Блог Тетрадь в клетку

Разговор с Ароняном

Интервью с победителем Вейк-Ан-Зее 2008, обспечившим себе место в финальном турнире серии Гран При, Левоном Ароняном. Интервью взято специально для журнала PROспорт.

Левон Аронян – отличный собеседник. Вышло так, что я позвонил ему в Германию в достаточно поздний час. Левон не то что не обиделся, а тут же согласился на обстоятельный разговор. Мы записали неплохое интервью, поболтали, даже познакомились немного. А я точно определился, за кого болеть, когда на турнире нет наших.

- Левон, Вы уже являетесь победителем Линареса 2006, а только что выиграли еще и Вейк-Ан-Зее. Что Вы чувствуете? И почему на фоне многочисленных побед у Вас всего лишь десятый рейтинг в мире?

- Во-первых, я очень доволен собой, старался в Вейке больше, чем в каких-либо других мероприятиях, в которых я участвовал. А что касается рейтинга – дело в том, что у меня не очень удачным был прошлый год. Но надеюсь, что сдал свои позиции я лишь временно.

- Как Вас встречали в Армении после турнира? Вас же должны были поздравлять официальные лица?

- Пока у меня не было возможности побывать в Армении. А что касается поздравлений, то у нас шахматы больше интересны народу, чем властям.

- Не расстроило Вас, что Ваше первое место было «в дележе» с Магнусом Карлсеном, вокруг которого уже разворачивается настоящая истерия? Крамник вот сказал, что через три года норвежец будет обыгрывать всех подряд.

- Я вообще-то очень доволен своей компанией. Магнус – парень очень талантливый. Но я не знаю, когда он будет доминировать и будет ли доминировать вообще. А на Крамника, наверное, повлиял тот факт, что в своей партии он потерпел довольно-таки убедительное поражение, потому что неудачно играл.

- Замечено, что Вы постоянно проигрываете Владимиру Крамнику «в одну калитку». Так вышло и на этот раз.

- Это больше психологический момент. Я каждый раз иду у него на поводу, лезу в теоретические варианты. А учитывая размер подготовительной работы Крамника, я постоянно попадаю ему «на пир».

- Так, может, не стоит идти в такие теоретические варианты?

- Наверное. Но понимаете, черта у меня есть такая, – принципиальность называется.

- В первой партии турнира с Топаловым Вам просто откровенно повезло. Можно сказать, что везение распространилось на весь турнир?

- Конечно, моя победа над Веселином абсолютно незаслуженная, и в том, что я победил, виноват исключительно мой соперник. А в целом на турнире я не думаю, что мне везло. Где-то я перегибал палку, но с другой стороны, в некоторых партиях все было наоборот, – уже мне не везло.

- Вы по-особому готовились к партии с Теймуром Раджабовым после его высказываний о «вечном» противостоянии с армянами, всколыхнувшем недавно весь интернет?

- Нет-нет, не по-особому. Дело в том, что я предпочитаю наслаждаться игрой, а что там говорят в интернете, меня совершенно не беспокоит.

- Левон, почему постоянно меняется система розыгрыша чемпионского титула? Кто-нибудь должен отвечать за такой бардак?

- Мы уже привыкли к такой сумбурной системе во всем, что связано с розыгрышем титула и вообще всем, что делается нашей федерацией. Это все очень смутно и странно. И хоть сейчас узел борьбы за чемпионство пытаются разрубить, остается только надеяться, что это не приведет к тому, что вместо одной проблемы с титулом у нас появится еще несколько.

- Есть ли у Вас цель стать чемпионом мира, и почему до сих пор не получилось это осуществить?

- Ну, почему бы и нет? По-моему, это неплохой титул, не правда ли? А не получилось, потому что силы воли нет. Желание-то есть, а вот заставить себя сесть и заняться делом пока не получается. Но сейчас я обязательно попробую это дело изменить.

- Как Вы оцениваете идею объединения четырех супертурниров в Вейк-Ан-Зее, Линаресе, Софии и Москве в Гран-При с проведением итогового турнира победителей в конце года?

- Вообще что-то слишком много турниров стало. Но хотя это радует: чем многочисленнее турниры, тем больше финансовое благополучие шахматистов. Только надеюсь, что система от этого в очередной раз не утяжелится, и не появится правил, типа «Вася живет в этом подъезде, значит, он может вызвать Петю на поединок». Хотелось бы, чтобы все было попроще.

- А разве не получается так, что участники финального турнира становятся заложниками воли организаторов турниров локальных? Например, в Линаресе, который стартует 15го февраля, по воле устроителей не будет ни Морозевича, ни Свидлера, ни Грищука.

- Я, конечно, очень разочарован, что в турнире не будет этих гроссмейстеров. Особенно Пети Свидлера, за которого я очень болею. Но, тут такое дело, организаторы решают все сами. Может быть, в конце концов, это был я, кто занял место этих ребят.

- Скоро состоятся полуфиналы в матче за мировую корону Крамник-Ананд и Топалов-Камский. Будете ли Вы смотреть их и за кого собираетесь болеть?

- Я обязательно буду смотреть. А поскольку их всех этих ребят, я лучше всех знаю… Ну, наверное, Крамника лучше всех знаю, значит, и болеть буду за него.

- Полуфиналисты Топалов и Крамник уже стали участниками грандиозного скандала в Элисте, получившего название «туалетный». Есть ли у Вас мнение по поводу тех событий?

- Я там не был, а доверять всему, что пишут в интернете, совершенно не в моих правилах. Но превращать такой турнир в цирк было все-таки излишне. Мне все-таки кажется, что вина здесь за очень эксцентричным менеджером Топалова Сильвио Данаиловым, несмотря на то, что я очень уважаю его работу.

- Вы часто видитесь с Данаиловым на турнирах. Правда, что Сильвио – настоящий серый кардинал современных шахмат, оказывающий давление на процесс принятия решений ФИДЕ и организаторов турниров?

- Я не знаю, так как плохо с ним знаком.

- Левон, насколько много значат для Вас шахматы? Известно, что усидчивость и внимательность – далеко не самые сильные Ваши стороны. Как при этом у Вас получается заниматься шахматами?

- Я очень люблю свою работу и увлечение. Когда я был маленьким, мой отец занимался выращиванием кристаллов и, несмотря на то, что он приходил с работы всегда уставшим, у него всегда был блеск в глазах, ведь он что-то изобретал. Наверное, что-то такое сейчас происходит и со мной в отношении шахмат, и я очень этому рад. Да уж, усидчивость у меня всегда была проблемой. Наверное, надо заниматься каждый день. Но я обязательно буду над этим работать.

- Многие шахматисты замкнуты исключительно на игре. А Вас кроме шахмат что-нибудь интересует?

- Я большой поклонник кино, особенно, классического. У меня проявляется исследовательский позыв: возьмусь за режиссера и начинаю просматривать все его фильмы. Люблю играть в бадминтон, у нас в Берлине есть площадка. В баскетбол иногда играю, хотя при моем росте это сложновато.

Интервью взято специально для журнала PROспорт.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья