Блог Ball is life

«Спасибо, Кобе. Спасибо, Хаким. Спасибо, случайные белые люди». В 16 Эмбиид начал играть в баскетбол, в 20 – попал в НБА

Оригинал – Джоэл Эмбиид, The Players’ Tribune

Богом клянусь, моя жизнь словно фильм.

Настоящее кино.

Я знаю старомодных ребят, которые говорят такое, когда купили себе внедорожник или еще что-то, но я клянусь, что могу сказать это по-настоящему. Сейчас докажу вам это…

Все ниже написанное – реальная история. Ну, с Богом. Я приехал из Камеруна в 16, не знал английского, у меня не было тут знакомых, и я не имел представления об американской культуре, за исключением каких-то основ в хип-хопе. И я знаю, что некоторые люди, услышав это, вряд ли по-настоящему осознают, насколько все это было безумно. Ведь по сути я начал играть в баскетбол ровно за три месяца до того, как получил приглашение от одной из флоридских школ.

Я мог ставить сверху, но не умел обращаться с мячом.

Так что первый тренировочный день был для меня настолько ужасным, что тренер попросту выпер меня из зала. Я не понимал, что делал на площадке. Я был таким тощим и мягкотелым. Но худшим были косые взгляды и шутки со стороны всех моих партнеров, словно они были типичными «говнюками» из тех самых фильмов про старшую школу. Это было сумасшествие. Я смотрел на этих ребят, и даже не мог понять, что они мне говорят, наверно что-то вроде: «Черт, парни, давайте просто доверимся процессу».

И тут же услышал от них: «ЛОЛ, НЕ-А, ТЫ – ОТСТОЙ».

Я вернулся в свою комнату в общежитии и просто заплакал. В голове крутилось: «Невероятно. Что я вообще тут делаю? Я не могу играть. Пора возвращаться домой».

Затем я включил музыку Лил Уэйна или кого-то еще такого же, погрузился в свои мысли, подумал о насмешках тех парней, и вдруг меня охватил дух соревновательности и соперничества. Я стал сверхмотивированным. И всегда, когда люди говорили мне, что я чего-то не могу, я лишь с радостью принимал эти слова. Они вынуждали меня доказывать всем вокруг, как же сильно они ошибались. Так что я лишь сказал себе: «Ну что, просто буду впахивать и впахивать в зале, пока не стану хорош. КОБЕ».

Я становился сильнее и сильнее, особенно в игре у кольца, но все еще не обладал стабильным броском. Так что я стал работать над этим компонентом вместе с одним из товарищей по команде, Майклом Фрэйзером-вторым. Помните такого? Он был «шутером». Просто уничтожал всех. Как-то раз, в игре за университет Флориды, он забросил 11 трехочковых. После одной из тренировок я решил отработать вместе с ним бросковые упражнения, и, разумеется, он размазал меня. У меня не было оформленных навыков и фундаментальной подготовки. Я смирился с этим дерьмом. Но ведь я не мог проигрывать каждый день. Во мне был так силен дух конкуренции, что я думал про себя: «Однажды я его сделаю. Я найду способ».

Я отдохнул один день, а затем полез на YouTube и думал, что вскоре сумею понять всю эту штуку с бросками.

В строке поиска я набрал следующее…

КАК БРОСАТЬ ТРЕХОЧКОВЫЕ.

Не-а.

ПРАВИЛЬНАЯ ТЕХНИКА БРОСКА.

Не-а.

Затем в общежитии погасили свет, и я набрал волшебные слова.

БЕЛЫЕ ЗАБИВАЮТ ТРЕХОЧКОВЫЕ.

Слушайте, я понимаю, что все это стереотипы, но вы хоть когда-нибудь видели 30-летнего белого игрока, бросающего «трешку»? Локоть поджат, колени согнуты, и последующее движение идеально. Причем всегда. Наверняка вы знаете, что на уличных площадках в США всегда есть пожилой человек в спортивных штанах «Everlast»? Вот он всегда будет проблемой, ведь умеет поливать из-за дуги своими «джамперами».

И вот у кого я и учился на YouTube. У незнакомцев, которые идеально бросали издали. После тренировок я и Майкл играли часами, и я пытался повторять увиденные механики, так что даже стал конкурентоспособен. С ума сойти, ведь увеличение дистанции броска полностью изменило всю мою игру. Команды теперь не могли играть без меня, и я стал выступать намного лучше.

Я знаю, что вы подумаете о том, что я преувеличиваю, но так и было на самом деле. В тот момент я даже не знал, кто такой Джей Джей Реддик. Я едва знал что-то об НБА, ведь никогда не смотрел матчи Лиги в Камеруне. И нет, я не говорю о том, что мы были бедными и у нас не было телевизора. У нас он был и вообще мы жили хорошей обычной жизнью. Просто у американцев какие-то безумные стереотипы об Африке, будто это одна большая страна.

Матчи НБА я не смотрел, потому что моя мама была очень строга в отношении посещения мною школы. Она не любила шутить. Я никогда не мог проснуться в надежде посмотреть игру. Каждый день выглядел так: подъем, завтрак, учеба с семи утра до пяти вечера, возвращение домой, недолгий сон, подъём, ужин, а затем выполнение заданий до полуночи. Говорю вам: в американских школах учиться очень легко. В Камеруне же это полное сумасшествие. Начальная школа словно колледж. Я даже ни с кем не подружился, потому что только и успевал, что спать да делать домашние задания.

Я помню 2002-й год, когда «золотое поколение» камерунского футбола играло на Чемпионате Мира. Мне было восемь, и я умолял маму с папой разрешить мне заниматься футболом. Но они не позволили мне этого. Когда я подрос и стал менее послушным ребенком, то иногда сбегал из дома, чтобы поиграть.

Обычно у меня было что-то около часа между тем моментом, когда я возвращался домой из школы, и тем моментом, когда приходила мама. Футбольное поле находилось прямо рядом с нашим домом, так что у меня был разработан целый план. Я прибегал с занятий, бросал рюкзак на кухонный стол, затем открывал какой-то учебник или что-то подобное. Я очень дотошно подходил к этому и создавал видимость рутинной работы. Всюду разбрасывал бумаги и ручки. Как только все было разложено по местам, я сразу же убегал на поле. На самом деле, я был хорош настолько, что мог услышать издалека звуки приближающейся машины моей матери. Если же я был далеко, где-то на другой стороне площадки, то тот, кто играл на воротах, завидев машину мамы, сразу же кричал: «Джоэл! Джоээээээээээээээээээээээээээл! Бро, твоя мама приехала! Беги домой!»

И я изо всех сил бежал домой, снимал обувь, и, весь в поту, садился за стол. Ну как будто я так сильно ломал голову над заданиями, что был готов упасть в обморок. У меня было 25 секунд, прежде чем мама припаркует автомобиль, разуется и зайдет внутрь, дабы проверить, что я занимаюсь.

И я ждал ее со стаканом сока и говорил что-то вроде: «Привет, мам. Это я, твой Хороший Сынок».

Первый раз я посмотрел матч НБА в 2009-м. Это был Финал.

«Лейкерс» против «Мэджик».

Дуайт. Пау. Одом. КОБЕ.

Я никогда не видел чего-то подобного. Я смотрел, как эти парни забрасывают с реализацией 100%. У них залетало буквально все. То, как они двигались, их атлетизм – все это заставляло меня думать, что я вижу самые клевые вещи на свете.

И в какой-то момент я просто захотел повторить все то же самое.

Целый год я умолял моих родителей.

Отец сказал: «Никто в Камеруне не играет в баскетбол. Но ты можешь играть в волейбол».

И я подумал: «Йо, волейбол?»

В то же время, благодаря интернету, я начал слушать американский хип-хоп, и пытался повторять слова, делая это клево, насколько возможно, хотя я даже не знал английского. Я гулял около школы, напевая ту песню Сиары и Бау Уау. Помните этот трек? На английском я мог сказать всего лишь «Привет, доброе утро» и «НИКТО НИКОГДА НЕ НРАВИЛСЯ МНЕ, КАК ТЫ».

Вот так на меня влияла американская культура вместе с Бау Уау, Канье и Кобе. Когда я играл вместе с парнями на площадке около своего дома, то иногда после каждого броска орал во все горло: «КОБЕ!»

Только представьте себе: Камерун, площадка со сломанным кольцом, а я бросаю одни «кирпичи» и кричу имя Кобе.

Семь лет спустя я уже играл против него.

Вот это кино. Настоящее кино.

Даже когда окружающие узнают эту историю, то обычно думают: «Ну, они откопали невероятный талант в Африке, парень приехал в США и начал доминировать. Затем Канзас, потом НБА. Бум».

Не-а. Вы совсем ничего не поняли.

Люк Мба а Муте каждый год организовывал тренировочный лагерь в Камеруне, и в 16 лет я получил приглашение на сборы, но только из-за того, что мой рост был 6 футов 10 дюймов. Я переживал настолько сильно, что в первый день даже не приехал туда. На второй день я все же появился там, меня выпустили на площадку, и я поставил сверху через защитника.

Наверно, я был так сильно напряжен, что таким образом смог выплеснуть весь свой адреналин.

Вернемся к игре. Понимаете, я не просто «заданчил». А занес мяч сверху через защитника.

В тот момент я подумал: «Ох, *****».

Понимаете, я все еще был ужасным игроком, но этот момент уже был достаточным для того, чтобы они разглядели во мне что-то этакое. Я получил место на сборах «Basketball Without Borders» в ЮАР. Двумя месяцами спустя я уже летел во Флориду, чтобы обучаться в одной из американских школ.

Спустя год я уже принял предложение от университета Канзаса.

Даже не имел понятия о том, что такое «Мартовское безумие». Я не знал, какие команды сильны. Я выбрал Канзас по единственной причине – Люк сказал мне: «Канзас – лучший вариант. Ты должен ехать туда».

Так что я отправился туда.

И вот еще одна настоящая история… спасибо тебе, Господь.

Во время моей самой первой тренировки в Канзасе Тарик Блэк поставил сверху через меня так жестко, что я подумывал взять билеты на самолет и закончить со всем этим. Он играл тут третий год и уже был взрослым. Я даже не знаю, что тогда произошло. Он вырвал подбор и «заданчил» так яростно, что для меня все было будто в замедленной съемке.

На самом деле, он занес мяч в кольцо прямо через мою голову. Но скажу вам, что это было не самым худшим во всей ситуации. На трибунах сидела вся женская часть университетской группы поддержки и наблюдала за этой тренировочной игрой. Все в зале стали смеяться надо мной. Это было невероятно, словно ситуация из WorldStar (прим. – социальная сеть, в которой также иногда выкладывают различные смешные видео).

После всего я пришел к Биллу Селфу и сказал: «Я не могу так. Для них я словно лакомый кусочек. Просто не могу играть с этими парнями».

На что Билл ответил: «Чего? Ты серьезно? За два года ты станешь первым пиком на драфте НБА».

Понимаете, я знал о том, как умеют лгать все эти университетские тренеры. Поэтому я подумал, что он просто пытается быть вежливым со мной. Про себя я подумал: «Ну ладно, просто продолжу тут играть и, по крайней мере, смогу получить ученую степень. Это обрадует мою маму».

Единственное, что помогло мне не свернуть с пути – это воспитание. Мои родители всегда твердили мне, как важно продолжать работать, несмотря ни на что. Когда я впервые приехал в США, то получил диск от моего тренера из Камеруна. Это было часовое видео с Хакимом Оладжувоном и другими легендарными «бигменами». Вполне возможно, что я смотрел эту запись каждый день в течение трех лет. Я учился движениям Хакима, выходил на площадку и пытался повторить его манеру игры.

Я делал так и в школе, и в университете Канзаса.

Я просто представлял, что я хороший баскетболист. Сила нашей мысли – поразительная вещь. К чему я это? Сначала я был отстойным игроком. Но затем я как-то сумел убедить себя, что я – Хаким. И начал становиться сильнее с каждым днем. А после, уже вроде и начал доминировать.

Я стал воображать, как попал в НБА. Я стал серьезно следить за Лигой в YouTube и буквально жил в зале. Невозможно это как-то описать. Помните, когда «Селтикс» взяли титул в 2008-м, а Кей-Джи после решающего матча безумно прокричал: «ВСЕ ВОЗМОЖНООООООООООООООООООО!!!!!!!»

Вот эти слова про меня и про мою жизнь. Все случилось настолько быстро, хотя этого и не должно было вообще произойти.

Самым невероятным моментом было завершение карьеры Кобе, когда он проводил свой последний матч в Филадельфии. После игры нам устроили встречу в небольшой комнатке на пару минут. Вошел Кобе, я пожал ему руку и сказал: «Слушай, я знаю, что ты наверняка часто слышал такое, но я действительно начал играть в баскетбол семь лет назад именно благодаря тебе. Всякий раз, когда я играл в парке, то бросал и громко кричал: «КОБЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!»

Он посмеялся, мы немного пообщались, и прежде, чем уйти, Кобе сказал мне самую типичную для него вещь. Для большинства это бы ни значило ничего. Но для меня это было чем-то нереальным, будто я играю в видеоигру на приставке или что-то в таком духе.

В лучших традициях Кобе он сказал: «Окей, молодой. Продолжай трудиться. Продолжай работать».  

Спасибо, Кобе. Спасибо, Хаким. Спасибо, Мама и Папа. Спасибо, Канзас. Спасибо, Филадельфия. Спасибо, Бау Уау. Спасибо, случайные белые люди.

Честно, моя жизнь – кино.

Подписывайтесь на блог, рассказывайте о нем своим друзьям, читайте другие интересные статьи и переводы в рамках этого блога и не забывайте поставить плюсик, ибо это мотивирует автора продолжать усердно трудиться.

Фото: Gettyimages.ru/Tim Bradbury; instagram.com/joelembiid (2,3); Gettyimages.ru/Ed Zurga, Kevin C. Cox

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья