Блог Михаила Хомича о шахматах

Теги Фаррух Амонатов Александр Грищук Александр Морозевич Алексей Дреев Евгений Томашевский

Калейдоскоп впечатлений

Самое интересное на шахматных турнирах, помимо, конечно, партий – не расстановка участников, а сопутствующая состязанию внешняя составляющая: разные люди, интереснейшие типажи, место проведения. Все о ходе турнира вы сможете узнать на специализированных сайтах, а я пока расскажу о своих впечатлениях от похода в ЦДШ. Возможно, набор получится сбивчивым, но, надеюсь, достаточно ярким.

Для начала о самом интересном – послематчевых комментариях.

Святая святых для журналистов – пресс-центр с большой доской, куда почти все победившие гроссмейстеры приходят поделиться радостью и показать выигранную партию. Некоторых, правда, приходится уговаривать, но со стороны это выглядит своеобразным кокетством. Особый случай – Александр Морозевич, которого вообще просить бесполезно: захочет – сам придет. Не захочет – скажет: «Ну, а что там комментировать?!», – и тут же убежит вниз, оставив ждавших его журналистов у разбитого корыта. Я уже размещал в блоге статью, где писал о манере комментария некоторых шахматистов, поэтому расскажу только о новых впечатлениях.

Очень интересно комментирует Никита Витюгов. Свой анализ партии с Тимофеевым он начал приблизительно так: «Добрый вечер! Сегодня я прокомментирую для вас свою партию с гроссмейстером Артемом Тимофеевым». Мы с Евгением Томашевским просто прыснули со смеху. И далее комментарий продолжался в том же духе: очень вежливо, интеллигентно и с достоинством. Никаких безапелляционных оценок и поспешных выводов: звучит немного заумно, но зато все четко и понятно.

Товарищ Никиты Женя Томашевский комментирует в более свободном стиле. При этом он часто отпускает тонкие шутки и хитро смотрит в зал: до многих ли дошло. Доходит не до многих. В основном в силу возраста, ясное дело. Общается Женя со всеми желающими и для шахматиста, идущего среди лидеров, ведет себя очень скромно, что, конечно, его украшает. Даже сегодня, проиграв Грищуку, Евгений заглянув в пресс-центр, виновато улыбнулся и пообщался с Ильей Одесским, а не убежал из ЦДШ с выражением ненависти ко всему людскому роду, что сплошь и рядом встречается у проигравших.

Разочаровал Алексей Дреев. Самый старший участник суперфинала комментирует крайне сбивчиво и непонятно (ну, для перворазрядника). При этом в каждом его слове и действиях чувствуется какая-то обида на весь свет: мол, зря со счетов списали. На мой вопрос о пропасти в 100 пунктов между ним и только что обыгранным Яковенко, Дреев сообщил, что рейтинг ничего не значит, так как у него «такой тоже когда-то был». По-моему, рейтинг, при всех его недостатках, – достаточно объективный показатель силы, а если ты когда-то умел играть, то в настоящее время это может ничего и не значить. Песня у «Машины Времени» есть: «Герои вчерашних дней» называется. И даже гений (кроме шуток) шахматной журналистики Одесский со своим «сто очков это ничто» не убедит меня в обратном, так как это «ничто» требует годов упорной работы.

Зато в комментарии появился новый жанр: шахматные сказки. Его родоначальник – Фаррух Амонатов. Он настолько искренне, интересно и в лицах рассказывал о своем поединке, что, будь в пресс-центре дети, они бы с головой окунулись в невероятные перипетии борьбы коней, слонов и ферзей под руководством Фарруха, настоящего шахматного Андерсена. Амонатов вообще крайне приятный человек, который общается с каждым желающим, при этом активно пользуясь богатейший мимикой. Если Вы ощущаете необходимость пообщаться с живым гроссмейстером, то лучше варианта для самоутверждения, чем Фаррух, просто не найти.

Если же Вам, напротив, нужно понизить свою самооценку, то лучший способ – придти на комментарий Морозевича. Зал просто набивается до отказа: желчь льется рекой, от Александра достается любому сопернику, но правда и себя Морозевич в этот раз бичевал будь здоров.

Вращаясь в ЦДШ, я успел побеседовать почти со всеми участниками. Приведу наиболее интересные, на мой взгляд, ответы собеседников.

Петр Свидлер

Разговаривать с Петей – сплошное удовольствие. В его речах много юмора, еще больше самоиронии и при этом крайне доброжелательного отношения к любому незадачливом журналисту с самыми идиотскими вопросами.

Про внешний вид: Никакого спорта, просто есть меньше надо!

Про человека из зала, который стал прямо во время партии общаться с Эрнесто Инаркиевым: Нет, ну, подсказки там, конечно, не было. Но от такого я прибалдел немного (вместе с большинством остальных участников, смотревших на отчаянного собеседника, как на японского камикадзе – М.Х.). Можно же и через судью передать записку, если что-то очень уж нужно.

Про антиничейное правило (последние ходы партии с Яковенко Петр делал чуть ли не со смехом, меняя остатки фигур): Правило работает, ведь борьбы больше стало. А улыбался я, так как подумал, как весело будет сейчас перейти в безнадежный пешечный эндшпиль.

Александр Грищук

Саша – единственный собеседник, который заинтересовался, для какого сайта я вообще тут вопросы задаю. Видимо волновался, нет ли на sports.ru возможности сделать пару ставочек. Пока шахматисты выясняли, задушит ли Морозевич очередного соперника, Саша обсуждал, на кого ставить, на ЦСКА или Спартак. Жаль, мне не удалось подслушать, о каком виде спорта шла речь.

Про возможность быстрой ничьей с Морозевичем ввиду взаимного нахождения в лидирующей группе и дружбы: Во-первых, я еще не лидер, а во-вторых, ты о чем, какая дружба?!!

Сергей Долматов

Сергей – герой. Ему приходится комментировать турнир для простых смертных, едва разбирающихся в шахматах. Правда, некоторые из таких любителей считают, что разбираются в игре немногим хуже Гарри Каспарова. Занятно видеть, как они, поднявшись в игровой зал и встав у чьего-нибудь столика, начинают отчаянно и в то же время значительно кивать всем сделанным ходам с силой неплохого маятника. Иногда, для большей убедительности, эти товарищи оценивают бедных гроссмейстеров вслух прямо у столика, чем вызывают искреннее возмущение арбитров. Ну как же, первый разряд в шестидесятых это вам не просто так! Теперь вы понимаете, с кем приходится иметь дело Сергею.

Про работу: Для начала, я все еще главный тренер сборной России. Но главная моя работа – тренировка детей 10-12 лет, которые в будущем вырастут в лидеров национальной команды.

Про низкую посещаемость: Интернет у всех. Вот и не ходят. Если бы я тут не работал – тоже бы не ходил.

Про работу комментатора в окружении дилетантов: Во-первых, за это ведь деньги платят, а во-вторых, – мне просто нравится.

Про антиничейное правило: уж не знаю, в нем ли дело, но борются очень много. В высшей лиге гроссмейстеры просто расписывают ничьи друг с другом, это всем известно, а тут – настоящая, правда, не безошибочная, борьба.

Кстати, об антиничейном правиле: почему-то судьи разрешают соглашаться на ничьи в таких позициях, узнав о которых, родоначальник этих правил Сильвио Данаилов пришел бы в тихий ужас. Причем совещание с судьей иногда происходит следующим образом: Игорь Болотинский проходит мимо столика, оооочень многозначительно подмигивает, а затем игроки соглашаются на ничью. Вообще, Болотинский – замечательный человек. Он всегда отвечает на любые глупые вопросы, входит в положение телевизионщиков, легко дает интервью, подходит к проблемам именно с человеческой стороны, а не с сугубо формальной. В общем, получаются такие «софийские правила по-русски». Только вот как с таким подходом заставить Морозевича носить положенную регламентом цивильную обувь?

Послезавтра на турнире матч двух лидеров – Морозевича и Грищука. Моро пока неистовствует, вгоняя в панику новичков турнира, знающих, что бороться с таким Морозевичем, видимо, не имеет смысла. У «белого» Тимофеева сегодня просто фигуру съели. Только вот на много повидавшего Грищука успехи «совсем не друга» могут и не произвести должного впечатления. Грядущий скрытый «матчбол» обещает быть очень интересным!