android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Михаила Хомича о шахматах

Теги Магнус Карлсен Сильвио Данаилов Владимир Крамник Веселин Топалов Александр Морозевич Александр Грищук супертурнир в Софии

«Нельзя приглашать Карлсена на все турниры!»

Всем привет! Продолжаю публикацию интервью с Сильвио Данаиловым, которое вышло в последнем номере журнала PROспорт.

- Веселина Топалова в использовании подсказок обвинял не только журнал PROспорт, но и другие люди из мира шахмат. Например, на приснопамятном турнире в Сан-Луисе интернет кипел тем фактом, что Морозевич и Касымджанов распускали слухи против Веселина.

– Я точно знаю, что они разговаривали со всеми и поливали Веселина.

- Вот так просто ходили и разговаривали?

– Да! Все шито белыми нитками, они не особо постарались это скрыть, и все сразу всплыло на поверхность.

- А зачем они это делали? Без повода, в состоянии аффекта?

– Я не знаю. Ну, Морозевич вообще непонятный человек. В его действиях с большим трудом прослеживается логика. Он может подписать контракт, а на следующий день всех послать на четыре стороны, может легко что-то обещать, а потом не сделать. Кроме того, он друг Барского, я думаю, тут есть какая-то связь. У Морозевича вообще просто мания. Он неудовлетворенный человек, считающий, что он гений, но на самом деле, он не смог ничего добиться. Александр – просто нормальный гроссмейстер, который не стал и никогда не станет чемпионом мира.

«Морозевич боится. Играет слабые турнирчики, которые «выносит» со страшной силой. Это его удел»

- Но «просто нормальный гроссмейстер» сейчас по рейтингу выше, чем Топалов (2774 пункта против 2767). Кроме того, в Линаресе-2007 Александр просто «вынес» второй круг!

– Он не играет в больших турнирах. Боится. Играет слабые турнирчики типа Биля или Памплоны, которые «выносит» со страшной силой. Это его удел. Когда он появился на сильном турнире в Мексике, все помнят, как его разгромили. Когда в следующем году он будет в Вейк-ан-Зее и Линаресе, вы сами все увидите. А его высокий рейтинг совершенно нереален. Это искусственно созданный рейтинг. Он один раз в жизни умудрился набрать «+1» в серьезном турнире. «-3» в первом круге и «+4» – во втором, а турнир легко выиграл Ананд.

Для человека, неудовлетворенного своей судьбой и отсутствием успехов, – это, конечно, огромное достижение. А так Александру только и остается нападать на успешных, уже чего-то добившихся в жизни людей. (Видимо, Данаилов так и не может простить Морозевичу, что во время элистинского скандала тот почему-то поддержал соотечественника Крамника).

- Второй «ябеда» Рустам Касымджанов на страницах сайта ChessPro обвинил вас в том, что вы предлагали ему ничью два раза еще до партии с Топаловым в Сан-Луисе. Правда ли это?

– Да-да! Это правда. Но это абсолютно законно, кроме того, я никогда этого не делал, кроме того единственного случая. Просто тогда ничья давала титул. Мы были ужасно уставшие и хотели поскорее закончить турнир. Только я не предлагал ничью два раза. Сначала я спросил об этом, и Рустам сказал, что подумает. А во второй раз я позвонил, чтобы уточнить его решение.

Это не мой стиль, ни я, ни Веселин никогда ничем подобным не занимаемся, просто в данном случае любой шахматист меня поймет: когда ничья дает титул хочется все побыстрее закончить.

...В этот момент, пока я пытался связать «я никогда этого не делаю» и «да-да, я предлагал» в номер Данаилова стали ломиться (видимо, Топалов заходил за очередной компьютерной подсказкой). Беседа оставляла противоречивое впечатление: зачем приводить аргументы в защиту Топалова, когда можно в очередной раз пройтись по всем, кто думает не так, как надо! Я вдруг понял, где Данаилов мог почерпнуть идею о стеклянной подсказкозащитном кубе. Конечно, в Элисте, где возвели стеклянную стену, «защищающую» гроссмейстеров от подсказок из зала. Конечно, не спросить Данаилова о том городе, где он стал по-настоящему знаменит, я не мог.

«Какие у меня отношения могут быть с Магнусом Карлсеном? Ну, что я ним, буду обедать что ли?»

- Поговорим об элистинском матче. Во время игры было несколько писем в поддержку Крамника, под которыми в совокупности поставили подписи около 30 известных гроссмейтеров. Например, их подписали Борис Гельфанд и Магнус Карлсен. Это как-нибудь повлияло на ваши отношения с ними и другими подписавшимися гроссмейстерами?

– Какие у меня отношения могут быть с Магнусом Карлсеном? Ну, что я ним, буду обедать что ли? Как шахматиста я его очень уважаю, он – огромный талант, гений. Но ему же тогда было всего 15 лет! Ребенок! Ему сказали – он подписал. И вообще как можно иметь мнение о чем-то, не находясь на месте событий?! Я был там, я был главным действующим лицом, и для меня некоторые вещи совершенно не ясны. А Карлсен, который живет в Норвегии, конечно, все знает! Смешно!

А про Гельфанда, то тут все понятно – они с детских лет очень дружат с Крамником и поддерживают друг друга. Но я разделяю бизнес и человеческие отношения, поэтому в этих письмах не было ничего личного.

- Кстати, поэтому-то Карлсена не было в Софии?

– Нельзя же приглашать Карлсена на все турниры подряд!

- Допустим, что все эти гроссмейстеры неправы. Но если бы сейчас вы могли повернуть время назад, вы бы что-нибудь изменили в своем поведении в Элисте?

– Трудно сказать. Я до сих пор считаю, что Крамник вел себя крайне неспортивно. Игрок должен быть на виду, а не бегать по сорок раз в туалет. И Веселин, кстати, до сих пор считает, что Крамник получал там помощь компьютера.

- Вам не кажется что есть некоторая нестыковка: то вы говорите о том, что подсказки ничего не значат, то возмущаетесь что Крамник их получал. Но как Крамник мог получать помощь, если он доигрывался до позиций, где получал мат в три хода??! Что же это за программа-вредитель такая?

– Вы знаете, ну как сказать… Это совершенно другая история. К тому же это было уже очень давно.

- Но все-таки, Крамник же ничего не нарушал? Он мог жить в туалете!

– Нет, ну представьте, что футболист прямо во время матча уходит с поля, это нормально?

«Я сказал Крамнику: ты же мужик, играй на сцене, борись!»

- Нормально – это проблема футболиста! Я повторю: он же не нарушает закон!

– Юридически – нет, но этически – это ужасно. Особенно предварительно полив Веселина грязью. Я ему сказал: ты же мужик, играй на сцене, борись! Поэтому если бы все повторилось, я бы снова подал апелляцию. Единственное, о чем я жалею, что пресса раздула вокруг всего этого такую шумиху.

А ведь я просто подал апелляцию! При этом сначала я ведь согласился установить на сцене защитные экран, ведь все кричали, что болгары-жулики. Экрана, кстати, не было в контракте, и я мог отказаться. Но нет, пожалуйста, все, чтобы вы были счастливы. А когда я попросил сделать общий туалет, то Крамник ужас как реагировал! (Сильвио переходит на крик, пугая болгарского фотографа, не понимающего по-русски) Что, большая просьба что ли?! Элементарная! Так не-е-ет! Он вел себя так, как ведут виноватые люди.

А главное – почему пленки с походами Крамника в туалет были уничтожены? Почему, если все так чисто, так хорошо, пленки уничтожили? И никто не хочет ответить мне на этот вопрос.

- А почему бы не опубликовать, как Вы или Веселин ходит в туалет? Может в этом причина?

– Веселин ходил в туалет, как нормальный человек, а не по 40 раз за партию.

- После турнира в Элисте некий охранник игрового комплекса, видимо, очень продвинутый охранник, разослал по электронной почте шахматным журналистам фотографии интернет-кабеля в туалете Крамника. Вы не имеете отношения к этой истории?

– Нет, я ничего об этом не знаю.

- Но кабель был?

– Конечно! И фотографии у меня есть! Я могу показать (вскакивает и порывается к ноутбуку). У Вас дома есть интернет в туалете? У меня – нет. Вот и в нашем отеле, я уверен – нет, если хотите – пойдемте посмотрим.

«Почему я должен краснеть перед спонсорами, когда Морозевич заявится на турнир в кроссовках и рваном свитере и нахамит журналистам»

- Сильвио, вы осознаете, что после Элисты отношение к вам с Веселином кардинально изменилось? Шахматный мир как будто поделился на болгар и всех остальных.

– Ну почему? Только если в России. Хотя я вот даже был в Ханты-Мансийске и ничего такого не заметил. А вообще я для себя понял следующее: пока ты наверху и добиваешься успехов, тебе всегда будут завидовать.

...После таких ярких воспоминаний, я решил перевести разговор на день текущий, а именно – на софийский турнир. При всей блестящей организации, его представительность оставляет желать лучшего. Может, именно поэтому из тележурналистов мне удалось заметить один-единственный телеканал, да и тот почему-то из Франции. Да и вообще, количество журналистов не впечатляло. Учитывая, что Данаилов изо всех сил повторяет о своем желании сделать Софию первым номером, это особенно удивляет.

- Почему на турнире в Софии нет российских гроссмейстеров, Свидлера, Морозевича и Грищука? Зато есть Бу Сянджи и Иван Чепаринов, который умудрился в турнире Гран-при ФИДЕ в Баку проиграть 4 стартовые партии.


- Ну, во-первых, раньше у нас россияне были – был Крамник в первом турнире, приезжал Свидлер. Чепаринов и Топалов – свои игроки. Если Ивана не звать в супертурниры, он не будет расти. А кто его пока позовет, кроме нас? А Бу Сянджи для нас очень важен, так как Китай заинтересован в серии «Большой Шлем», а значит, для нас было важно позвать китайского игрока.

Морозевич – чисто с шахматной точки зрения он был бы нам интересен. Но я не могу рисковать, приглашая безответственного и ненадежного человека. И почему я должен краснеть перед спонсорами, когда он заявится на турнир в кроссовках и рваном свитере, потом не придет на пресс-конференцию, а если придет – нахамит журналистам. Кроме того, он известен тем, что подписывает контракты, а потом их нарушает. Он так поступал в Вейк-ан-Зее, в Ливии. Да десять раз он так делал.

Грищук – интересный игрок. Но, во-первых, он не был в десятке, когда я определял состав турнира. Во-вторых, я не знаю, кто он сейчас. Я хочу приглашать на турнир не тех, кто увлекается покером больше, чем шахматами, а тех, кто шахматами живет, как, например, Иванчук. А у Грищука все как-то несерьезно.

- Сильвио, получается, что София в этом году стала чуть ли не слабейшим супертурниром. А вы в свое время говорили о том, что собираетесь сделать турнир самым представительным.

– Во-первых, у нас средний рейтинг выше, чем у Вейк-ан-Зее.

- Но там 14 человек, а у вас – всего шесть!

– Но сколько у них ресурсов! Болгария не такая большая страна, как Голландия. Они проводят турнир уже 75 лет, а мы только четвертый год. И я не виноват, что Ананд, например, предпочел готовиться к матчу, а не играть у нас. А по накалу, я считаю, у нас совсем не хуже по сравнению с другими супертурнирами.

«Семь часов – слишком для шахматной партии и для зрителей. Устают зрители, любители и игроки»

- Почему в софийском турнире такой странный контроль времени? Люди просто не успевают соображать и в цейтнотах губят отличные позиции. И хотя, конечно, интересно гадать, успеет ли Иванчук сделать семь ходов за семь секунд в партии с Топаловым, тот же Веселин вчера проиграл Бу Сянджи во многом из-за недостатка времени!

– Я думаю, что мы должны двигаться вперед. Семичасовой контроль уже давно себя изжил. Когда-то партии записывали и доигрывали на следующий день. Потом все поняли, что это – чушь. А семь часов – слишком для шахматной партии и для зрителей. Устают зрители, любители и игроки. Если мне кто-то скажет, что три часа мало для 40 ходов, я не пойму! За это время можно сыграть два футбольных матча.

- Я думаю, вам многие это скажут, например, Аронян и Раджабов, не слишком довольные таким контролем.

– Но мы же должны популяризовать шахматы! Я не могу сказать телевидению: ну, приезжайте где-нибудь через 5-7 часов. Это несерьезно. А за три часа можно играть хорошие партии.

- Но ведь постоянные цейтноты!

– И что?

- Ухудшается качество ходов!

– Нет.

- Да.

– А это не важно! Самое главное – сделать шахматы зрелищными. Цейтнот – спортивный элемент. Ты наказан, потому что до этого долго думал, это твои проблемы. Учись играть быстрее.

«Большой шлем» объединит победителей крупнейших турниров, которые сыграют в финале с призовым фондом в 400 000 евро»

- Сильвио, вы – изобретатель новой серии турниров «Большой шлем». София – сердце этой серии. Расскажите о ней подробнее и объясните, почему, например, в нее не входит Мемориал Таля.

– «Большой шлем» – фактически, новая организация шахматистов. Кстати, ФИДЕ сделала Гран-При, потому что испугалась «Большого шлема». Они этого никогда не признают, испугались, что мы наберем слишком большую силу, и шахматисты станут независимы от ФИДЕ.

«Большой шлем» объединит в себе победителей крупнейших турниров, которые сыграют в финальном турнире в Бильбао с призовым фондом в 400 000 евро. Последний приз в Бильбао – 30 000 Евро. Неплохо, да? Я считаю, что так получилось, потому что мы создали организацию «Большой шлем». Это не так просто. Спонсоры пошли на это, потому что они знали, что будет общий финал серии. Без большого шлема никто бы не стал спонсировать отдельные турнирчики. Не будем забывать, что эта серии делает лишь первые шаги, а уже очень большой шанс включиться есть у Сиэтла. Также заинтересован Китай.

Любой турнир с категорией не ниже 19-й может стать частью «Большого шлема», в том числе и Мемориал Таля. Я очень буду рад, но я же не могу бегать за ними. Приглашаю Мемориал Таля войти в «Большой шлем».

Лучшие материалы