Блог Heimspiel

Матс Хуммельс: «В Дортмунде титулы стоят дороже, чем где-либо»

 

Господин Хуммельс, вы действительно не умеете петь?

Этого я точно не умею. И вы можете увидеть это на примере моего посвящения в «Боруссии». Я специально выбрал реп, потому что вообще не умею петь.

 

И Ваш реп был больше похож на простой разговор, чем на пение.

Да, именно так. Так мне было легче (смеется).

 

Почему Вам вообще пришлось проходить через этот ритуал? Вы знаете «Боруссию» как свои пять пальцев, ведь Вы уже играли здесь с 2008 по 2016 и снова встретились со множеством старых коллег: Романом Бюрки, Лукашем Пищеком, Марселем Шмельцером, Марко Ройсом, Юлианом Вайглем и Марио Гетце.

Я не имел ничего против того, чтобы выступить перед командой в рамках тренировочного лагеря. Я знал, что все остальные новички тоже будут в этом участвовать. У меня нет с этим проблем. Я люблю петь, просто не умею этого делать.

 

Дважды мюнхенская «Бавария», дважды дортмундская «Боруссия». Где все же находится Ваша спортивная родина?

Однозначно ответить на этот вопрос  я смогу только в конце моей карьеры. На мою личную историю оба этих клуба повлияли очень сильно. Хоть я и знаю, что у них не всегда были прекрасные отношения.

 

 

Что именно привлекло Вас в перспективе играть за «Боруссию»?

Прежде всего, отличная команда. Три трансфера, которые были сделаны до меня (Юлиан Брандт, Торган Азар, Нико Шульц – прим. ред) плюс команда, которая уже была. Это дает мне уверенность в том, что на поле это может быть весело. Что мы сможем быть успешными и привлекательными. Большую роль сыграло то, как меня встретил меня Аки Вацке. С ролью, которую я должен взять на себя. С ролью лидера. Это был самый большой стимул для меня.

 

Оттмар Хитцфельд считает, что ты именно такого парня как Вы и не хватало «Боруссии». Им не хватало Вас больше как защитника или как лидера?

Я не хочу рассуждать об этом. Я лишь хочу делать то, чего от меня ждут: хорошо играть, брать на себя ответственность, когда что-то идет не так, как нужно, сохранять мужество в трудных ситуациях и вести за собой других.

 

Означает ли это, что вы хотите привить «Боруссии» мюнхенский менталитет победителей?

Я не хочу ссылаться на другой клуб, но это моя цель – привлечь сюда менталитет победителей. Нужно признать, что в Мюнхене этот самый менталитет не самый плохой. Вы можете наблюдать это уже более 40 лет. Как бы сильно не отличалась культура двух клубов, моей целью должно быть привить этот менталитета в Дортмунде и как можно сильнее.

 

Какое влияние Вы можете оказывать на поле и за его пределами, не будучи, как в период межу 2014-2016 годами, капитаном «Боруссии Дортмунд»?

Самое главное – добавить мощности. И для себя и чтобы помочь команде. Кроме того, на тренировках я хочу показать, что всегда работаю в полную силу и не отдыхаю. Я хочу выигрывать каждую тренировочную игру. Искусство футбола – это всегда сохранять спокойствие в трудные периоды, работать с мячом и против него. Если наша атакующая машина запустится, то у нас будет парочка игр, когда мы сможем понаблюдать за ребятами впереди (смеется).

 

На своем сайте «Боруссия» пишет, что в сложных ситуациях, Вы излучаете столько же спокойствия, сколько монах во время медитации. Вы когда-нибудь видели монастырь изнутри?

Да, но это было очень много лет назад. Я не знаю, так ли оно работает до сих пор. На самом деле, я пытаюсь показать это спокойствие на поле: когда противник прессует, когда мы сзади, я стараюсь заботиться о разгрузке остальных. Помочь в атаке или, в идеале, помочь создать голевой момент. Как игрок, я усвоил это очень давно. Просто отобрать мяч или придержать его до следующей атаки, которая будет через три секунды, не имеет смысла.

 

 

Что может вызвать у Вас волнение или стресс?

Например, тот раз, когда я отдал мяч на ход Игуаину в полуфинале Лиги Чемпионов в 2013 году, и в итоге мы сыграли ничью 1:1. После этого мои ноги дрожали несколько минут. Я всегда пытаюсь быстро возвращаться в строй, чтобы не играть нервно весь оставшийся матч. У всех бывают моменты, когда ты не чувствуешь себя полностью в безопасности.

 

Вы три года не были в «Дортмунде». Изменился ли клуб за это время?

Конечно, кое-что изменилось за это время. Команда стала более интернациональной. Когда я был здесь, она была в основном немецкоговорящей.

 

И после этого трансферного лета, команда снова возвращается к этому.

Это верно. В остальном, клуб еще больше прославился благодаря своему захватывающему стилю, особенно за границей.

 

Босс «Боруссии» Ханс-Йоахим Вацке неоднократно упоминал, что всегда поддерживал с Вами связь во время Вашего трехлетнего отсутствия. Получается, переход произошел не так спонтанно, как это выглядело в июне?

На самом деле, мы часто обменивались мнениями. Не ежедневно, но регулярно. Он так же связывался со мной, когда дела шли не очень хорошо. Я считаю это прекрасным жестом с его стороны. И я тоже часто связывался с ним в определенных ситуациях. Я никогда не скрывал, что все три года, что я провел в «Баварии», мне было не все равно на «Боруссию».

 

Карл-Хайнц Румменигге рассказал, что у Вас были разные предложения. Вы никогда не рассматривали вариант с заграницей?

У меня было несколько предложений, в том числе и из-за границы. Но старые связи с клубом и предопределенная для меня роль были тем, что заставило меня сделать выбор в пользу «Боруссии». Для меня было очевидно: если я перееду, то в Дортмунд.

 

Михаэль Цорк назвал Ваш переход в дортмундскую «Боруссию» «смелым спортивным решение», а Нико Ковач бегством от Никласа Зюле и Лукаса Эрнандеса. Вы действительно спасовали перед конкуренцией в Мюнхене?

Это не так. И я больше не буду говорить об этом.

 

Однажды Вы сказали «Одно чемпионство с «Боруссией» ценнее, чем семь с «Баварией»».

И это тоже не правда.

 

А что Вы тогда сказали?

Что в Дортмунде титулы стоят дороже, чем где бы то ни было. Я не называл конкретной команды.

 

Титулы и любые успехи в Дортмунде празднуются сильнее, чем где-либо?

Отдельные победы и титулы, безусловно, отмечают здесь очень эмоционально. Мне очень нравится эта особая атмосфера вокруг клуба, в том числе и на стадионе. Когда все получается, люди здесь особенно эйфоричны и полны энтузиазма.

 

 

Именно этого вам не хватало в «Баварии»?

Мюнхен – это другая культура. Но мне не интересно постоянно оглядываться назад. Я хорошо провел время в «Баварии».

 

Главной движущей силой Вашего ухода в 2016 было то, что Вы хотели однажды выиграть Лигу Чемпионов. Три чемпионства и победа в Кубке Германии с «Баварией» всего лишь маленькое утешение, ведь главная цель не была достигнута?

С Лигой Чемпионов нет никаких гарантий. Лично для меня последние три года были удачными. Да и наши выступления в Лиге Чемпионов сложно назвать неудачными, если не брать в расчет прошлый сезон. И в Дортмунд я приехал с большими амбициями.

 

В том числе и в Лиге Чемпионов?

Я не говорю, что мы должны быть довольны, если сможем пробиться в 1/16 Лиги чемпионов. Вместе с командой мы должны ставить перед собой большие цели, даже если мы не являемся фаворитами в этом турнире.

 

И какие у Вас цели на европейском уровне?

Мы хотим пройти в плей-офф немного дальше, чем в предыдущем сезоне. Если у нас получится, тогда будем смотреть.

 

После почти шести недель вместе, Ваши коллеги характеризуют Вас как звезду, которая не ведет себя как звезда.

Кто-то правда так говорит?

 

Разные игроки. Может ли чемпион мира не претендовать на особую роль?

Важно то, что я ожидаю от себя и от других: отдавать всего себя на поле. Я стараюсь жить по этому принципу и идти вперед. Я не думаю, что достаточно делать хоть что-нибудь в течении недели и потом внезапно переключаться в субботу в 15:30.

 

Люсьен Фавр говорит, что вы «сдержанный». Что он имел ввиду?

Возможно, он говорил том, что я довольно сдержанно веду себя в группе и хорошо интегрируюсь. Ну, по крайней мере, я на это надеюсь.

 

Чем Вы можете помочь «Боруссии», чтобы не растерять девятиочковое преимущество, как это было в прошлом сезоне?

То, что у нас снова будет такое преимущество, к сожалению, маловероятный вариант. Я не думаю, что первый круг будет таким же, как в прошлом году. В течении этих девяти месяцев для нас будет важно переживать давление и действовать последовательно. Это большое искусство всегда оставаться сосредоточенным и сфокусированным. Люди со стороны часто не понимают, насколько это тяжело. Если мы сможем сделать это, то мы будет топовой командой. Если нет, то другие будут лучше.

 

В прошлом сезоне «Дортмунд» пропустил со стандартов почти в два раза больше голов, чем «Бавария». Делается ли сейчас больший упор на стандартные положения?

Это можно отрабатывать и мы это делаем. Определенно, это именно то, что нам нужно улучшать. Тренерский штаб считает это одним из ключевых моментов своей работы.

 

Во время угловых, штрафных и некоторых ударах головой, холодный пот регулярно пробегал по скамейке запасных. Поможет ли Ваше возвращение «Дортмунду» вернуть власть в воздушном пространстве своей штрафной?

Это задача для всех игроков. Но сильная игра головой это, безусловно, одна из тех вещей, которые я принес с собой. В обеих штрафных. Вообще, я думаю, у нас очень крепкая команда в плане игры головой. На поле всегда четыре, пять парней, которые сильны в этом. Так что это не должно быть нашей слабостью.

 

 

После перехода Михаэль Цорк, так же как и Kicker в своем последнем рейтинге, назвал вас «лучшим немецким центральным защитников». Другое мнение было высказано из Мюнхена и от Юргена Колера. Можете ли Вы, как и считает Колер, играть на мировом уровне в течении нескольких недель или даже месяцев, но не постоянно?

Это относится к свободе мыслей. Я не люблю комментировать подобное.

 

На открытии сезона Вы сказали: «У нас здесь много оружия». Эта дортмундская «Боруссия» лучше той, что была в прошлом сезоне?

В любом случае, это хорошая команда с разными сильными сторонами и характерами. Нам есть что противопоставить и сильным и слабым сторонам наших соперников. По моим ощущениям, от нас не так легко обороняться, потому что у нас есть много творческих игроков в нападении, который могут и выйти один на один, выбежать из глубины и в целом создать проблемы для обороны соперника.

 

«Дортмунд» традиционно много владеет вторым мячом. Будет ли игра вторым номером опцией для команды?

С такими быстрыми парнями в нападении – определенно да.  Иногда. Но я ожидаю, что у нас будет много матчей с командами низкого уровня, где мы будем много владеть мячом.

 

Нужно ли Люсьену Фавру использовать ротацию, чтобы два десятка лучших игроков были довольны?  

Прежде всего, важно создать для игроков хорошую атмосферу и дать им некое чувство важности. Речь идет и о выходах на поле и о борьбе за место. Об открытых, честных разговорах. Это важно потому, что парни должны получать какое-то вознаграждение, если они хорошо и усердно тренируются. Мне кажется, что у тренера нет с этим проблем. Но это не так-то просто, сделать так, чтобы два десятка человек были довольны и счастливы.

 

Фавр известен тем, что жаловался и корректировал у своих игроков такие мелочи как положение ноги или осанку. У Вас он уже нашел что-то подобное?

Я уверен, что он найдет что-то и у меня. Он у каждого игрока что-то находит. Я не из тех, кто выходит на поле и думает: «Я совершенен». Мне правда нравится, когда тренер подходит ко мне и говорит, что еще я могу улучшить.

 

Насколько Вы восприимчивы к таким намекам после 300 матчей в Бундеслиге?

Гораздо восприимчивее, чем может показаться со стороны. И если моим партнерам есть, что сказать мне, они тоже должны говорить мне об этом прямо.

 

И кто-то уже высказывался?

Да. Иногда такое бывает. У меня нет проблем с этим.

 

И неважно, говорит это, товарищ по команде или тренер?

Даже если 18-летний парень пожалуется, что я слишком много ворчу на него на тренировке, я просто пообещаю ему: «Окей, извини, я постараюсь делать это реже».

 

«Боруссия Дортмунд» никогда не говорила прямо о стоимости Вашего перехода.

Я и сам ее не знаю. И ко мне это не имеет никакого отношения.

 

То есть Вас не волнует, что вы могли отобрать у Андре Шюррле, за которого было заплачено около 31 млн евро, титул самого дорого трансфера в истории клуба?

Учитывая, что я ожидаю от себя, мне не важно, сколько я стоил. Сумма трансфера для меня ничего не меняет.

 

 

С марта Йоахим Лев планирует состав сборной без Вас, Томаса Мюллера и Жерома Боатенга. Есть ли еще шансы на камбэк?

Сейчас ничего не указывает на это.

 

А если Лев снова позовет Вас?

Если бы мне когда-нибудь снова разрешили надеть футболку сборной Германии, я бы не стал отказываться от этого. Но сейчас у меня нет этого в мыслях и я буду использовать перерыв на игры сборных для других целей. Но я буду играть еще несколько лет. Посмотрим, что произойдет за это время.

 

Для Вас и Вашего тела это плюс, что у Вас будет еще несколько перерывов в течении сезона?

С точки зрения тела, перерывы это не так плохо. Но альтернатива все равно была лучше.

 

С 2017 года вы с Томасом Мюллером снимаете различные челленджи, которые набирают миллионы просмотров. Последний раз вы соревновались в теннисе вместе чемпионом мира Александром Зверевым. Планируете ли Вы продолжать все это и дальше?

Мы говорили о том, чтобы продолжить это. Но сейчас это стало намного сложнее, с учетом тех 600 км, которые сейчас разделяют нас. Но вполне возможно, что раз в год мы сможем устраивать что-нибудь интересное.

 

Уже есть идеи продолжения?

Довольно много. На самом деле, все это выглядит так, будто мы собирались играть в одной команде еще несколько лет. Нам просто нужно вычленить что-то из этой мешанины идей.

 

Выездка была бы хорошим вариантом.

Ни в коем случае. Тогда я пять раз упаду с лошади и три месяца буду восстанавливаться.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья