android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Михаила Хомича о шахматах

Теги Владимир Крамник Петер Леко Василий Иванчук Дмитрий Яковенко Шахрияр Мамедьяров

Хорошие люди

Мемориал Таля закончился. Крамник не просто выиграл, а растоптал всех своих соперников. Те, кто видел интервью Владимира телеканалу ТВЦ, наверняка прочувствовали фразу: «Ну, да-а-а-а, Ананд, конечно, с формальной точки зрения, чемпион мира». Он точно имел в виду: «Я надеюсь, не осталось несогласных с тем, что турнир в Мехико ничего не значил?». Подведение итогов турнира мы сделаем позже, а пока я, извиняясь за задержку, возвращаюсь к своему обещанию описать манеру комментирования партий участниками Мемориала.

Вообще говоря, уже сидеть и слушать, как профессиональный гроссмейстер описывает свой образ мышления непосредственно во время партии – само по себе большое удовольствие, особенно, если Вы болеете за или против этого игрока. Однако я заметил, что на комментарии некоторых шахматистов люди буквально слетаются, чтобы посмотреть на шоу.

Непревзойденный мастер комментария на русском это, конечно, Петер Леко. Венгр потрясающе говорит на Великом и Могучем, при этом смягчая все возможные согласные. «Этот конь куушаль!», – с детской восторженностью в глазах объявляет Петер и доставляет искреннюю радость собравшейся публике. При этом Леко чрезвычайно корректен и отвечает на все сколь агрессивные, столь и бессмысленные вопросы шахматных ветеранов. Его комментарии всегда прерываются взрывами хохота, особенно, когда венгр пытается ввернуть в речь русские поговорки.

Очень приятно было лицезреть анализ будущего победителя Мемориала Таля Владимира Крамника. В этот раз Владимир каждым своим жестом, видом и словом излучал непередаваемую уверенность. «Ну, может тут и ничья» (говорится позевывая), – вот максимум того, что может услышать про свою позицию соперник Крамника. И никак этого гиганта не пошатнуть, ведь каждое новое предложение забивает очередной гвоздь в позицию несчастного оппонента. Он так же элегантен, как и Петер Леко, но если до венгра рукой подать, то до Владимира карабкаться очень и очень долго, хотя оба шахматиста комментируют свои партии в метре от публики.

А еще был замечательный совместный анализ Шахрияра Мамедьярова и Дмитрия Яковенко. Мамедьяров всегда комментирует свои партии словно нехотя, при этом улыбаясь, как чеширский кот, и смотря исподлобья в зал. Мол, «анализ это замечательно, но истинную оценку позиции я знаю и так». В этот раз Шахрияр тоже лениво передвигал фигуры, спокойно рассказывая о вялотекущем ходе поединка. Яковенко молчал и с удовольствием слушал эту старую азербайджанскую сказку. Но как только Шах выкинул что-то типа: «Ну, а здесь я немного поиграл на победу, но не вышло, да и Бог с ним…», как Дима, немного смахивающий на гимназиста-очкарика, вдруг нахмурил брови, подчеркнуто вежливо посмотрел на Мамедьярова и запустил приблизительно следующий диалог:

- Простите, но у меня там вообще-то было лучше!

- Ну, что ты? (улыбаясь еще шире) Вот после таких ходов у тебя никак не лучше…

- Нет, постойте, но на победу играл уж точно я!

- Ну, ладно-ладно, ну, может быть (улыбаясь уже просто невероятно широко и сладко)

После такого диалога Дима посмотрел в зал, с интересом ждавший развязки, и засмеялся так, как он умеет, – совершенно искренне, как бы по-детски. Вы знаете, Дмитрий Яковенко – совершенно точно будущее российских шахмат (если уже не настоящее), и мне, например, очень радостно, что у наших шахмат будущее такое светлое и позитивное.

Про Бориса Гельфанда и Гату Камского мне особенно сказать нечего, кроме того, что они совсем не держали дистанцию с залом (у Бориса вообще везде почему-то вокруг друзья) и весело отвечали на вопросы. Но слушать их анализ очень сложно – совершенно уж эти гроссмейстеры не адаптируют его для такой темной, как я, публики. Уходят в дебри, а фигуры на доске двигать забывают.

Жаль, что не увидел я в действии Василия Иванчука (уж очень было бы интересно послушать его анализы), но только при одном взгляде на гения, становится ясно, что эта печать гениальности отражается на нем очень заметно и внешне.  А вот Евгения Алексеева, действующего чемпиона страны, я надеюсь увидеть на Суперфинале Чемпионата России, который начнется семнадцатого декабря. Обязательно посетите! Место встречи то же – Центральный Дом Шахматиста.

P.S. Вспомнилось, как там же, на Мемориале, блестящий шахматный журналист Илья Одесский сказал мне, удивлявшемуся отсутствию дистанции в общении между гроссмейстерами и публикой: «На этом турнире все шахматисты – очень хорошие люди. Поэтому и слушать их так легко и приятно». Ни убавить, ни прибавить…

Лучшие материалы