Блог Mad Men

Дмитрий Хохлов: «Карпин советует мне продолжать играть»

Катерина Кирильчева и Мария Командная первыми узнали новость о том, что полузащитник московского «Динамо» Дмитрий Хохлов в этом сезоне завершает карьеру. В первой части интервью в блоге «Чего хотят женщины» ветеран российского футбола объяснил, почему комментатор Дмитрий Федоров видит в нем задатки феноменального тренера, а тренер Валерий Карпин, наоборот, советует продолжать играть.

КК: Hola, que tal?

– Ничего себе! Estoy bien, gracias!

КК: Donde aprendiste tu espanol?

– En Espana.

КК: Дима, мы же в курсе, что ты тоже владеешь испанским языком! Вот, решили сразу тебя удивить.

МК: Следующим вопросом мы надеемся удивить тебя не меньше. Дима, когда ты пойдешь учиться в Высшую школу тренеров?

– Не знаю, честно говоря. Мне многие в последнее время задают этот вопрос. Наверное, когда-то пойду.

МК: Контракт с «Динамо», я так понимаю, заканчивается в этом году, правильно?

– Да.

МК: Что будет после?

– У меня есть договоренность с клубом. Мне дали некоторое время на размышления. Я сейчас думаю.

КК: Я где-то даже читала, что вроде Константин Сарсания держит под тебя какую-то определенную должность «Динамо». Это так?

– Есть предложение. Я не хотел бы сейчас его озвучивать, но это хорошее предложение, и до конца сезона я должен дать ответ.

МК: Но это будет уже административная должность, да?

– Это работа при клубе.

КК: То есть это последний сезон, когда мы реально сможем наслаждаться твоей игрой на поле? Или ты сейчас все-таки стоишь перед выбором – уйти или продолжить игровую практику в какой-то другой команде?

– Нет. Игровую практику, я уже решил, продолжать не буду. Все поля уже песочком посыпаны – хватит.

МК: То есть выступать где-то на более низком уровне не для тебя?

– Нет. Ни на высоком, ни на низком. Всему свое время и свой предел. Я думаю, что он у меня настал.

МК: Наш друг и коллега Дима Федоров говорит, что из тебя получился бы феноменальный тренер. Он считает, что ты обладаешь теми качествами, которые важны для тренерской карьеры. На твой взгляд, это так?

– Я не знаю. Мне, конечно, приятно, что Дима так говорит, но никто не может знать, получится из меня хороший тренер или нет. Я думаю, только сама жизнь расставит все на свои места.

КК: Тот самый Александр Тарханов, который фактически проложил тебе путь в большой футбол…

– Да, он мне дал дорогу в большой футбол.

КК: Мы с Машей читали его, так сказать, зарисовку «Цена Хохлова», в которой он рассуждает, что сейчас в твоих действиях на поле уже проглядывается тренерская жилка – ты абсолютный лидер. Ты сам это чувствуешь?

– Это та статья, которую он написал в прошлом году?

КК: Да. Читал?

– Естественно, читал и могу пояснить. В прошлом сезоне у нас была довольно-таки молодая команда. Естественно, как более опытный игрок, я являлся фактически проводником между тренерским составом и командой. Наверное, на поле это было очень заметно.

МК: Сейчас что-то подобное происходит?

– Сейчас у нас команда стала немножко постарше. Купили много новых игроков, они в возрасте, довольно-таки опытные, то есть сейчас от меня эти функции требуются уже в меньшей степени.

МК: Но неужели Андрей Кобелев или Миодраг Божович не обращались к тебе за советами?

– Нет, ни Кобелев, ни Божович не обращались ко мне за советами и не обращаются. Это правильно. Они могут вместе со мной обсудить какую-то ситуацию, но спрашивать совета – это неправильно.

КК: Когда у нас на эфире был Динияр Билялетдинов, он рассказывал, кто и как помогал ему освоиться в новом клубе. Только что, Дима, ты сказал, что в «Динамо» действительно много новичков – тот же Воронин, Кураньи, Якубко, Дуймович и так далее. Так вот, Динияр говорил, что именно капитан «Эвертона» Фил Нэвилл на тот момент больше других его поддерживал. На тебе, как на капитане, есть такие функции?

– Мне кажется, за границей немного другая ситуация. Когда человек приезжает в новый клуб, то он не знает ни языка, ни менталитета, то есть, по сути, саму страну не знает. Там намного тяжелее. У нас приходят Воронин, Дуймович, Якубко, все прекрасно говорят по-русски, некоторые давно играют в российском чемпионате, так что ни о какой адаптации не может быть и речи. Поэтому помогать им осваиваться в команде не надо.

МК: Дим, когда ты приехал в Эйндхофен, играть за ПСВ, Дик Адвокат, который на тот момент тренировал команду, выпустил тебя на поле чуть ли не в первом матче. По ходу встречи вы выигрывали 2:0, но после того как ты вышел на поле счет стал ничейным.

– Мы вели 2:1. Да, это было на следующий день после моего приезда. Я вышел, еще даже не успел понять, где мне играть, сделал обрез в центре поля и нам забили гол. В общем, я был виноват.

МК: На следующий день на разборе игры Дик Адвокат очень часто называл твое имя. И ты подумал, что он на тебя очень зол.

– Это вам, наверное, Дима Федоров рассказал? (смеется)

МК: Да.

КК: Сдал с потрохами!

– Была такая история... Я действительно решил, что меня ругают, думал: «Вот, великолепный дебют получился! Пора собирать чемоданчики и назад». А потом, когда вся команда ушла, он попросил остаться польского игрока Томака, тот хорошо говорил по-русски. Он перевел суть той беседы, и получилось, что он, наоборот, встал на мою сторону, и на разборе он сказал всем, что это его ошибка, потому что он меня выпустил, хотя я провел всего два дня в команде, еще не освоился, ничего не знал и так далее. В общем, взял всю вину на себя.

КК: Получается, что ты о Дике Адвокате, как о специалисте, очень высокого мнения?

– Да. И, когда он ехал в Россию, в «Зенит», я сразу сказал, что этот тренер может привести «Зенит» к чемпионству. Он очень сильный тренер.

МК: Так и получилось.

КК: Выходит, что ты чуть ли не один из первых в российском футбольном мире, кто поработал с Адвокатом. Сейчас у него звездный статус, тогда – в лохматые годы – все-таки, наверное, он был менее звездным. Сейчас, на твой взгляд, он изменился как человек, как специалист?

– Я могу сказать, что и тогда у него был звездный статус, просто, он был менее известен в России. А в Голландии и других странах его очень ценили. Сейчас я не могу судить, изменился Адвокат или нет, потому что мы с ним не общаемся. Я его вижу, конечно, время от времени. Например, когда мы с «Зенитом» играли, я с ним встречался, парой фраз перекинулись, и все.

КК: Что за фразы, интересно?

– Que tal? Как дела? Все нормально.

МК: На голландском языке перекидываетесь фразами?

– Я пытаюсь, но на голландском я знаю только набор фраз.

КК: А ты можешь нам что-нибудь сказать по-голландски?

– Голландский язык вообще не очень красивый, не такой льющийся, как испанский. Это смесь немецкого и чего-то непонятного. «Добрый день» – это «Хуе дах». И голландцы везде делают акцент на «х».

МК: Дима, а ты же наверняка следишь за играми нашей сборной в отборочном цикле Евро-2012. Хочется, чтобы ты дал свою оценку нашей игре при Хиддинке и Адвокате.

– Ой, я так не люблю сравнивать. Особенно, если это касается работы таких великих специалистов, как Адвокат и Хиддинк. Я могу оценить игру, которую сейчас показывает сборная – без сравнения. Хорошо?

МК: Давай!

– К примеру, матч с Ирландией мне очень понравилась. Несмотря на то, что нам устроили «валидольную» концовку, но игра была очень хорошая. А встреча с Македонией меня, честно говоря, разочаровала. Сейчас, я думаю, сборная ищет свой путь, свой футбол и игра у неё идет какими-то волнами. То есть целостной, постоянной картины нет.

МК: Как ты думаешь, каковы причины того, что в Македонии наши показали такой невыразительный футбол?

– Я не знаю. Так бывает... Я не думаю, что ребята недонастроились. Наверное, что-то им помешало. Что – не знаю.

КК: Закрывая тему сборной, хотела еще про Адвоката спросить. Его журили еще в «зенитовские» времена за то, что он не так часто подтягивал молодежь к основному составу. Несмотря на то, что там Файзулин был, Денисов и так далее...

– Сразу хочу перебить. У Петржелы была очень молодая команда. На его место пришел Адвокат. У него, в принципе, тот же молодой состав и сохранился. Куда еще моложе?!

КК: Ты помнишь: все время были разговоры о том, что, «вот, доморощенных футболистов «Зенита» Адвокат не подводит к составу, все покупает и покупает дорогих игроков из-за границы». Я веду к тому, что сейчас мы видим, на удивление, обратную ситуацию. Возьмем нашего любимчика Алана Дзагоева. У Леонида Викторовича из-за своей нестабильности он в последнее времся не так часто получает игровую практику, а за сборную выходит в стартовом составе. Недавно Алан забил свой первый гол за сборную. Может, Дик в чем-то изменился?

– Я не думаю, что что-то изменилось. Скорее всего, он исходит из того, что если в «Зените» был бы второй Аршавин или Кержаков, естественно, он таких людей подтягивал бы к основе. Алан Дзагоев – очень хороший игрок. Я предполагаю, что Адвокат, видя это, в частности на тренировках, понимая, в какой форме он находится, даже не имея игровой практики, принимает сам решение, кому на данный момент лучше выйти на поле. Он же не враг себе, чтобы выпускать Алана, если он будет в разобранном состоянии.

МК: Многие представляют Дика Адвоката как очень строгого, закрытого человека. Складывается впечатление, что у тебя иное мнение о нем.

– У меня другое мнение, да. Адвокат – очень добродушный, общительный человек. Он очень легко идет на контакт, с ним можно поговорить практически на любые темы. И если футболист нормально относится к своему делу, он никогда не выскажет ни малейшего упрека в его сторону.

МК: Ты не считаешь, что с назначением Адвоката появилась проблема закрытости сборной?

– Я считаю, что у нас, в России, вообще существует проблема закрытости. Особенно, это видно после того, как ты приезжаешь из-за границы. В Европе все намного проще, намного более открыто. Там крайне редко случаются такие ситуации, которые происходят у нас, когда твои слова перефразируют и истолковывают иначе.

КК: Ты имеешь в виду ту скандальную историю с журналистом и организацией «ЭТА»?

– Да любую. Это довольно часто встречается. Потом общаешься с этим журналистом, спрашиваешь, зачем он это сделал, а он отвечает: «Мне показалось, что так будет лучше». Если тебе показалось, то и пиши тогда от себя. Зачем ты берешь интервью у меня, а потом все переворачиваешь?

МК: Дима, мне все-таки хочется сегодня вытянуть из тебя какое-то количество баек. Я знаю, что в начале 90-х на улице Песчаная, в пансионате футбольного клуба ЦСКА, ты жил в одной комнате с Сережей Семаком и Владом Радимовым

–У нас ещё был четвертый сосед, но он менялся – то Дима Шуков жил, то Роман Орещук.

МК: Все ребята молодые... Это же, наверное, карты…

КК: ... деньги, два ствола.

МК: Наверняка случались какие-то сумасшедшие истории?

– Все-таки истории не только про меня, и я даже не знаю, рассказывать их или нет. Много чего было. Если честно, то это не очень веселое время было.

МК: Почему?

– Мы только приехали в Москву, чужой город, никого не знаешь, условия были очень плохие. У нас была одна проблема после тренировок – где найти еду, где поесть и как заснуть. Все.

МК: Можно сказать, что вы в прямом смысле тогда играли за еду?

– Так и получалось. Все деньги, которые зарабатывались, тратились на телефонные переговоры. Мы ходили на «Сокол», на переговорный пункт, звонили домой. Остальное тратили на еду. Причем продукты сметались буквально дней за пять, а потом мы голодали.

КК: Наверняка родственники присылали вам съестные посылки? Кто-то из иногородних футболистов рассказывал нам про свою жизнь в интернате, про то, что эти гостинцы всей комнатой съедали за час, а потом все голодали. У вас также было?

– У нас тоже самое было, только помимо футболистов в нашем пансионате жили ещё борцы и волейболисты. Приходит посылка, и минут через 10 возле комнаты стоит народ. Как бы в гости напрашиваются. Посылочка улетала очень быстро.

МК: Дима, раз ты пережил вместе с Владом и Сережей такие непростые времена, наверняка, у вас дружба на всю жизнь сохранилась?

– Я надеюсь, что она и сохранится. Мы сейчас дружим, общаемся. Дай Бог, чтобы так и дальше было.

МК: Я слышала, что у Влада Радимова непростой характер...

КК: Очень экспрессивный.

МК: Слышала, что он любит подначить, ироничные смски послать. Расскажи про это, пожалуйста.

– Мы с ним постоянно переписываемся, какие-то смски шлем друг другу. Это старые истории, их много. Влад не упустит момента, чтобы как-то тебя подколоть. Это в его стиле.

МК: Расскажи, как конкретно может подколоть Радимов? Хочется, чтобы наши читатели тоже улыбнулись.

– Честно говоря, у меня масса историй. Но когда задают конкретный вопрос, ничто в голову не лезет. На последней игре сборной против Ирландии мы переписывались с ним во время матча. У нас еще очень хорошие отношения с Павлом Погребняком. Паша выходит на поле, Радим пишет: «Наш выходит. Сейчас все исправит». Назначается штрафной, он в облака запускает мяч. Радим пишет: «Не сложилось, перегорел». Потом выходит Игорь Семшов. Я ему пишу: «Наш выходит. Сейчас все исправит». Через пять минут Игорь падает на мяч, поскальзывается – все помнят этот эпизод. И все в таком стиле. Но это актуально и смешно в отдельно взятый момент. А если вспомнишь об этом через год, уже не будет смешно.

КК: Как вы отреагировали на тот эпизод, когда Погребняк не замкнул прострел?

- Подумали, что он хотел забить пяткой (смеется). Не получилось.

- Кстати, на следующий день после игры мы с Саней Самедовым отправили сообщение Игорю Семшову. Написали, что сидим с Самедовым, просматриваем игру и спорим, был на тебе фол или нет. Вроде подкололи его. А он серьезно пишет: «Нет, фола не было, мне просто дали неудобную передачу». Все в таком духе.

МК: Не понял шутку. Не отошел после игры.

КК: Месяц назад Игорь был у нас на программе и сказал потрясающую вещь. Для меня она стала настоящим откровением. По его мнению, футболисту не обязательно разбираться в футболе. Зашла речь о футбольных «специалистах», всяких аналитиках, которых сейчас великое множество. И он так отреагировал: «Да что это за специалисты? Я сам футболист, но не могу сказать, что разбираюсь в футболе».

– Я, в принципе, тоже с этим согласен. Но есть еще мнение, что у многих тренеров нет своей методики тренировок. Они интуитивно идут и тренируют. Это я знаю точно.

МК: Знаешь, мне почему-то показалось, что такая методика, о которой ты говоришь, может отсутствовать у молодых тренеров, например, у Валерия Георгиевича Карпина.

– Кстати, у Карпина она как раз есть. Мы с ним общаемся ещё со времен сборной и испанской Примеры. На эту тему мы с ним тоже разговаривали, повторюсь, у него есть своя методика. Хотя, может, не в таком объеме, как у других. У некоторых специалистов целые талмуды, книги и так далее. Но каждый тренер это видит по-своему.

МК: Просто, наш большой друг Тимур Журавель который тоже общается с Валерием Георгиевичем, говорит, что Карпин очень много замен делает именно что интуитивно.

– Так и есть. Мне кажется, без интуиции вообще нельзя. Можно расставить все на макете – просто и легко – но план у тебя не сработает. А за счет интуиции ты можешь выиграть матч.

КК: Ты советуешься с тем же Валерием Георгиевичем на тему того, стоит ли тебе подаваться в тренеры или нет? Или ты уже сам для себя все решил?

– Валера говорит: «Продолжай играть».

КК: Я бы тоже так сказала! Не вижу в студии никакого песка.

– Он так говорит, поэтому на тему того, тренировать мне или нет, мы еще серьезно не разговаривали.

КК: Когда мы общались с Денисом Бояринцевым, который, по-моему, даже деток уже тренирует, он рассказал, что ведет какие-то свои конспекты, потому что хочет быть тренером. Дима, ты сказал, что не все специалисты сейчас располагают собственной методикой. Ты свою уже разрабатываешь?

– Какие-то вещи я просто проецирую. Я не могу сказать, что записываю каждую тренировку. В принципе, на память пока не жалуюсь (смеется), занятия можно будет восстановить. Сейчас попробую объяснить. Все сейчас говорят, что нельзя работать без конспектов, нужно обязательно учиться, что-то конспектировать и этим записям следовать. Но это неправильно. Получается, что ничего нового мы не изобретем. Когда-то мы увидели тотальный футбол в исполнении голландцев. Но, понимаете, кто-то ведь к нему пришел, правильно? Если не пробовать что-то новое, мы так и останемся с этими конспектами на всю жизнь.

КК: Так что, у тебя уже есть новая метода?

– У меня есть свои идеи, но буду я их воплощать или нет – не знаю.

МК: Да будешь, будешь!

– Посмотрим.

КК: А мне интересно вот что: ты поиграл в России, в Голландии, в Испании. Какой опыт из голландского и испанского чемпионатов был тебе наиболее полезен в дальнейшем для твоей карьеры? И вопрос второй, вытекающий из первого: на какую игровую специфику ты будешь ориентироваться в будущей тренерской работе?

– То есть вы все-таки меня уже записали в тренеры (смеется)?

МК: Нам очень хочется в это верить.

– Во-первых, я получил огромный опыт и в Испании, и в Голландии. Начиная опять же с того, что каждому футболисту нужно немного раскрепоститься, быть более открытым – и в жизни, и в общении с журналистами, прессой. В этом нет ничего страшного. Затем это все переносится на общение с командой. Естественно, я вынес для себя некоторые вещи из тренировочного процесса. Но, честно говоря, я пока не понимаю, что из этого я смогу использовать в дальнейшем. Конечно, у меня есть какие-то мысли, но я не знаю, буду ли я вообще тренировать или нет. Если я стану тренером, то можно будет пробовать. Но есть много факторов: во-первых, если у тебя есть кредит доверия на год или два, то ты можешь строить свою команду, начинать что-то выдумывать, фантазировать.

КК: Но далеко не у всех начинающих специалистов есть столько времени.

– Я про это и говорю. Я могу придти, и мне скажут: «У тебя есть месяц. Будет результат – останешься». В таком случае, это будет уже совсем другой разговор – другая игра, другая модель. У меня в голове есть несколько моделей. Посмотрим, будут ли они воплощены в жизнь.

Аудиоверсию программы «Чего хотят женщины» на «Радио Спорт» вы можете без проблем найти по данной ссылке.

Вторую часть интервью с Дмитрием ждите в самое ближайшее время в нашем блоге.

*Подписывайтесь, мы вам рады!*

И да, на этой неделе у нас в гостях Кристиан Бэйл российского футбола Олег Корнаухов.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья