Блог Точка Зрения

Берег турецкий

Ну, вот же Европа! Это восклицание всех спартаковцев в Турции. После Испании. Пять звезд местного отеля смотрятся против пяти андалусийского, как пять звёзд «Арарата» против медалек урюпинского ликеро-водочного на бутылке винного напитка «Счастливый случай». Один холл масштабов милого восточного замка.

Олл инклюзив, сильный спа-центр и просторные номера опускаю по и так понятной причине. Прошел бы и мимо списка телеканалов, да Олимпиада в самом разгаре. В Испании узнать что-то о Ванкувере по ТВ было нереально. Медленный интернет, только бесил – пуля биатлониста зависала прямо на подлете к мишени. Здесь же есть и Евроспорт, плюс турки на своих каналах с удовольствием транслируют Игры. Есть и Первый.

С него мой день и начался. В семь по-местному, бросали шайбу между Дацюком и Штумпелом. Но вместо этого, программа Первого канала запела гимном России и украсилась кадрами заснеженного Кремля. Ну, думаю, энтузиасты – где Олимпиада и чегой-то вдруг показывают запись московской погоды, когда за окном так ярко светит… стоп, я же в Турции.

А вон она какая Москва, тихо в душе порадовался я. А у нас тут для февраля приятно так, нежные плюс двадцать. И пока не наклевывается «спартаковская погода».

– Что это было? – спрашивает и сам отвечает на вопрос Артем Дзюба, – лучше пусть сейчас проиграют, чем потом так выступят. (Дзюба, оказывается, довольно интенсивно вовлечен в хоккейный процесс. Даже не Олимпийский, а нхловский. Он прекрасно ориентируется в обстановке вокруг «Детройта» и осведомлен неплохим процентом непробиваемости Райана Миллера). Этот тезис поддерживает и Дмитрий Хомич. Мы с кипером соседи по креслам в автобусе.

– Сегодня как-то каждый сам за себя играл. А буллиты просто апофеоз. Овечкин же сам не свой был. А Дацюк? Он же исполнитель… а тут вот так.

– Слушайте, тут вы скоро с Нальчиком играете. Друзей увидите.

– Да, бросьте (все футболисты, поверьте, сам не верил, общаются исключительно на «вы»). Вы понимаете, что футболисты между собой нечасто дружат. Ведь раскидывает судьба. Вот и остаются только те, с кем с детства знаком. С Габуловым, вот, сколько лет, столько и зим вместе. Нашу умиротворенную беседу нарушает остановка. Приехали. Посейдон.

Море в ста метрах. Вы поразитесь, но оно холодное. Турецкие пляжи пока отдыхают от русской речи, а к немецкой уже относятся как к своей. Пенсионеры из Германии тут, кажется, живут.

Команда собирается на поле. Установка Карпина, он говорит тихо. В этой ситуации это характеристика сильного человека – а пусть прислушиваются. Тишина гробовая. Даже ветер проникся. Как вдруг – пилиииик, пилиииииииик. Все смотрят на Леонида Федоровича. Пресс-атташе совершил преступление – не вырубил мобильник. Как Болт, тот, что Усэйн, он уносится с поля, приложив трубку к уху. Карпин, чуть слышно говорит команде:

– Ну, что? Кажется соточка, да?

– Да, сто с него (в «зеленых»), – дружелюбно кивают футболисты.

– А ничего так у Федоровича, дорогие входящие.

Не хилый такой тариф «Спартаковский». После установки, весь персонал так, ненароком, поглядывает на свои мобильники, выключили ли. По уверенным взглядам, понимаю, что это только перестраховка. Они в порядке. Уже ученые.

Тренировка начинается как во дворе. Парни перетаскивают ворота. Тут тоже без Карпина не обходится. Именно он «вирует» и «майнает».

Вместе с игроками, круги наматывает и такой суховатый в годах мужичок, чем-то отдаленно напоминающий Шерингема. Отдалено. У него не за горами ответственный старт – нью-йоркский марафон. Оказывается на соревнование не так и просто попасть. Он, например, два года назад записался в участники. Иначе порядковый номер не получить. Марафонец – один из самых знаменитых медиков Европы, врач-остеопат Сорен Миллинг. «Спартак» его выписывает из Дании. Там у него своя частная клиника.

– На самом деле, вся клиника была на меня завязана. Я набирал персонал, а потом понял, что легче все делать самому, чем учить и отвечать за других. НУ и теперь сам по себе.

– А вот, как это остеопат?

– Я, в принципе, на «ты» с мышцами и суставами. Все руками чувствую и делаю. Вот, например, заноет у игрока, скажем стопа, но дело может и не в ней, а в каком-то отделе позвонка. Я «похимичу» и вылечу.

– А кто в «Спартаке» самый частый клиент?

– Сорри, но врачебную тайну никто не отменял. Могу сказать только, что вечером после тренировок я практически всех обследую. Но это профилактика. Я побегу, если вы не против? Надо добавлять в результатах. В прошлом «нью-йорке» был где-то четырехтысячным.

– В смысле четырехсотым?

– Нет, что вы. Четырехтысячным.

– А за вами кто-нибудь прибежал? – моя улыбка вползла на лицо.

– Вы знаете, там участвуют сорок тысяч человек. Так что я в первых десяти процентах. Улыбка из ироничной превратилась в идиотскую. Но я в самом деле не знал, что по «яблоку» столько народу бегает в поисках марафонского счастья

 – Вот, это Вам, – мой сосед по автобусу протягивает мне свои перчатки.

– Ух ты, спасибо Дим! Невероятный подарок. Да именные к тому же….

– А как же. Спонсор же и подписывает как я хочу.

– Ну, вот Хомич понятно. А кто такой Кристиан Мартин?

– Это не кто такой, а кто такие, – опять я влип со своей ухмылкой, думаю.

– И кто?

– Это мои сыновья. Первого я назвал Мартин – нам с женой очень понравилось как звучит. Это древнее христианское имя, а то Димы и Саши уже надоели. Кристиан- тоже очень красивое древнее имя.

Я заметил, что на язычках бутс, что держал в своих руках после тренировки Хомич тоже было написано – Кристиан и Мартин. Все это очень трогательно, доложу я вам.

Сзади нас расположился Мартин Йиранек. В воскресенье же хоккей с чехами, ну меня и подмывает.

– Будете плакаты какие-нибудь готовить?

– Нет. А зачем? Мы и так победим. Хотя тут нас мало – я да Марек Сухи. Но тем приятней будет!

– Чего приятней? Дернем вас без вопросов, сметем просто. Вы три раза до нашей синей доедете! – наш разговор услышал Дзюба.

– Сметете? Сегодня видели, как братушек смели. А мы помнишь, как с ними сыграли?

– Да вы Латвию обыграйте. Словаки – петрушки, мы просто расслабились

 – Латвию? Я уже застыл в предвкушении воскресенья.

После занятий футболисты заглядывают не только к датчанину, но и к китайцу. Лю уже кажется сто лет как в «Спартаке». Процесс акумпунктуривания игроков лучше увидеть, рассказать трудней. Заглядывайте в ближайший ФК.

– Я в поликлинике в Свиблово раньше работал, а потом вот в Спартаке оказался.

– А вы не знаете, в других командах есть ваши коллеги?

– Нет. Совсем нет. В Европе точно. А вот в Китае – там в любой команде найдется.

Лицо Игоря Киреева просто утыкано иголками.

– И как? – Вот в переносице так просто до слез. Но это нужно для здоровья. Я и терплю.

– А сколько?

– 20 минут.

После процедур – отбой. Подъём у спартаковцев в 9 утра, но теперь же есть Евроспорт!

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.