Блог В движении

Одиночество и корт

Удар под заднюю линию, выход к сетке, прыжок….. Стадион замолкает. Король тенниса девяностых Пит Сампрас повержен на глазах собственной публики. Воцарилась тишина. Чуть позже диктор по стадиону объявит имя победителя финального матча Открытого Чемпионата США – Марат Сафин. Тогда теннисный мир еще и не подозревал, что перед ними стоит тот человек, которого будут впоследствии называть одним из самых ярких и харизматичных игроков в современной истории игры. Он жил теннисом. Игра была частью его самого и полностью зависела от того, в каком состоянии и настроении прибывал Марат на данный момент. Постоянно ломающиеся ракетки, споры с арбитрами, эффектные прыжки вдоль сетки и жонглирование теннисным мячом – вот комплекс ассоциаций, связанных с Сафиным, которые присутствуют практически у любого болельщика. От себя я бы добавил еще одну – одиночество. Марат всегда был в какой – то степени одинок на корте: когда судьи не засчитывали его верные попадания под заднюю линию; когда одно время приходилось играть без тренера; когда надо было вытягивать на своих плечах сборную; когда остался один против всей Австралии в финальном поединке на Открытом Чемпионате Австралии с Ллейтоном Хьюитом в 2005 году. Никто в мире не отдавался игре так, как Марат Сафин. Он никогда не играл механически, с рационализмом, не воспринимал теннис, как работу в чистом виде. Теннис был его страстью. И если его внутренний настрой на игру был соответствующим – все получалось, и Сафин был лучшим. Если же нет – то ничего не клеилось, и он оставался одиноким, замкнутым в пределах этого четырехугольного корта. Сафин всегда был настоящим. И его болельщики знали это. Хотя критиковали и часто не понимали. Карьера Сафина – парабола в графическом изображении. Спады чередовались с победами, провальные сезоны – с блестящими играми и турнирами в следующем году. Сафин – это триумфальные победы над Питом Сампрасом, Андре Агасси, Энди Роддиком, Роджером Федерером, Ллейтоном Хьюитом. А также, как ни странно, многочисленные поражения от малоизвестных теннисистов второй сотни мирового рейтинга. Мало кто понимал, как Сафин, проигрывая сет со счетом 6-1, потом выигрывает два сета подряд с аналогичным счетом. Или, как умудрялся до закрытия крыши над стадионом (из-за дождя) проигрывать «вчистую», а затем, попросив все тщательно протереть по второму(!) разу, с легкостью выиграть матч. Словом, словно в какие-то одному ему известные моменты, все вставало на свои места, и он находил истинный теннис. Свой теннис, непохожий ни на один другой. И этот теннис был одиноким, но красивым, эффектным, наделенный своей особой философией. Такого Сафина в последний раз мы могли наблюдать два года назад, на Уимблдоне. Сейчас против Сафина с трудом играют лишь новички. Но это уже и не так важно. Важно то, что настоящий Сафин уходит из большого спорта. Теннис прощается с Сафиным в этом году, провожая его так, как когда – то провожали Беккера и Сампраса. Ведь все знают эту притчу: пришел как – то на небосвод Роджер Федерер – и спросил его Бог: А ты хочешь играть в теннис? Получив утвердительный ответ, Бог наделил его подачей и многими теннисными премудростями. Затем пришел Рафаэль Надаль – спросил его Бог, хочет ли он играть в теннис. Услышав «да», наделил его Бог выходом к сетке и крученым ударом. А последний на небосвод пришел Марат Сафин – спросил его Бог: Хочешь ли ты играть в теннис? И ответил Марат, знаешь, когда очень хочется – то да, а когда нет, то и не очень. И ответил ему Бог: вот знаешь Марат, все навыки я уже роздал, поэтому сделаем так. Когда ты очень хочешь играть в теннис, ты на это время будешь становиться мною.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.