Блог Тетрадь в клетку

Три интриги Линареса

Это моя статья из журнала PROспорт. Линарес уже начался. Упорно не покидает ощущение, что там кого-то не хватает.

Любимый турнир Каспарова

PROспорт выделил три ключевые интриги предстоящего супертурнира XXI категории «Морелия-Линарес»

Почему нынче уже не то, что давеча

С пятнадцатого февраля в мексиканской Морелии стартует знаменитый супертурнир Линарес, который теперь стал межконтинентальным и зовется – Cuidad de Linares-Morelia. Это соревнование станет вторым из серии «Большой Шлем» – недавно воплощенной в жизнь идеи менеджера Веселина Топалова, Сильвио Данаилова, согласно которой победители четырех супертурниров – Вейк-Ан-Зее, Линареса, Софии и Мемориала Таля (на самом деле – не Мемориала Таля, а турнира в Мексике – М.Х.) – в конце года сойдутся в финальном сверхтурнире.

Когда-то слово «Линарес» приводило в нервный трепет любителей шахмат, понимавших, что за этим названием скрывается ряд священных для них фамилий. Теперь же, когда элитные турниры появляются, словно грибы после дождя, магия Линареса потихоньку начинает сходить на нет.

Единственное, что по-прежнему остается без изменений – чудовищная категория турнира – двадцать первая – означающая: средний рейтинг участников больше значения 2750, которого подавляющему большинству шахматистов не достичь никогда в жизни. В этом году организаторы вновь не подкачали – почти все тяжеловесы, за исключением имеющих двуглавого орла на обложке паспорта, в сборе.

Еще недавно Линарес был неофициальным чемпионатом мира, принять участие в котором было честью сродни аудиенции испанского короля. Только вот участвовали все-таки многие, а в основном побеждал только Великий и Ужасный – страшно подумать, Гарри Каспаров выиграл девять из семнадцати последних Линаресов, что по простоте исполнения сравнимо с девятью выигрышами Уимблдона.

Символично, что последним турнирным успехом Каспарова стала именно победа в Испании в 2005 году, минут через пятнадцать после которой шахматный мир официально осиротел. В итоге не выиграли ни турнир, ни Каспаров – судьбу Гарри оставим за скобками, а Линарес, наполовину переехавший в Мексику за «длинными призовыми», из «короля турниров» превратился в максимум «первого среди равных».

Почему в Линаресе человечество опять схлестнется в битве с машинами

В Мексику участники отправятся буквально прямо из Нидерландов, где в местечке Вейк-Ан-Зее только что завершился супертурнир Corus. Его главный итог – первое место (правда, в дележе с Левоном Ароняном) норвежского семнадцатилетнего юноши Магнуса Карлсена, по пути обыгравшего самого Владимира Крамника.

Последние два года Карлсен с неумолимостью гидравлического пресса подминал под себя шахматный мир. В прошлогоднем Вейке норвежец занял тринадцатое место, в Линаресе уже поделил второе, отстав лишь от Ананда, и после небольшой передышки на турнире в Дортмунде (шестое место) на московском мемориале Таля забрался на низшую ступень пьедестала почета. Затем Магнус отправился в Ханты-Мансийск на матчи претендентов, где был остановлен только в полуфинале. И вот она – первая победа, за которой, судя по нынешнему ритму викинга, следует ожидать закрепления успеха в Линаресе.

Одна из главных причин столь стремительного взлета юного норвежца заключается в особенностях его игрового стиля, перенятого у заботливых учителей – сильнейших шахматных программ «Фриц» и «Рыбка». Эти учителя уже успели на глазах растущего норвежца объяснить Человеку, кто здесь теперь умеет играть в шахматы. Именно поэтому ходы Магнуса так часто совпадают с ходами компьютера и доставляют столько проблем его несчастным оппонентам за доской.

Кстати, слабости в игре Карлсена зачастую проявляются именно в тех областях шахмат, где компьютеры все еще не так сильны. Например, на прошлогоднем Мемориале Таля норвежец умудрился проиграть совершенно ничейный эндшпиль Левону Ароняну, так как забыл элементарный, но при этом человеческий, способ защиты.

Помимо ноутбука, есть у Магнуса и другие необходимые для успеха вещи: например, старый полиэтиленовый пакет с «набором юного шахматиста», в котором неизменно находится его сменная обувь, пара ручек и прочих полезных мелочей. И, конечно, верный спутник норвежца – его отец Хенрик, который делает все, чтобы у сына не было никаких забот за пределами шахматной доски.

Итак, в Голландии шахматная элита почти выстояла против этого юноши с наполовину силиконовыми мозгами. Но там все-таки было много не самых сильных участников, служивших потенциальным источником очков. В Линаресе же слабых не будет по определению, и та самая элита сойдется с Магнусом уже в очном споре. И еще очень большой вопрос, кому придется тяжелее.

Будет ли в Линаресе скучно без россиян

Сейчас стало модным говорить о чуть ли не заговоре организаторов крупнейших соревнований против россиян. И проблема тут вовсе не в том, что в Линаресе не побывают наши любимые гроссмейстеры, а в том, что организаторы фактически влияют своими приглашениями именно на состав итогового турнира новоиспеченной серии Гран-При.

Судите сами: в Вейке из наших был один Крамник, в Линаресе – уже никого, в Софии, турнир в которой курирует лично господин Данаилов, – понятно, тоже. Конечно, в Москве на Мемориале Таля с этим будет проще, но отобраться из Мемориала на итоговый турнир сможет только кто-то один! (Опять-таки – попроще не будет! Я ошибся, из Мемориала Таля никто вообще не отбирается на финальный турнир – М.Х.). 

И ладно Крамник наверняка традиционно отказался от Линареса сам, а Морозевич настолько мило прошелся по организаторам в прошлом году, что в этом, видимо, к нему даже сунуться побоялись. Но Петр Свидлер на вопрос о своем неучастии сказал емко: «Не позвали меня!». А ведь у Петра рейтинг выше, чем у всех участников турнира, кроме Ананда и Топалова. А теперь ближайший турнир, где выступит Свидлер, – Дагомыс, а не элитный Линарес.

Сам Левон Аронян, победитель Вейк-Ан-Зее, сказал, что ему обидно отсутствие россиян в Линаресе, а особенно – Петра Свидлера, за которого Левон всегда болеет. «Может, это как раз я занял их место?!», – переживает Аронян, но на странное решение организаторов повлиять, конечно, уже не может.

Закатит ли бригада Данаилова очередной скандал

Причину отсутствия в Линаресе наших гроссмейстеров все же вряд ли стоит искать в Испании. Центр мировой шахматной политики сейчас, несомненно, находится где-то в районе Софии. Стоит только вспомнить буквально все последние шахматные склоки, как сразу везде всплывает одно и то же словосочетание – Сильвио Данаилов. Сильвио – не только менеджер Веселина Топалова, но и, по сложившемуся мнению, серый кардинал современных шахмат, оказывающий непосредственное влияние на принятие ключевых решений ФИДЕ и других организаторов турниров.
То в Элисте разразится крупнейший в новейшей истории скандал из-за якобы слишком частых посещений Крамником туалета, то в Вейк-Ан-Зее другой воспитанник Данаилова болгарский гроссмейстер Иван Чепаринов откажется пожать руку самому Найджелу Шорту из-за того, что последний посмел высказать свое мнение о поведении Веселина Топалова. Не стоит забывать, что в «черном списке нелояльных» у болгарской делегации еще несколько гроссмейстеров, рискнувших не поддержать поведение болгарской делегации в Элисте, например, Рустам Касымджанов и Александр Морозевич.

В Линаресе в плане скандалов должно быть полегче, потому что никто из участников вроде бы еще не успел провиниться перед болгарской делегацией своими непочтительными высказываниями. Но, несмотря на внешнее спокойствие ситуации, согласно поговорке, некоторые везде могут найти нечто их интересующее. И хоть в силе игры Веселина Топалова никаких сомнений быть не может, если вдруг что-то пойдет не так, и Топалов начнет проигрывать, то ожидать от его штаба можно всего, чего угодно.

Эту статью Вы можете найти в журнале PROспорт.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.