Блог Нave an Ice Day!

Ретроспектива. Н.Г. Пучков "Признаки недомогания" (1989)

Сейчас, когда мы создаём новую лигу, мне кажется, будет любопытно взглянуть на то, какие проблемы у отечественного хоккея были в то время, когда происходил переход от советской Красной Машины к постсоветскому оттоку хоккеистов в СА и к МХЛ-РХЛ.

Ниже приведён монолог увы, уже покойного Н.Г. Пучкова из справочника "Хоккей. 89-90" (Л., 1989, стр. 82-85 - заголовок и вступительное слово авторов справочника приведены на стр. 81). Какое-то представление о мнениях и, возможно, стереотипах того времени, он, думается, дать может:

"Хоккей — социально явление, пользующееся колоссальным успехом у миллионов людей в различных экономических и политических системах. Оно находится в ряду наивысших прояв­лений человеческой деятельности, сродни искусству или науке. Чтобы в этом убедиться, достаточно осмыслить все, чем ха­рактеризуется хоккей.

Прежде всего — это тяжелейший труд, связанный с тем, что человек отдает здоровье и приходит к зрелому возрасту опре­деленным образом искалеченным. Это очень сложное по струк­туре явление — высокая техника на неестественной опоре. Чело­век обычно с первых шагов бегает по земле, а тут — лед, и это очень непростое дело.

Наконец, хоккей требует от человеческого организма постоян­ной концентрации психофизических усилий, максимального взаи­модействия и взаимопонимания, что дается лишь большим на­пряжением сил. Очевидно, что человек, играющий в хоккей на профессиональном уровне, занят страшно тяжелым трудом. Как и любое явление, хоккей должен развиваться по своим объек­тивным законам. Их действие могут, конечно, приостановить волевые решения. В этом случае развитие явления станет субъ­ективным и неминуемо приведет не туда, куда должно было бы привести объективное течение событий.

Вот именно это и происходит сейчас с нашим хоккеем. Как сложное социальное явление, хоккей требует высочайшей само­отдачи — как от спортсменов, так и от организаторов — и только в этом случае может по-настоящему решать свои главные за­дачи — и как прекрасное зрелище, и как воспитательное средство для привлечения молодежи к спорту.

Решающим в понимании различной общественной роли хоккея у нас и в Канаде является признание изначально разных задач. Там для любого мальчишки хоккей — это возможная судьба, а у нас —только увлечение, игра ради здоровья. В Канаде лю­бой человек, избравший хоккей профессией, в 20 лет обязатель­но обладает характером, не выпьет, не выкурит сигарету.

Долгие годы наш хоккей компенсировал эту разницу в под­ходах исключительно благодаря самоотверженному труду самих хоккеистов и очень вдумчивой, на хорошей научной основе, ра­боте тренеров. Теперь этого становится недостаточно...

Убежден, что неоспоримое преимущество советского хоккея над любым иностранным состоит в добротности обучения и во­спитания мальчишек. Здесь мы, несмотря на дефицит льда, ин­вентаря и общей культуры, все равно сильнее всех и не случай­но гораздо чаще других побеждаем в молодежных чемпионатах мира и юниорских Европы. А когда наши дети переходят во взрослые команды, когда игра начинает для них становиться профессией — вот здесь-то они и попадают в субъективные ус­ловия, неприемлемые для продуктивной работы.

Положение хоккеистов у нас и за рубежом (причем не толь­ко в ведущих хоккейных державах, но, скажем, и в Польше) просто несравнимы. У нас на этой работе молодой человек со­знательно лишает себя многих жизненных прелестей, в самые лучшие годы он загоняется на десять месяцев в году в режим «площадка — сбор — самолет — гостиница». А над ним, прости­те меня, «с кувалдой» стоят не только тренеры, выжимающие все соки, но и какие-то официальные лица, и функционеры... «Семеро с ложкой» погоняют его физически, психически и нравст­венно, и это страшнейшим образом сказывается на духовности человека.

Я убежден, что основой больших достижений в любой облас­ти является прежде всего высокая духовность, умение созна­тельно «перейти Рубикон». Один делает это во имя славы и чести, другие —ради материальных благ. Это, в данном случае, неважно. Важна сознательность действий. А мы своим админист­рированием убиваем в хоккеистах духовность. Они становятся рабами «положений», «инструкций», все меньше думают, да и то лишь о том, почему их в очередной раз лишили встреч с женами и детьми.

Мастеров у нас хватает. Беда в том, что они давно не чувст­вуют себя личностями. Несчастье состоит в том, что из этих людей сделали инструмент для доказательства превосходства системы.

В Канаде хоккеист предоставлен самому себе и понимает, что. если будет хуже играть, добудет меньше славы, чести, денег и т. п. Он сам регулирует этот процесс, и в этом объек­тивный закон любого производства—когда сам человек опреде­ляет свое отношение к нему. Тяжелый хоккейный труд должен соответствующим образом оплачиваться. Здесь просто кто-то когда-то решил, что профессиональный хоккей в нашей стране стоит вот столько-то и не больше. Логика «железная»: не может же хоккеист зарабатывать больше директора завода.

Я знаю совсем немного прекрасных хоккеистов, доживших хотя бы до 60 лет. Где Бобров? Где Бабич? Пантюхов? Крылов? Новожилов? Сологубов? Столь же прискорбные списки могут составить многие клубы. Выхолощенные, никому не нужные.оставившие хоккей люди зачастую так в не находят себя и сгорают от «зеленого змия».

В НХЛ достаточно отыграть три года, чтобы на всю жизнь обеспечить себя и свою семью. У нас же хоккейные люди вти­скивают жизнь в 15 лет. Нужна, бесспорно, в этой ситуации определенная компенсация, а ее нет. Это и есть нарушение объ­ективных законов.

Далее. Высокое содержание хоккея в исполнении советских мастеров явно не соответствует форме, то есть организации хоккейного дела. И это вопиющее несоответствие тянет и тянет назад. Давно назрела необходимость создания хозрасчетных хоккейных клубов с катками. Мне, например, обидно, что здесь нам дает фору футбол. Скажем, вместо того чтобы самому влиятельному виду спорта, 21-кратному чемпиону мира — хок­кею дать самую совершенную форму управления, его «загнали» в одно управление с футболом.

О субъективизме в организации хоккея исписаны тонны бу­маги. Это и календарь в угоду сборной, и потворство в созда­нии суперклубов, то бишь в возможности обогащения одних ко­манд игроками из других, и волюнтаристские решения по со­хранению мест в высшей лиге, и отчетность исключительно по итогам сборной страны.

А наша сборная, заметьте, побеждает на чемпионатах мира все реже и с большим трудом, хотя и играет теперь уже против ослабленных, недосчитывающих до 20 ведущих мастеров ко­манд ЧССР. Швеции и Финляндии да против канадцев, высту­пающих вообще сотыми номерами. Отлучены от больших дел лучшие, обладающие огромным опытом тренеры Н. Эпштейн, К- Локтев, Ю. Баулин, Н. Карпов. Рационально ли только на лекционной работе сосредоточивать усилия нашего патриарха А. Тарасова? В 1974 г., в 55 лет, он оставил тренерскую работу. Трудно предположить, как много мог сделать в свои мудрейшие годы за все это время такой инициативный и знающий специа­лист на посту начальника Управления хоккея Госкомспорта СССР. А ведь там работают далеко не самые яркие личности. Однако именно они десятилетиями субъективно, да еще и на среднем уровне определяют пути развития нашего хоккея.

Нельзя, чтобы во главе сборной долго стоял один тренер, возглавляющий к тому же и клубную команду, иначе он неизбеж­но подомнет под себя всех и всё. что у нас в конечном счете и произошло. Нельзя, чтобы «звёзды» играли в сборной по десять лет,— за это время стареют поколения игроков. Очень важно вовремя отдавать «звёзд» в НХЛ. Помимо валюты это обяза­тельно даст стимул хоккею, покажет молодым перспективу.

Надо немедленно запретить строительство катков вмести­мостью менее 10 тысяч зрителей. Если мы хотим повысить посе­щаемость, надо, по крайней мере, переоборудовать имеющиеся в нашем распоряжении типовые Дворцы. Яркой иллюстрацией нашей безынициативности в развитии хоккея является состояние производства инвентаря. Закупленную в Швеции автоматическую линию фирмы «Пофа» мы в кратчайший срок сумели применени­ем нашего сырья и наших рук превратить в такую заурядность, что ее продукцию не хочет использовать ни одна команда мастеров. Многие из этих бед объединяются одной общей проб­лемой, характерной и для сфер нашей жизни, далеких от хоккея: на всех уровнях и направлениях развития любого дела должны работать только высокопрофессиональные люди."

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.