Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    5 декабря 2014 07:55
    Проводники важных энергий
    Проводники важных энергий

    Моя жизнь на стройке стадиона Зенита

    Теги ЦСКА Виктор Васин Премьер-лига Россия Мордовия Ромелу Лукаку

    «Через год могу быть в топ-клубе». Как просидеть три года на скамейке ЦСКА, не сойти с ума и вернуться в футбол

    В 2010-м Виктора Васина позвали в ЦСКА и сборную России. Из-за травм и пары Игнашевич – Березуцкий ему пришлось все начинать сначала. Роман Мун поболтал с Васиным о Гинере, Лукаку и футбольной депрессии.

     - Я слышал, вам было непросто пробиться в футбол.

     – Чтобы профессионально заниматься в «Смене» – так раньше академия «Зенита» называлась, главная школа Питера – в десять лет пришлось переезжать из области в город. Финансовое положение у родителей было не особо, снимать квартиру не могли. Отец был инспектором МЧС и по своей линии выбил мне комнату в общежитии. Сначала жили с мамой, потом родился брат, и я, считай, с седьмого класса жил один. Раньше надолго от родителей не уезжал, а тут пришлось жить одному в городе. Мне, парню из деревни, было непривычно.

    Общежитие не то что тяжелое, но оно не было спортивное, обычное городское общежитие. Уровень жизни ниже среднего. Комнаты, общая кухня. Кроме нормальных семей, у которых нет возможности купить квартиру, жили и бомжи с нереальными просрочками по платежам. Годами не платили, а их не выселяли. Непросто же человека взять и выселить. Алкаши, бомжи. Еще с тараканами боролся полгода. Бывало проснешься ночью, ногу ставишь на пол и хруст слышишь.

     - Вы долго играли в Нальчике. Что это за город?

     – Тихий, спокойный, зеленый. Климат хороший, много светлых дней в году, люди постоянно гуляют, Кавказские обычаи – можно встретить толпу людей, танцующих лезгинку возле машины. Приятное впечатление от города и времени, которое я там провел.

    Много заведений, ресторанов. В черте города есть озера. Был ресторан на берегу озера, где можно было купить шашлык за 80 рублей, чебурек за 10 рублей и очень вкусный грушевый лимонад, который, по-моему, тоже делают в Нальчике. На 100 рублей можно от души поесть. Качество еды даже в рядовом кафе Нальчика очень серьезное. В Москве такого не встретишь. В Москве, бывает, нормальное заведение, а качество еды оставляет желать лучшего. В Нальчике – даже за копейки качество.

     - Кого запомнили из одноклубников в Нальчике?

     – Трудно сказать. Европейцы были, грузины были. У всех менталитет разный и темперамент. Грузины по-своему горячие, вспыльчивые. Сербы наоборот спокойные. Русские все разные.

     - Кто был таким вспыльчивым грузином?

     – Из грузинов – Гогита Гогуа. Не то что вспыльчивый, эмоциональный. На тренировках много было стычек, он заводился с пол-оборота. Во многих клубах так. Люди мотивированы, идет борьба, стычки на тренировках как в играх. Гогуа не мирился с поражениями что в командных эпизодах, что в личных.

     - Каким вам запомнился Красножан?

     – Адекватный, очень сильный психолог. Даже мудрый в каких-то моментах. Очень сильный тренер. В Нальчике периодически были финансовые проблемы. Деньги не платят – настроение почти апатия. Но Красножан приходил на тренировку и ему хватало пяти минут, чтобы успокоить нам мозги и развеять сомнения. Послушал его – и готов работать дальше. Он правильные вещи говорил: деньги никуда не денутся, долги все отдадут, это не главное на данный момент. Банально, но у него поставлена речь, он очень хорошо говорил.

     - Как отреагировали, когда узнали, что вас позвали в сборную?

     – Наверное, я морально был готов, потому что тогда не так много было русских центральных защитников. Сейчас те же, в принципе, остались. Но все равно вызов в сборную именно из Нальчика – это было неожиданно. Я рад был, конечно, но без особых иллюзий. Я понимал, что вызов на товарищескую игру – аванс, чтобы на меня посмотрели поближе на тренировках.

     - Что запомнили про время, которое провели в сборной?

     – Нальчик тогда прессой не особо был востребован. Приехал в сборную, там к новичкам по-особенному относятся, сразу индивидуальное общение, куча камер, куча корреспондентов. Я ни разу с этим не сталкивался, до сборной количество интервью можно было по пальцам пересчитать.

    Тренироваться было сложнее, в сборной индивидуальный уровень явно выше, чем в Нальчике. Ну и сама игра с Бельгией запомнилась. Я расстроился, конечно, из-за результата, и из-за того, что второй гол пропустили при моем непосредственном участии. Но я тогда был совсем молодой и, может быть, не готовый для сборной – морально, ментально. Катастрофы для меня не было.

     - Трудно играть против Лукаку?

     –  Ну как. Много таких габаритных нападающих. Естественно, толкаться непросто, но это не какая-то космическая суперзвезда. Мне сложнее с маленькими, более быстрыми нападающими, чем с ним. Тупо физиология. Я высокий, крупный по габаритам, не такой быстрый.

     - С кем из нападающих РФПЛ вам тяжело?

     – Трудно ответить, я же не играю персонально. Все давно играют зонно. Портнягина можно выделить, мы от «Рубина» пятерку получили в Казани, наверное, самая неудачная наша игра в сезоне.

     - Когда вы переходили с ЦСКА, общались с Гинером? Он вас лично уговаривал?

     – Меня не надо было уговаривать. Я тогда уже 4,5 года был в Нальчике, еще год в аренде провел. Морально подустал. В финансовом плане тоже хотелось расти дальше. С Гинером я даже не общался, первый раз его увидел после того, как подписал контракт с ЦСКА.

     - Другие варианты были?

     – Был вариант с «Локомотивом». Я общался с Красножаном, он тогда как раз в «Локомотив» уходил. Наверное, хотел, чтобы я вместе с ним пошел в «Локомотив». Но тогда было очень много звонков из ЦСКА – от спортивного директора, от главного тренера. С Красножаном мы общались пару раз, он говорил, что не все от него зависит. Неравноценные варианты. В ЦСКА меня однозначно хотели. С Красножаном я однозначно хотел дальше пойти, но поскольку конкретики не было, ушел в ЦСКА.

     - Жалеете?

     – Нет. Сейчас уже не могу жалеть об этом. Помимо футбольного, много в личной жизни произошло после ухода в ЦСКА. Я женился, у меня жена из Москвы, ребенок родился. Как я могу жалеть, что ушел в ЦСКА?

    Трудно рассуждать сейчас. В футбольном плане переход в ЦСКА, может, и был ошибкой. В «Локомотиве» текучка была тогда, Красножан тоже ушел со скандалом. Непонятно вообще, что б там было. Здесь я почти не играл после восстановления, играли Вася и Игнашевич.

     - Вы жили в Москве и Петербурге. Где вам больше нравится?

     – Еще два года назад я бы однозначно сказал: Питер. Сейчас – ни то, ни другое. Сейчас у меня нет дома ни там, ни там. Родители живут за городом, не в самом Питере. Даже не знаю, куда меня жизнь забросит.

    В Москве я чаще бываю. Здесь больше команд. Теща здесь живет, жена с ребенком и собаками тоже тут. Раньше мне было некомфортно в Москве – суета, пробки, время, которое проводишь в дороге. Я всегда снимал квартиру максимально близко к базе, туда полчаса, обратно час. Это напрягало, но потом я и к этому привык.

     - Каково это – не играть два года?

     –  Морально тяжело. Физически не скажу, что сбавляешь. У меня хватало мотивации и стремления, чтобы не сбавлять. Я постоянно работал, дополнительно занимался. Перерывами бывает. На тренировках прыгаешь в подкатах, потом яма и пару недель просто апатия. Понимаешь: что прыгаешь, что не прыгаешь, все равно будешь сидеть на замене и не попадешь даже в заявку. В этом плане, конечно, тяжело.

     - Вы могли попробовать уйти раньше.

     – Я пробовал. Пытался уходить в аренду. Когда-то меня не отпускали, говорили, что я нужен в ЦСКА, что вот-вот будет шанс. В последнее трансферное окно перед уходом в «Мордовию» и вариантов особо не было.

     - Чувствовали себя забытым российским футболом?

     – Говорю, все было периодами. Бывали недели, когда чуть ли не до депрессии доходило. Бывало нормально, бывало ненормально. У меня тогда ребенок родился, было, о чем думать, помимо игры и ухода.

     - Чем живет футболист, когда восстанавливается от травмы? У него больше свободного времени или меньше?

     – Больше времени? Это ошибочное мнение. Не знаю, кто вам такое сказал. Наоборот когда ты не играешь, у тебя намного больше уходит времени на футбол. Когда я получил травму, у меня была операция и реабилитация в Риме. Первые полтора-два месяца я занимался в зале по 8 часов в день. На третий день после операции тебе ставят аппарат, который искусственно сгибает твое колено, а еще через три дня ты уже на своих ногах идешь в зал и делаешь упражнения типа «потянуть на себя носок и оторвать прямую ногу от кровати на 20 см, положить обратно». Так четыре часа утром и вечером. Потом, когда ты уже восстановился и можешь бегать, тебе все равно надо набирать форму, и ты больше времени этому уделяешь. Когда ты в форме и здоров, то потренировался два часа и свободен.

     -  Почему в России не появляются центральные защитники?

     – Не сказал бы, что никого нет. В сборную вызываются Гранат, Семенов, Макеев. Это футбол, тут все сложно. В «Боруссии», допустим, начали доверять рано Хуммельсу и Суботичу, они выросли в хороших защитников. И посмотрите, что у нас в составах: молодых русских защитников, которых ставят в клубах, можно по пальцам пересчитать.

    Проблема глубже. Если сравнить чемпионат России даже с не самыми сильными чемпионатами, вроде Голландии, у нас денег больше и уровень лиги выше. Но возьми инфраструктуру в Голландии. Сколько там школ, какое качество полей, какие условия для детей, какой климат. У нас возьми Москву, Питер – лето два месяца. Потом надо в залы загонять народ. Приличных закрытых помещений даже в Москве очень мало. Можно сколько угодно после этого говорить о зарплатах футболистов и главного тренера. Чтобы начали появляться футболисты и начала играть сборная, мало просто взять самого крутого тренера и заплатить ему большие деньги.

     - Что за человек сейчас Семин? В его возрасте многие тренеры становятся мягче.

     – Не знаю, как было раньше. Скажу так: я мечтаю в его возрасте быть в таком же моральном и физическом состоянии. Адекватность, современность, как человек Семин в полном порядке. Я тренировался у Слуцкого, который моложе на порядок, но в целом они на одном уровне.

     - У вас есть ощущение, что ваша карьера складывается как-то не так?

     – Нет. Все, что мы делаем, от нас зависит. Во всем сами виноваты. Когда я был в ЦСКА, не строил иллюзий, что я в топ-клубе. Сейчас я в Саранске, это премьер-лига. В футболе все может поменяться за год. Через год Саранск может быть в топах российского футбола. Через год я могу быть в российском топ-клубе. Возраст рабочий, еще много можно достичь и выиграть.

    Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов, Илья Питалев; Fotobank/Getty Images/Epsilon

    Автор 
    РЕЙТИНГ +147

    Свежие записи в блоге

    19 января 09:30
    «Они относятся к Медведевой как к идолу». Почему Япония обожает фигурное катание

    14 января 10:00
    Культ Хабиба Нурмагомедова

    12 января 09:00
    Блогер стал тренером: головокружительная карьера Александра Низелика

    6 января 17:48
    Что случилось с Виктором Файзулиным?

    29 декабря 2016 11:05
    «Ребенок видел все смерти». Итоги страшной аварии с детьми в Ханты-Мансийске

    21 декабря 2016 09:10
    «То, что все хотят друг друга, было очевидно». Секс в Олимпийской деревне

    13 декабря 2016 14:00
    Зачем американским спортсменам марихуана?

    8 декабря 2016 18:54
    «Хочешь получать назначения и думать о Европе – должен судить эту команду более лояльно». Жизнь молодого судьи в России

    21 ноября 2016 22:04
    «Можно подумать, я схватил помощницу за задницу». Главный спортивный журналист планеты облажался

    17 ноября 2016 18:14
    «Детей бить не собирались. Вероятно, произошло недоразумение». Драка за петербургский футбол

    Сегодня родились

    Лучшие материалы


    Яндекс.Метрика