android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika
    Блог Mad Men

    Спорт крутых людей

    Поздравляя всех российских и не только фанов «Нового Орлеана», Мария и Катерина выкладывают печатную версию своей программы, посвященной Супербоулу.

    В качестве предисловия:

    Хайтовский: Мировая статистика говорит о том, что мужчины и женщины запоминают американский футбол по-разному. Мужчины, в основном, по шлему и плечам, а женщины все как-то ниже спины опускаются…

    О ВЕЛИКОМ

    Андронов: Всем известно, что Валерий Васильевич Лобановский очень любил цифры, очень любил раскладывать игру. Когда мы с ним общались в последний раз, записывали его последнее телевизионное интервью, он сказал: «А как хорошо в американском футболе работать – столько статистики, столько цифр!». Он очень любил американский футбол. Частенько смотрел его по ночам.

    Хайтовский: Раз уж мы коснулись опосредованности Романцева и американского футбола, я помню, как Леша делал «Свободный удар» (новостная программа о футболе на телеканале НТВ-Плюс футбол – К.К.). В одном закрытом манеже было две юниорских игры, а между ними тренировка «Спартака», и на поле остались мячи. Я те матчи как раз судил. Олег Иванович взял овальный мяч, вынес его на центр поля и сказал: «Давайте этим мячиком поиграем». И они играли двустороночку. Ногами!

    Андронов: А лучше всех управлялся с мячом, знаете кто? Только не смейтесь – Ковтун. У меня была камера в руках, я все это снял и потом мы это показали в «Свободном ударе».

    О ВЫСТАВКЕ NFL EXPERIENCE

    Андронов: Дима играл, а я считаю, что я тоже, в принципе, мог бы играть. У нас был один замечательный опыт. Мы приехали на Супербоул, по-моему, в Хьюстон. Рядом с ареной всегда существует выставка NFL Experience – большой парк футбольных аттракционов. Матчи Супербоула обычно комментирует некто Виталий Песецкий, который учился с Игорем Семшовым в одной футбольной школе, уехал в Америку, в университете два раза выиграл Роузбоул – университетский чемпионат. Был признан MVP финала. Он играл кикером. Так вот, был в Хьюстоне аттракцион: надо было бить по воротам метров с 25. Мы были, естественно, не в бутсах – один в кроссовках, другой в ботинках. И мы забили все! В отличие от тех, кто получает миллионы и в этом году и не может забить простой филдгол.

    О ВЫСОКОМ

    Хайтовский: Есть такой фильм «Преодоление» (Invincible), в котором играет Марк Уолберг. Это реальная история. В 70-х всё было очень плохо в «Филадельфии Иглз», они проигрывали абсолютно все. Пришёл к ним новый тренер Дик Вермейл. Он объявил среди жителей Филадельфии отбор в команду. На поле собирались все желающие и бегали тесты, ловили мячи, били по воротам. По антропометрическим данным их распределяли по группам: тяжелый – в блокировщики, быстрый – в принимающие. Собственно Уолберг играет того человека, который единственный из всего города попал в команду. Он был барменом, и три или четыре сезона отыграл. Не на первых ролях, но, тем не менее, он отличился, по-моему, в первом же сезоне – три игры подряд он выдавал какие-то совершенно феноменальные результаты, пользовался просто бешеной популярностью. На YouTube есть видео, когда во время съемок фильма Марк Уолберг сидит со своим прототипом, и они общаются.

    Андронов: Если немного абстрагироваться от американского футбола, то история вполне жизненная. Но при этом в ней довольно четко изложены все законы спорта. Вы, наверное, слышали имя Себастьяна Лёба, шестикратного чемпиона мира по ралли. Он в первый раз сел за руль в 16 лет, а до этого был гимнастом, входил в сборную Франции, но получил травму и не смог продолжить свою гимнастическую карьеру. Ситуация, когда человек с улицы, пришел и оказался востребован – это нормальная ситуация в спорте.

    О КАЛЬЯНЕ

    Хайтовский: Смысл в том, что там все игроки – профессионалы, и там никто не будет напирать на морально-этические качества, если это не выходит за рамки, и если это не вредит футболисту в зарабатывании миллионов. И никто не будет говорить, что он должен биться за страну, поэтому он не должен пить – это его дело. Он должен появиться на тренировке в определенное время. Если он не появится, то будет оштрафован с соответствующими последствиями в росте штрафа и расторжении контракта.

    Андронов: Наши спортсмены почему-то чувствуют себя детьми, за ними нужно все время ходить, смотреть, приводить на тренировку. В Америке это бизнес. Была история с игроком Юджином Робинсоном…

    Хайтовский: Его накануне Супербоула поймали с проституткой где-то в Атланте. Он пытался её, а она оказалась офицером полиции под прикрытием. Тогда его отмазали.

    Андронов: Мы о разных историях говорим, потому что Юджин Робинсон попался после этого еще и в Мексике. У нас немного испорченная ситуация. Почему мы все время говорим про этот кальян накануне матча со Словенией?! В первую очередь, потому, что это самый важный матч за два года как минимум, а то и за пять-шесть лет. Во-вторых, мы говорим об этом потому, что сборная стала коллективной мишенью для папарацци. В американском футболе ничего такого нет – да, можно кого-то сфотографировать, да, кальян – ну и что? В чем проблема, если ты выходишь на поле и играешь?

    О ПОПУЛЯРНОСТИ

    Андронов: Практически все американцы следят за Супербоулом. Я вообще считаю, что это самый лучший и практически идеальный командный вид спорта. Это гораздо круче, чем футбол и баскетбол с хоккеем. Потому что он, по сути, не имеет антропометрических ограничений. Даже в футболе они присутствуют – человеку ростом 165 см тяжело играть в футбол. Во-вторых, это тактически богатая игра, и глупые люди в нее играть не могут, в отличие от футбола. Здесь, конечно, мы говорим об американском футболе вообще, потому что, конечно, на профессиональном уровне ясно, что в идеале игрок нужен большой и быстрый.

    Хайтовский: А командная эта игра в том числе еще и потому, что в каждую секунду игры на поле заняты абсолютно все. Здесь нет такого как в футболе, когда мяч, например, спереди или сзади, тот же вратарь стоит на месте или защитники ходят по полю. Здесь все абсолютно выкладываются на 100 и даже 200 процентов постоянно. И, кстати, с этим связаны паузы, которые многим противникам не нравятся. Те люди, кто не разобрались в этом виде спорта, говорят, что очень много пауз. Но ведь невозможно 60 минут игрового времени постоянно бегать на 100 процентов. И с этим связано, что в командах по 45 человек, потому что просто физически так играть невозможно.

    Андронов: Я комментирую уже лет 10 и по пальцам одной руки смогу пересчитать случаи, когда появлялось бы такое, на мой взгляд, недостойное для спорта явление, как симуляция. Она там возможна теоретически, но на практике это считается недостойным – это спорт крутых людей.

    ОБ АТЛЕТАХ

    Андронов: Почему американцы говорят, что у них возникает много проблем с боксом? Потому что это не выгодно – слишком долгий путь к большим деньгам. Нужно 10 лет работать, и при этом ты не имеешь права на ошибку, не имеешь права проиграть, потому что в этом случае денег уже точно не будет. Поэтому физически здоровые, крепкие люди идут в американский футбол и спокойно играют себе в блоке. Быстрая легкая атлетика – ну, сколько человек может пробиться со всей Америки в сборную? Четыре. В американский футбол могут попасть тридцать каждый сезон. Поэтому, например, очень многие принимающие, если заходишь в их досье, оказываются легкоатлетами- рекордсменами какого-нибудь колледжа на стометровке.

    О ТРЕНЕРСТВЕ

    Хайтовский: Квотербэки могут самостоятельно менять приказы своего тренера. Пэйтон Мэйнинг из «Индианаполиса» постоянно так делает. Есть такая вещь, которая называется «audibles» – от слова «аудио». Тренер говорит комбинацию, и совершенно не обязательно, что команда будет ее играть. Плюс американского футбола ещё и в том, что это тактическая игра. Здесь очень много шахматоподобных вещей. Квотербэк назначил комбинацию, он выходит к линии, все его игроки построились, и он видит, как стоит защита. И он понимает, что защита прочитала комбинацию, и он прямо на линии определенными командами её меняет. У него в шлеме радиосвязь, он слышит команды тренера и может ему отвечать.

    ИЗ ИСТОРИИ

    Хайтовский: Американский футбол – это идеальная иллюстрация Америки вообще. Понабрали всего из разных областей жизни – я имею в виду саму Америку – из разных культур, набрали иммигрантов со всего света и выдали некую компиляцию всего. Это и есть американский футбол. Уберем все то, что не зрелищно, и будет вам счастье. Но английский футбол, безусловно, в этой компиляции присутствует. Официальной датой рождения американского футбола считается 1870 год, когда уже этнически Америка состоялась. Это был матч двух университетов – Гарвардский играл, не помню с каким. Но это уже дата рождения в более или менее современном виде. Играли 11 на 11 – то есть это явный футбольный посыл. Мяч регбийный по форме, потому что это удобно, он как пуля летит.

    Андронов: Самое смешное, что он называется «футбол», притом, что «футом» там практически не играют, разве что один человек в команде.

    О «ХАФТАЙМ» ШОУ

    Андронов: В этом году на Супербоуле выступали The Who. Это вообще огромная честь для людей – выступить в «хафтайм» шоу на Супербоуле. Пол Маккартни выступал, U-2. Боно и Ко выступали в Новом Орлеане, это был первый Супербоул после 11 сентября. Поэтому, видимо, не они сами себе выбирали композиции. Если бы это был обычный Супербоул, они, может быть, спели бы какие-то другие песни, но в тот момент нужно было отдать дань тем, кто погиб. Поэтому на огромном табло развернули папирус: с крыши стадиона спадала прозрачная ткань, на ней проецировались имена тех, кто погиб. И они как бы пели песню для них.

    Хайтовский: Пели песню «Where the streets have no name». Под наиболее забойную её часть покрывало с именами, натянутое с крыши 70-тысячного стадиона, упало. Потрясающее зрелище! Вообще Боно – известный любитель Америки. На тот Супербоул он надел куртку, на которой все карманы, все строчки были под шнуровку мяча для игры в американский футбол. Внутри подкладка – американский флаг -, и он в один момент распахнул ее, и, конечно, весь стадион был доволен. А для меня самый грандиозный Супербоул был, когда выступал Пол Маккартни. Это было в Джексонвилле. На стадионе тогда собралось 79 тысяч человек. На каждом сидении были седушки, в кармашках которых было по два фонарика, цветная бумага и инструкция, что в какой момент нужно поднять и какой фонарик зажечь. Песня была «Hey Jude». Под слова «на-на-на-на» – они писалось огромными буквами на стадионе, как во время Олимпиады-80 – люди поднимали правильную бумажку, и была волна. И все это с гигантской пиротехникой. Сцена была гигантским телевизором, на котором Маккартни стоял, а на полу была картинка.

    О ВЕЧНОМ

    Андронов: Пиво на Супербоуле можно купить до начала четвертой четверти, а пить можно когда угодно. Это вообще тема, которую, как мне кажется, не надо здесь обсуждать. Вы любите пиво, я люблю – это прекрасно. Но не стоит в эфире российской радиостанции это обсуждать. Я не понимаю, почему у нас считается, что пиво мешает просмотру спортивных соревнований, и почему надо запрещать продажу пива в радиусе двух километров вокруг стадиона в день игры. Я был в Дортмунде на матче Германия-Россия. В тот день было довольно прохладно. Там ходили люди, которых называют «заправщики» – они ходят с бочками глинтвейна на спине и каждому наливают. И это почему-то не считается чем-то неспортивным. Я считаю, что свинья всегда грязь найдет, и наши проблемы с болельщиками были, есть и будут. Почему, кстати, в Америке полные стадионы?

    Хайтовский: Они же пиво приходят попить! (смеются)

    Андронов: Кстати, многие так и приходят. В американском футболе в регулярном сезоне команды играют 16 матчей. Допустим, к 10-й неделе она проиграла 9 из 10 матчей, а стадион всё равно битком. Шансов уже нет, но это событие: ты приходишь и проводишь время, как хочешь.

    ЛУЧШИЙ СУПЕРБОУЛ

    Андронов: Супербоул, который считался однозначно выигранным «Нью-Ингленд Пэтриотс»: они прошли сезон с показателем 16-0, выиграли в одни ворота оба матча в плей-офф, а в Супербоуле проиграли. Там была фантастическая ловля “miracle play”, человек поймал мяч практически шлемом, и за счет этого «Нью-Йорк» выиграл матч. Потом продавались майки, у меня, кстати, такая есть – «Eighteen Wins, One Giant Loss». (18 побед, один грандиозный провал – КК)

    Хайтовский: Для меня пока один из лучших матчей » Денвер Бронкос» против «Грин Бэй Пэкерз», первый матч, который наша телекомпания показывала в 98-м году. Там было практически то же самое. Таким же «андердогом» был «Денвер», он в итоге выиграл, и это кстати был гораздо более напряженный матч, чем был у «Пэтриотс» с «Джайантс».

    ХУДШИЙ СУПЕРБОУЛ

    Андронов: Был совершенно неинтересный финал, абсолютно неинтересная игра, потому что в ней было все ясно с самого начала. Для нас c Димой самым главным воспоминанием того Супербоула остаётся sms-ка Виталия Кличко, который должен был подняться к нам в комментаторскую кабину. Он спросил: в какой блок ему идти. Мы ему написали в ответ номер нашей позиции и уточнили, что для того, чтобы зайти, нужна специальная аккредитация. Он ответил: «Пусть попробуют не пустить». Он пришел, и наш разговор запомнился гораздо больше, чем сам матч. Там еще Бэкхэм сидел в VIP-ложе.

    Хайтовский: Тогда впервые за 41 год проведения Супербоулов в тот день шёл дождь. В Майями было очень холодно. Люди начали уходить с третьей четверти, потому что игра была неинтересная. А у англичан в соседней комментаторской кабине обвалилась крыша, фанера размокла и образовалась дырка.

    Андронов: С Кличко вообще было смешно. Мы пришли аккредитовываться, сели попить кофе, Дима как обычно побежал собирать буклеты, значки, еще что-то. Он дошел до конца огромного зала и увидел там Оскара де ла Хойю. Возвращается рассказать нам об этом: «Ребята, там де ла Хойя сидит! Пойдемте – сфотографируемся». Подходит к нам и видит, что за нашим столом сидит Кличко, и понимает, что де ла Хойя уже не котируется.

    О ЗДОРОВЬЕ

    Хайтовский: Во время игры один человек чуть не лишился пальца. Один из игроков во время Супербоула сломал палец, его надо было вести в больницу, и он на полном серьезе сказал, чтобы ему отрезали палец, чтобы продолжить игру. Это был блокировщиком – ему пальцы особенно не нужны, ему нужны руки.

    Андронов: Не надо делать из этой истории культа. Я думаю, гораздо сложнее играть в соккер со сломанной ключицей, чем блокировщику играть со сломанным пальцем. Всем же известна история Бориса Татушина, который со сломанной ключицей отыграл весь матч.

    Хайтовский: Знаете, говорят, что шахматы самый травматичный вид спорта: можно заснуть и ферзем глаз выколоть. В американском футболе травматизма гораздо меньше, чем в футболе или хоккее. Во-первых, очень много защищено тех зон, в которые обычно наносятся удары. Во-вторых, очень жестко ограничены правилами какие-то травмаопасные вещи. НФЛ каждый год вводит новые ограничения, как можно бить игрока и как нельзя. Штрафы неимоверные – за сотни тысяч долларов. В американском футболе гораздо больше распространены усталостные травмы, например, колени, мениски.

    Андронов: Есть еще травмы, которые в других видах спорта, наверное, вообще не встречаются. Я их называю «незнакомыми травмами». Ситуация, когда блокировщик вдруг оказался с мячом и куда-то побежал – нонсенс для американского футбола, такое бывает в одной игре из ста. Соответственно, он не готов никуда бежать и заканчивает свой бег на одной ноге, потому что эти 30 метров – первые в его жизни, и он рвет связки себе, потому что не привык бегать. И потом связкам тяжело нести на себе тело в 140 кг.

    БАЙКИ

    Хайтовский: Смешная ситуация случилась в 88-м году. Команда «Баффало Биллс» выступала в Супербоуле. После этого она ещё 4 года подряд выходила в Супербоул, но ни разу не выиграла. Это единственный случай в НФЛ, да и вообще в истории спорта. Так вот, никто не мог понять, почему один из ведущих игроков не был на поле, когда игрались первые несколько комбинаций. Играл дублер. А потом через некоторое время оказалось, что это футболист не смог найти свой шлем. Команды вышли, гимны играют, а он не может понять, где шлем. Оказалось: он его в раздевалке забыл. Одолжить недостающую часть экипировки у товарищей он тоже, понятное дело, не мог: во-первых, шлемы с номерами, а во-вторых, они же подгоняются под размер головы, для это существует специальная система подкачки.

    Андронов: Для меня этот сезон был очень интересным, потому что есть такой игрок Майкл Вик – одна из самых противоречивых фигур в НФЛ. Имидж этого человека идет вразрез с американской мечтой и политикой лиги. Дело в том, что он полтора года отсидел в тюрьме за организацию собачьих боев. Изначально стоял вопрос о том, чтобы вообще запретить ему играть. Но поскольку он ничего больше в жизни делать не умеет, он хотел продолжать. Поменялся комиссар, и Вик заиграл. Просто, понимаете: было интересно, насколько футболист, переживший такое, может вернуться в большой спорт. Я думаю: на человека, попавшего в Америке в тюрьму, это должно произвести больше впечатления, чем на советских футболистов, когда они здесь попадали в тюрьму. Ему пришлось начинать все с нуля. Было интересно посмотреть, как он проведет этот сезон. И он отлично справился. Самое интересное, что он в плей-офф появился на поле. Он один из немногих квотербэков, которые бегают с мячом. И он вышел, чтобы бежать: была назначена соответствующая комбинация. Но перед розыгрышем он посмотрел на защиту и понял, что бежать некуда. Переназначил комбинацию и отдал лучший пас своей команды за всё время. Я думаю: он в Диминой любимой команде будет играть – «Баффало Биллс». На самом деле то, чего точно не надо делать, так это идеализировать НФЛ. Я думаю: там примерно половина игроков имеет определенные проблемы с законом.

    О ПРИЗОВЫХ

    Хайтовский: Не знаю, какие премиальные будут в этом году. Обычно проигравшие получают в два раза меньше призовых. В прошлом году что-то порядка 50 тысяч долларов получал игрок победившей команды.

    Андронов: Речь идет об официальных, декларированных премиальных. А что касается зарплат, то в лиге существует потолок выплат. Но, как говорится, на то он и закон, чтобы уметь его обходить. Подписывается контракт на 5 лет, зарплата разбивается на части. В первый и второй год платится очень маленькая ее часть, потом можно контракт расторгнуть и переподписать. Пэйтон Мэйнинг подписывал контракт на 8 лет на 72 миллиона долларов.

    Хайтовский: Но надо учитывать, что совершенно не обязательно, что он все 8 лет отыграет. В американском футболе контракты не гарантированные. То есть команда и игрок могут разорвать контракт в любой момент. Там нет понятия средней зарплаты. Но учтите еще то, что, конечно, в НФЛ далеко не самые большие зарплаты по сравнению с НБА и НХЛ. Но популярность игроков гораздо больше и, соответственно, их рекламные перспективы гораздо выше. Около футбольные зарплаты, которые они получают косвенно благодаря своей футбольной карьере несоизмеримо выше. Тот же Пэйтон Мэйнинг, который будет в Супербоуле играть, или Том Брэди из «Нью-Ингленд Пэтриотс», зарабатывают на порядок выше баскетбольных звезд такой величины.

    Хайтовский: В американском футболе есть ограничение заработной платы, и команда в этом году в принципе не имеет права потратить на зарплату игрокам больше 90 миллионов. Поэтому, даже если ты мегабогатый, больше 90 миллионов ты не потратишь. Понятно, что чем команда популярнее, тем больше продается рекламной продукции: маек, сувенирки и прочего. Соответственно, владелец получает большую прибыль уже себе, но на игроках это не сказывается. Поэтому в середине сезона и при подготовке к следующему нет такого, что у одной команды 80 миллионов, а у другой 40 на зарплаты. Все это потолок выбирают.

    Андронов: Знаете, что самая продающаяся символика в мире спорта, а не просто в американском футболе, – это команда «Окленд Рэйдерс», которая уже давным-давно ничего не может выиграть. Череп с заклеенным пробитым глазом. Половина Москвы в этом ходит. Когда Дима сейчас рассказывал про зарплаты и около футбольные доходы, я сразу подумал о Михаэле Шумахере. Где провести грань между его «формульными» и «около формульными» доходами, которые вообще, наверное, за один год превышают все, что он получил за всю карьеру.

    Дорогие друзья, если Вас не отпугнуло количество знаков, и Вы всё-таки дочитали пост до конца, мы приглашаем Вас подписываться на наш блог. Мы Вам рады!

    Напоминаем, что наше радио-шоу «Чего хотят женщины» Вы можете слышать каждую пятницу, в 18.00; повтор: в воскресенье, в 11.00.

    Печатную версию программы ищите по средам в журнале «Спорт день за днём».

     

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы