android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Михаила Хомича о шахматах

Теги Владимир Крамник Сильвио Данаилов Веселин Топалов Кирсан Илюмжинов супертурнир в Софии

«Без поддержки Александра Жукова Крамник просто никто!»

Всем привет! Сегодня выкладываю завершающую часть трилогии-интервью с Сильвио Данаиловым, которое было опубликовано в журнале PROспорт (от 2 июня).

– Вас воспринимают в шахматном мире достаточно негативно. Получается, что пиарщики работают недостаточно хорошо или у вас цель – создать себе такой имидж?

– Нет, я бы не сказал, что у меня негативный имидж. Негативный имидж у меня в России. Ну, может еще в Германии, но это бизнес. Там есть люди, которым не нравится идея «Большого шлема». А так у меня со всеми очень хорошие отношения – и в Америке, и в Голландии, и в Испании – везде.

– Сильвио, сейчас, помимо вас, есть только один известный шахматный менеджер – как раз немец Карстен Хензель, менеджер Владимира Крамника. Он, в отличие от вас, делает свою работу тихо, однако его подопечный, тоже добивается выдающихся результатов.

– Между нами есть очень большая разница. Я шахматы очень люблю и понимаю, шахматы – моя страсть, хобби и работа. А он шахматы не понимает и, я думаю, что не любит. Он мне напоминает спортивного агента. Для него что шахматы, что любая другая игра – одно и то же. И я создаю своих игроков – беру их с нуля и делаю чемпионами мира, а он начал работать с Крамником, когда Крамник выиграл у Каспарова. Это может сделать любой, поэтому мы не имеем ничего общего и мы абсолютно разные.

– Насколько вы влиятельны в Болгарии? Можете ли вы позвонить президенту со своими проблемами?

– Да, конечно, я могу. И не только могу, но и делаю это. Президент Болгарии очень много делает для спорта и для нас, в частности. На любом уровне – финансовом, политическом мы имеем стопроцентную поддержку, и я думаю, что мы это заслужили. Мы ведь много работали и сделали для Болгарии очень большой пиар.

«Я шахматы люблю и многое в них понимаю. Беру игроков с нуля и делаю их чемпионами мира»

– Вас часто называют одним из самых влиятельных людей в современных шахматах. Какие у вас отношения с президентом ФИДЕ Кирсаном Илюмжиновым? В свое время я немного удивился, когда вы назвали его «забавным»…

– Кирсана Николаевича я очень уважаю. А «забавный» по-болгарски означает «приятный», «веселый», «который может хорошо провести время». В Болгарии это комплимент. Мы общались с ним, он рассказывал о буддизме. Верит, что имеет 66 жизней, и это очень весело и интересно. Поэтому я и сказал «забавный». Но журналисты используют каждую мелочь, чтобы напасть на меня!

Кирсан – блестящий президент ФИДЕ, который очень много делает для шахмат. Он делает ошибки, я тоже их делаю. Но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Единственный сравнимый с ним президент ФИДЕ – Макс Эйве, который сумел спасти матч Спасский-Фишер. А заслуги Илюмжинова люди оценят тогда, когда он перестанет быть президентом ФИДЕ.

– А сами вы никогда не думали о том, чтобы озглавить ФИДЕ?

– ФИДЕ – не профессиональная организация. Она занимается глобальными шахматами. Любительскими, детскими, ветеранскими – какими угодно, только не профессиональными. Для меня проблема в том, что ФИДЕ – это политика, а я политику не люблю. Там приходится вести подковерные битвы, обещать вещи, которые никогда не сделаешь. А моя роль – двигать шахматы вперед в бизнес-плане. Создавать профессиональную структуру, как мы делаем с «Большим шлемом». Через тридцать лет нас не будет, но будут другие, и шахматы займут свое место в мире. Появятся в школах – это очень важно. Кстати, та работа, которую делает в России Карпов, – очень важна. А президент у нас и сейчас очень хороший.

– Как, кстати, обстоят дела с матчем Веселина и Гаты Камского? Появилась информация, что обо всем уже договорились?

– Ни о чем не договорились! В интернете написали то, о чем не знают, а денег до сих пор нет. В свое время ФИДЕ нас спросила, хотим ли мы взять этот матч. Мы сказали, что хотим. А теперь все завопили, мол, нельзя в Болгарии играть! У ФИДЕ нет организатора этого матча. Мы дали шанс Камскому искать деньги в Европе, Америке, везде. Его люди ничего не нашли.

«Я назвал Илюжжинова «забавным» президентом. Он верит в буддизм и считает, что у него 66 жизней»

– Руслан Пономарев раньше работал с вами, а теперь он будет секундантом Камского. Это своеобразная месть?

– Я думаю, что мы очень помогли Пономареву. Я сделал ему отличный менеджмент, а Веселин помог с шахматами. Руслан был абсолютным аутсайдером, а мы его сделали чемпионом. У нас всегда были хорошие отношения, но он, конечно, ничем нам не обязан. Раз он помогает Камскому, у него есть какие-то причины: финансовые или нет. Но если он хочет помогать Камскому – удачи, вперед.

– После того, как будет определен чемпион мира, останется еще один потенциальный матч – матч чемпиона с Каспаровым. Вернется ли Гарри в шахматы? Под его матч с чемпионом можно будет привлечь и 10 миллионов долларов!

– Я думаю, Гарри вернется. Мне так кажется. От этого для всех будет очень хорошо. Скоро, например, он будет играть сеанс в Корсике. Однако по-настоящему он вернется в очень большой проект. Такие несерьезные турнирчики как София или Линарес – не для него. Нужен очень большой проект.

– А вы думаете об этом проекте?

– Нет, я реалист, я думаю о том, что есть сейчас. А сначала Веселину надо стать чемпионом мира.

«Матч-реванш – абсолютный нонсенс, который ФИДЕ сделал специально для Крамника»

– Камский – победитель Кубка мира, Ананд – чемпион мира, Крамник – берет реванш у чемпиона. А кто такой Веселин Топалов? Почему Гата будет играть с ним в полуфинале?

– Во-первых, матч-реванш – абсолютный нонсенс, который ФИДЕ сделала специально для Крамника. А Веселин Топалов – чемпион мира 2005 года. Потом он согласился играть с Крамником по доброй воле, хотя мог и отказаться. Веселин проиграл матч, однако согласно правилам ФИДЕ он вызвал Крамника на матч, найдя два миллиона долларов. Я сразу нашел эти деньги, не то, что украинский менеджер Камского. Но ФИДЕ – политическая организация. Крамник не хотел играть, а Кирсан Илюмжинов не может сказать слова поперек Александра Жукова, президента российской шахматной федерации.

А Жуков, кстати, крестный отец Владимира Крамника, которого просто вынужден слушать Илюмжинов. Он сказал, что матча не будет. Однако, если бы я пошел в спортивный суд Лозанны, то я бы сразу выиграл это дело. Но меня стали просить: нет, давайте договоримся, не надо судов. В итоге они предложили такой компромиссный вариант. Переступив закон изначально, они должны были вертеться. Поэтому Веселин и будет играть с Камским.

– То есть получается, Александр Жуков – фактически главный человек в шахматах, раз его слушается сам Кирсан Илюмжинов.

– Да, я думаю, что Жуков – самый влиятельный человек в шахматах. Сами понимаете, человек из правительства России! При этом он поддерживает Крамника, без него Крамник просто никто! Вот у нас все спонсоры – частные компании. Мы не зависим от того, что какой-то политик из правительства России вдруг передумает и не заплатит. А в России – нет Жукова, Дворковича и Илюмжинова – все, шахматы закрываются. Они замечательные люди, но нужно строить профессиональную систему!

– А у вас есть идеи, как сделать «идеальную систему»? Что вы можете предложить?

– Мне не очень нравятся такие системы, когда за все платит Кирсан Илюмжинов. Если завтра Кирсан скажет, что «простите, ребята, я устал», то шахматам конец. А такая опасность есть. Потому что сейчас в ФИДЕ нет ничего профессионального. Нельзя, чтобы все зависело от одного человека. Нужно привлекать больших корпоративных спонсоров. И вот я работаю, чтобы такую систему сделать. И мы не будем много задумываться о всяких глупостях типа контроля, и всего прочего, пока мы не выстроим систему.

«Во время турниров Топалов не гуляет по дискотекам, не пьет и не разговаривает о своей личной жизни. Но он же не монах, а просто профессионал»

– Существует мнение, что Вы затмеваете собой Топалова. Его считают марионеткой, лишенной личной жизни и делающей все, что вы скажете. Все, что говорите вы – говорит и Топалов.

– Я так говорю, потому что так и есть. У нас свои сферы деятельности. У Веселина – шахматы, а я занимаюсь всем остальным. Если мы не доверяем друг другу на 100 процентов. Но на каждом шагу советоваться с ним я не могу. Мы просто доверяем друг другу. У нас, кстати, не всегда одинаковые мнения!

– У вас бывают разногласия?

– Конечно. Мы иногда ссоримся даже, но сразу миримся. Во время турниров – да, он профессионал, не гуляет по дискотекам, не пьет, готовится, работает и не разговаривает о своей личной жизни. Но он же не монах, а просто профессионал.

– У Веселина есть друзья среди шахматистов?

– Я думаю, нет. Среди шахматистов трудно иметь друзей. Это конкуренция. Они вместе борются за чемпионство или за победу в турнире. Поэтому отсутствие друзей это нормально. Веселин дружит только с Иваном, а с другими – у него просто корректные отношения.

– Сильвио, а у вас много друзей?

– Да, очень!

А настоящих?

– Что такое настоящие друзья? Сейчас я часто путешествую, не сижу в одном городе, и трудно иметь настоящих друзей. У меня много друзей по бизнесу, а на отсутствие общения жаловаться я не могу.

Лучшие материалы