Блог Industrials team

Анастасия Янькова: «Я нарисую много своих снов, но пока у меня плотный график перед боем»

Анастасия Янькова 30-го числа проведет очередной поединок, а пока признается, что ей нравится сравнение с Джиной Карано, а еще рассказывает, что это такое – читать до утра, рисовать сны, участвовать в фотосессиях, а потом выходить на ринг, боксировать и побеждать, даже если этого никто не ждет.

#СтрахаНет #Газировка #КакПанда

– Если узнавать о тебе из интервью, то может показаться, что ты начала жить с 8 лет – пришла в каратэ и далее все вопросы только об этом. Что было до 8 лет?

– Были фильмы про единоборства, была «Зена – королева воинов», от которой я фанатела. Серьезно, не пропускала ни одной серии, делала себе мечи, просила, чтобы мне подарили лук и стрелы, то этот… шакрам. Видишь,  даже помню название! Это все были мои любимые игрушки.Еще были какие-то стычки во дворе с ребятами, которые обижали собак, кошек. Меня дико это возмущало. Но я была маленькой девочкой, и что я могла сделать против старших ребят, которые учились в школе?

Мне хотелось найти способ, и я нашла его – стала заниматься каратэ.  Оно было тогда одним из популярных единоборств и самый верный путь к тому, чтобы стать воином. Ну и это было способом для меня стать как Зена.

– Можно ли сказать, что свое детство ты проводила во дворе?

– Уже лет в семь начались тренировки и до 14-ти я тренировалась. И когда у всех были дворы-гаражи, первые сигареты и алкоголь, я ездила на соревнования и занималась каратэ. И почти все лето я проводила на сборах. Да, у бабушки во дворе гуляла летом, но нельзя сказать, чтобы я там пропадала. Я была не таким уж общительным ребенком – все общение было в зале. А все остальное время я читала книжки и рисовала.

– Рисовать, читать, тренироваться – любимые занятия. А какие подарки любила?

– Помню, я так радовалась, когда мне подарили нож! Я так его хотела и просила о нем отца. И хотя считается, что дарить ножи – плохая примета, тем не менее те, кто меня знает, дарят мне их. Я очень люблю холодное оружие.Сейчас у меня уже небольшая коллекция, к сожалению, иногда теряю свои «подарки», но у меня есть несколько любимых ножей, с надписью. Таких штук девять, прекрасных. Один из них мне подарили на семинаре, и как раз на нем есть дарственная надпись с упоминанием моей фамилии. Это для меня большая ценность.

– Наверное, плюсом к ножам был и пояс по каратэ?

– Не могу похвастаться какими-то уж очень уважаемыми поясами, в самом начале был какой-то синий с желтой полоской. Но в 14 лет я выиграла чемпионат Москвы, чемпионат ЦФО, в своем весе, естественно, тогда я еще была 45 кг. Это были самые крупные турниры.

– Девчонок много было, когда ты пришла на каратэ?

– Нас трое занималось, а ребят человек 30 было. Не скажу, чтобы со всеми сохранились какие-то отношения, но со многими поддерживаем контакты. Может, год или полтора назад ездила на соревнования в эту секцию, посмотреть, как там. Потому что хоть я и не добилась уж каких-то очень высоких результатов, но очень важные моральные принципы там были заложены.

– Что было самым тяжелым в тренировках?

– Наверное, сборы. Я – городской человек, а тут оказываешься в лесу, живешь в походных условиях, многое было серьезным испытанием. Жили в домиках по четыре человека, это был бывший пионерский лагерь. Комфорт был минимальным. Но что было хорошим, так это аппетит. Интенсивные тренировки плюс свежий воздух располагали к тому, чтобы хорошенько подкрепляться, даже несмотря на ту еду, которую нам давали.

– Сломанный нос. Как и когда это произошло?

– На самом деле сразу можно и не понять, что нос сломан, если перелом не со смещением. На тренировках пропустишь – кровь пойдет, остановиться, поехали дальше. И только потом, когда я стала заниматься тайским боксом, мне сказали, что у меня был перелом. Я даже удивилась. И перелом на меня тогда и не произвел особого впечатления, потому что иногда попадают по носу легко – кровь течет, а иногда сильно – крови нет. И как поймешь, что перелом?

– С 14 до 16 лет у тебя был пробел в спорте. Чем он заполнялся?

– Я всегда чем-то занималась, просто в тот период не так интенсивно. У меня тогда были другие цели, надо было определяться с вузом.  Записалась на кучу курсов, пробовала, выбирала, искала чем буду заниматься в будущем. И тогда я занималась фитнесом, чтобы быть в форме и хорошо себя чувствовать, три раза в неделю ходила в зал.

– Ты в то время пила кофе с сахаром и еще ела картошку фри?

– Мне повезло. Моя мама тоже всегда была спортивным человеком, и у нас дома не было жирного молока, мы не пили газировку, кока колу. Она для меня была невкусная. Моими авторитетами были мама и тренер и, соответственно, их подход к еде: овощи на пару, ничего жирного и т. д. В школе, конечно, сухарики, чипсы, что-то с майонезом иногда случалось. Но не сегодня, майонезом, мне кажется, я отравиться могу.

– Где Анастасия Янькова могла быть заметна, кроме чемпионата Москвы по каратэ?

– В школе у меня была хорошая память на стихи, сама немного сочиняла, участвовала в конкурсах на выразительное чтение. Еще мне нравилось актерство. Помню,  в детском саду в последний год играла царя Гвидона. Сейчас так смешно: я очень рассчитывала на ту царевну, которая родила богатыря. Но достался Гвидон. Я была с бородой, стучалась в светлицу и обращалась к этим трем девицам…

 

–У тебя были школьные подруги?

– Одно время была хорошая подруга в детстве. Потом все закончилось.Еще была ситуация: я заступилась за девочку, которую обижали в классе, и стала изгоем вместе с ней, потому что не издевалась над ней вместе со всеми. Тогда я и поняла, чего стоит такая дружба. И стала читать, и у меня на это было время, потому что после школы я «не созванивалась» с подругами, не вела бесконечные разговоры.

– Был момент, что тебе, как и всем барышням 13 лет, хотелось начать краситься, как взрослые?

– О-о-о как мама выдержала меня и мой сложный подростковый период, я не знаю. Я рисовала себе жуткие тени, но мама знала, что запретить невозможно, я сделаю наперекор. Она говорила: «Нравится так – ходи. Правда, похожа ты на панду». И это все быстро закончилось. Очень злило, когда у нас в школе пытались ввести форму. Я пришла в школу в рваных джинсах. Меня вызвали к директору и спросили, а видела ли мама, в чем я пришла в школу. Я спокойно ответила, да, мы вместе выходили из дома. И после стала нормально одеваться – какой смысл бунтовать, если никто не против?

#РисоватьСны #Угги

О чем думает Анастасия Янькова сейчас – instagram industrials team

– Когда вернулась в единоборства, как восстанавливала форму?

– Не могу сказать «вернулась в единоборства». Мне было 19 лет, я туда пришла взрослой девушкой, с другой головой, с другим телом. Если бы я те годы, что пропустила,  посвятила спорту, я бы не рисовала так, как я сейчас рисую, не общалась бы на том уровне, как я сегодня умею. Я получила такие знания, которые мне не дал бы спорт. Иначе говоря, я была бы сейчас совсем другим человеком без тех «неспортивных» лет. И не было бы этого огня, который есть сейчас. Возможно, мне бы уже все надоело и, возможно, я бы уже сидела на берегу и рисовала море.

– Что ты еще не нарисовала, но обязательно нарисуешь?

– У меня очень много снов, которые я не нарисовала. Сейчас очень плотный график перед боем. Пока откладывается, но идей много. Сны не записываю, все в голове.

– Ты очень хорошо боксируешь, хорошо рисуешь. А что бы ты еще хотела научиться делать хорошо?

– Вот как бы хочу сдать на права. Но, наверное, пока не хватает этого «хочу», чтобы я могла выделить на это время, собраться с силами. Значит, не в той мере хочется, значит, не пришло еще время.

– Если можно, расскажи о своих женских слабостях. Ты можешь «пошопиться»?

– Если брать гардероб, то слабость – это лосины. У меня их очень много, а вот джинсы я не могу себе подобрать. Очень тяжело найти, чтобы они сели нормально на мою фигуру, мышцы ног сопротивляются. Еще люблю вещи в стиле «милитари». У меня есть несколько однотипных штанов с карманами, шортов. Вроде почти одинаковые, но я периодически покупаю себе и не могу ничего поделать.А раздражают угги. У меня их не было и нет. Это отвратительно. Потом остроносая обувь, боа, латексные наряды – все это точно не куплю.

#ОдинПропущенный #ТыКрасавчик #УвезтиКорову

– Теперь о женских слабостях в прямом смысле,  тебе приходилось «падать на пятую точку» во время спаррингов после пропущенного?

– Бывает. Но это издержки профессии. Нужно понимать, куда ты пришел. Я очень часто наблюдала, как девчонки, насмотревшись красивых картинок, видео, и со мной тоже, приходили в зал и думали, что научатся всему за пять минут, не повредив при этом свой прекрасный маникюр, не завязав свои пышные волосы в хвост. Все такие валькирии, они сейчас покажут класс. Но первый пропущенный возвращает их к реальности и они понимают, что все совсем не так, как на картинке. Нужно очень много работать и очень многое вытерпеть, чтобы чего-то добиться.

– Что с тобой происходит перед поединком?

– Я пробовала по-разному настраиваться, выходить в разных состояниях. И поняла: мне не нужно выходить спокойной, мне нужно выходить сосредоточенной, очень сконцентрированной, но не спокойной. Потому что когда я выхожу такой, мне нужен целый первый раунд, чтобы прийти в себя и понять где я нахожусь, куда пришла. Поэтому доля спортивной агрессии должна быть. По крайней мере, у меня так.

– «Неожиданно для всех выиграла Кубок России» – твоя формулировка. Для тебя тоже было неожиданно?

– Ты едешь побеждать, иначе нет смысла ехать. С одной стороны, мне все говорили, что приедешь покалеченной и предлагали одуматься: «Там же монстры. А ты пришла всего три месяца назад». Такое давление присутствовало. Я думала, вот я вам всем покажу. С другой стороны, тренер тебе говорит: «Не слушай никого, ты – красавчик!». И ты прешься от этих слов и думаешь, что если тренер говорит, значит, это так. По крайней мере, я его не опозорю. И выходишь именно с такими мыслями: ты там умрешь, но не проиграешь.

– Единоборства на мониторе. Что ты посмотрела, что запомнилось?

– Наверное, ролик с Джиной Карано очень впечатлил. Она хороша во всех смыслах и она меня вдохновила, была своеобразным мотиватором. И когда журналисты стали меня называть «русской Джиной Карано», это было очень приятно. Думаю, ничего себе, как круто!Поражение Джины от Кристины Санутс я считаю немного спорным. Кристина в порядке, но, ты же видишь ее форму, и читаешь о том, как она ее набрала (в 2011-м  году Кристина Сантос была дисквалифицирована за допинг – industrials.pro) это немного другой формат.

– Фотосессии Арианни Силесты и Ронды Роузи. Какая больше нравится?

– Естественно, Ронда, просто потому, что я на ее фотографиях вижу личность. Это видно в глазах и даже в теле: одно готовится только как модель, только как вешалка для вещей, а другое прошло через такое, что мужчинам даже и не снилось. Сила, грация, пластичность – для меня более привлекательны, чем какие-то худенькие девочки.

- Твой самый большой вес в жизни?

– Около 63–64 кг. Но это когда я ела и качалась, сознательно набирала мышечную массу, чтобы потом ее подсушить, это был своего рода эксперимент. Считаю, что женщинам нужно следить за весом, чтобы чувствовать себя комфортно, удобно. А если это мышцы, то набирать их грамотно, плавно, без мужского подхода. Мы другие.

- От чего сложнее всего отказываться в еде?

– Если межсезонье, то у меня много маленьких грешков, например, сладости, которые я очень люблю: ролы, которые могу поедать килограммами, протеиновые батончики, которые могу есть коробками, орехи. А когда готовишься к соревнованиям, то думаешь только о том, что можно, а что нельзя. И в этом режиме живешь. О соблазнах и речи нет. Из этого и состоит победа. Если ты будешь косячить, то потом будет не на кого обижаться. Поэтому железная дисциплина и никаких поблажек.

– Твои татуировки – предмет широкого обсуждения. Больно ли их делать?

– Самое болезненное на костях, на голеностопе например, на ребрах тоже неприятно. Когда делают на голени, ты не можешь контролировать себя в принципе, мастер держит твою ногу между колен, потому что нервные окончания сокращаются, и она дергается, вроде терпишь, а нога дрожит.В первое время опасалась, что мастер ошибиться может. С тату жить всю жизнь, и не дай бог что-нибудь пойдет не так. Поэтому долго выбираешь татуировщика, чтобы можно было ему доверять. Расспрашиваешь у знакомых, находишь среди многих своего и уже приходишь к нему спокойно, потому что знаешь, что он сделает так, как надо.

– У бойцов ММА, есть татуировки, которые тебе нравятся?

– Вот из свежих впечатлений есть со знаком минус – ужасный тигр у МакГрегора. Абсолютно безвкусный, зачем он это сделал, вообще непонятно. Вроде до этого все было гармонично, но вдруг на пузике этот тигр?!

– Ты в передаче «Орел и решка» и у тебя безлимитная карта. Какой бы город ты посетила?

– С безлимитной карточкой я бы поехала туда, где можно играть в азартные игры и был бы шанс супер большой куш сорвать. Вегас, например,  там с такой карточкой можно было бы затусить. А если бы у меня было сто долларов, то я бы поехала в Индию. И с этими деньгами там тоже можно затусить, правда, сорвать банк уже бы не получилось. Может, только корову увезти оттуда.

Другие материалы на www.industrials.pro

Как боксер Мирошниченко провел профессиональный бой в 18 лет

Алексей Махно, который говорит о казаках и признается, что стал бойцом ММА «за компанию»

Анастасия Янькова в рекламе Reebock

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья