной» партии с Иванчуком. Вокруг шахматного столика в пресс-центре столпились эксперты, каждый из которых показывал азербайджанцу ничьи вечным шахом одну красивее другой. Но тот поднимал глаза и чуть не плача говорил: «Да вижу я ничьи! Я выиграть хотел! Выиграть!»…

Уже потом после своей победы над Камским Мамедьяров рассказал мне, как во всех своих партиях искал приключений: «И с Морозевичем боролся, и Иванчуку предлагал – не повторяй ты ходы, но все никак. Сегодня даже не верил, что все получится…».

И вот после «гола» Шаха в ворота Камского, я грешным делом, подумал, что теперь его никто не остановит, прорвало. Но сказка закончилась уже вчера, в партии с Гельфандом…

Уставший рижанин

В нижней части таблицы четверо – Камский, Леко, Алексеев и Широв. Анализировать пока неудачное выступление Гаты не очень корректно, по-моему. У него, как и у Крамника, скоро важнейший матч. Только если у Владимира все ясно, и место, и сроки, то перспективы поединка Топалов-Камский выглядят достаточно мутно. Единственное, что заставляет робко верить в то, что матч состоится – личные гарантии Кирсана Илюмжинова, которые, как известно, стоят больше любых подписанных документов.

Петер Леко пока больше зажигает в пресс-центре, нежели за доской. Игра не идет. Не помогает даже поддержка жены Софии, которая честно мне призналась, что даже не ходит по магазинам, так как нет времени отвлекаться от партий мужа. Ну, а блестящие комментарии Петера, типа «А сейчас тут скушаль все фигури и все пропаль» – уже фирменный знак венгра.

Петер Леко пока больше зажигает в пресс-центре, нежели за доской

Женя Алексеев на фоне звездной компании пока еще немного тушуется. В пресс-центре не устраивает показательных выступлений, да и вообще ведет себя скромно. В любом случае – одно единственное поражение от Моро ни для кого неудачей назвать нельзя.

Но вот кому тяжелее всех – это Алексею Широву. Три поражения без единой победы. И это у человека, которого благодаря стилю игры и месту проживания часто называли преемником Михаила Таля…

Причина ясна – Алексей сам признался, что очень устал. Именно по этой причине, кстати, он не примет участия в супер-мега-блицтурнире 29-30 августа. Когда Широв сидит за столиком, он почему-то всегда смотрит в зал. В его глазах застыло: «Как же мне все это надоело». Пешки-то он поднимает с тяжким трудом, а чтобы передвинуть ферзя, ему приходится уже по-настоящему напрячься. Стоило ли тогда вообще соглашаться играть? Ведь все ждали другого Широва: блестящего тактика и глубочайшего шахматиста.

Марк и его команда

Наконец, пара слов о турнире. Все пока просто здорово. Может, кроме «поляны». Я уже писал, что ГУМ оказался достаточно сомнительным пристанищем Мемориала Таля. Но что поделаешь, если ЦШК пока ремонтируют.

Даже если вы просто зашли в ГУМ, у вас нет ни шанса догадаться, где идет турнир, если вам не помогут специально обученная собака с милицией. Все тщательно замаскировано белыми занавесками: случайные люди не прорвутся! Почему не сделать больших баннеров где-нибудь на подходе к этому, мягко говоря, людному месту на Красной площади – понять просто невозможно. Вспоминается София, где место проведения одноименного турнира просто кричало – «шахматы тут, заходите, посмотрите на нас»!

Но даже если вы нашли то, что искали, то когда зайдете в зал, не сразу поймете, где оказались. Первая мысль – в театре. Только на сцене, вот беда, не происходит НИЧЕГО интересного. Все равно все зрители смотрят на большую компьютерную доску, что могли бы делать и дома. И смотреть на десять, простите за выражение, истуканов забавно только первые полчаса, да и то из художественного интереса. Все-таки гораздо интереснее ходить между досками, как на суперфинале чемпионата России. Но тот способ не нравится уже игрокам. Потому что всегда найдутся желающие подсказать на ухо свой гениальный ход. Тут игроки от такого скотства ограждены.

Уже завтра суперматч: всесокрушающий гений выглядящего пока на голову выше всех Морозевича против такого же всесокрушающего гения Иванчука

Есть ли выход? Да. Это идея Сильвио Данаилова (или, по версии Марка Глуховского, организаторов турнира в Барселоне). Большой звуконепроницаемый стеклянный куб (пяти-, шестиугольник), по краям которого сидят шахматисты. Такой аквариум позволяет зрителям чуть ли не над доской нависнуть. Да и гроссмейстеров от особо умных ограждает. Надеюсь, эта идея будет реализована на грядущем в декабре суперфинале. Правда, говорят, что у директора РШФ Баха устойчивая аллергия на все идеи, хоть как-то связанные с фамилией «Данаилов».

После того, как займете свое место в зрительном зале, вам покажется, что вы оказались в небольшом самолете перед взлетом, настолько шумно работает кондиционер. Но здесь есть и польза – этот шум, который, как поведали мне Алексеев и судьи, совсем не мешает игрокам (привыкли), ограждает шахматистов от плохо слышащих зрителей, которые предпочитают высказывать свои единственно верные мнения о позиции исключительно в полный голос.

Другие софийские идеи – антиничейные правила и обязательные пресс-конференции тоже не нашли применения в Москве. Однако все прекрасно работает и без них. Невероятно, игроки борются: нет быстрых ничьих! Почему? Ума не приложу. Главный редактор «64» Марк Глуховский говорит, дело в людях… А я никак не могу поверить в это.

Кстати, на разбор партий все игроки вынуждены ходить. Дело в том, что сразу после партии Марк просто приковывает к себе уже принявшего позицию низкого старта шахматиста наручниками и не отпускает, пока не доведет до пресс-центра. К шестому туру у гроссов уже выработался рефлекс: Марк припозднился, а шахматисты, уже наученные горьким опытом, шли в пресс-центр как по команде.

И еще о Глуховском и его команде: поверьте, невооруженными глазами видно, сколько держится на нынешнем редакторе «64» сотоварищи. Начиная от самого турнира и заканчивая пресс-релизами, которые Марк делает подчас просто ночью. Сам он не верит в их полезность («Олимпиада почему-то интереснее шахмат»), но надо – значит надо. Обязательно как-нибудь напишу об этих замечательных людях после турнира.

Итак, уже завтра суперматч: всесокрушающий гений выглядящего пока на голову выше всех Морозевича против такого же всесокрушающего гения Иванчука. Что победит, буйная неудержимая фантазия одного или… буйная неудержимая фантазия другого? Узнаем совсем скоро.

Лучшие материалы