Блог Ball is life

Худший обмен в истории? Вспоминаем эпохальную сделку между «Нетс» и «Селтикс»

NOTEочередной сезон в НБА подходит к своему логическому завершению и многие команды бьются за место в плей-офф. Многие, но не «Бруклин Нетс». Скоро уже пройдёт пять с момента трейда, изменившего ландшафт Лиги и обрёкшего бруклинцев на долгое и мучительное восстановление. Данный материал является достаточно интересным описанием всей той ситуации и включает в себя фрагменты интервью с некоторыми из участников тех событий.

Оригинал – Стефан Бонди, nydailynews.com

«Всё, что может пойти не так, обязательно пойдёт не так», ― гласит закон Мёрфи, начисто проигнорированный в своё время «Бруклином».

Те «Нетс» были словно самолёт, у которого отказали двигатели, а на борту не оказалось ни одного парашюта. Смелый эксперимент уже со старта пошёл не по плану, а посреди пути и вовсе был прерван, оставив после себя обмен, который считается худшим в истории НБА.

Эту «одностороннюю» по выгоде сделку, схожую с покупкой Аляски у русских, можно свести к следующим главным итогам:

― «Селтикс» получили 17-й пик драфта-2014, 3-й пик драфта-2016, 1-й пик драфта-2017 и почти наверняка ещё один топ-пик на драфте-2018.

― «Нетс» получили двух звёзд в лице Кевина Гарнетта и Пола Пирса, но оба уже прошли свой пик, и никто из них не провел в «Бруклине» даже два полноценных сезона.

Но история данного обмена не настолько очевидная. Дабы оценка этого трейда стала такой однобокой, нужно было, чтобы для «Бруклина» всё пошло совсем не так, в клубе были бы внутренние разногласия, а до и после соглашения с «кельтами» совершено множество просчётов.

На самом деле, эта история о владельце, отказавшемся от своих финансовых обещаний, о разыгрывающем, который абсолютно не подходил этой команде, о неблагополучном сезоне, и о генменеджере, который провёл тот год под знаком обмена драфт-пиков.

Чтобы разрушить франшизу в НБА, поставьте её руководителем «деревенщину». Именно с такими заголовками должны были выйти газеты в тот день, когда очередная команда использовала пик «Нетс» и под первым номером получила Маркелла Фульца.

Вот что вспоминает Бобби Маркс, бывший ассистент ГМа «Бруклина»:

― Не было такого, что мы проснулись два года спустя с криками: «Господи, что только что случилось?» Мы знали, чем в конечном итоге могли бы стать эти пики, потому что в жизни у тебя нет гарантий в подобных делах. Так что нужно было, чтобы всё для нас сложилось правильно. Но дела пошли не так, и плана действий на такой случай не просматривалось.

Кевин Гарнетт и Пол Пирс во времена выступлений за «Бостон»

ОБМЕН.

Штаб «Бруклина» на драфте 2013-го был собран из людей, которые представляли все уровни организации и отвечали в ней за различные направления.

Дерон Уильямс занял своё место в комнате, предварительно уточнив, что он «ассистент ассистента генерального менеджера». Он выбрал такую должность просто ради шутки, которая была отсылкой к персонажу Дуайта Шрута из ситкома «Офис», но влияние Дерона на кадровые решения было настоящим. Также там находились новый главный тренер Джейсон Кидд, который только два месяца как прекратил играть за «Никс» и CEO команды Бретт Йормарк, отвечавший за маркетинг франшизы. Наиболее заметным было отсутствие владельца клуба Михаила Прохорова, но это и не удивительно.

Несмотря на свои грандиозные заявления и серьёзные финансовые обещания, он никогда не был рядом с командой и редко общался с кем-либо, кроме назначенных им самим русских подчинённых, из которых в тот момент в комнате присутствовал посредник Прохорова – Дмитрий Разумов.

Разумов возглавлял совет директоров, во многом действовал как владелец «Бруклина» и работал в тени, но также довольствовался теми гламурными привилегиями, вроде мест в первом ряду рядом с Джей-Зи, которые предоставляла ему занимаемая должность. В прошлом он работал в сфере банковских инвестиций и до прихода в «Нетс» ничего не знал о баскетболе. Но Разумов хотел совершить сделку с участием Гарнетта и Пирса. Он хотел этого ровно так же, как и обменять те же самые пики на Кармело Энтони и Дуайта Ховарда.

Один из бывших руководителей «Бруклина» сказал следующее:

― Дмитрий охотился за звёздами. Прохоров и его команда были помешаны на ярких вещах – огромных яхтах, самом дорогом шампанском, «Мерседесах» и больших звёздах.

Никто из отдела баскетбольных операций напрямую не контактировал с Прохоровым, который на пресс-конференциях давал обещания всему миру, а затем быстро ретировался в другие страны. В один из сезонов Михаил посетил тренировочный лагерь и начал показывать разные упражнения из ММА, используя волейбольные мячи, теннисные мячи, а также доски и палки. В тот же самый год был период в пять с лишним месяцев, когда он не посещал матчи своей команды.

Как говорит один из бывших работников клуба:

― В Прохорове была некая таинственность, а затем он просто исчезал.

Небольшое уточнение: меньше, чем за три месяца до того самого обмена на драфте-2013, «Нетс» уступили дома «Чикаго» в седьмом матче серии первого раунда. То безвольное поражение завершило первый и, при любом раскладе, обнадеживающий сезон команды после переезда в Бруклин.

И фронт-офис «Нетс» убедил себя в том, что клуб готов к гигантскому шагу вперёд. Они думали, что после всего Уильямс вновь вышел на уровень Олл-Стара. «Бруклин» был близок к победе в серии, даже несмотря на то, что Джо Джонсон еле ходил из-за подошвенного фасциита, а у Брука Лопеза посреди противостояния деформировался болт в прооперированной ранее ступне. Плюс к этому, Леброн Джеймс в 2013-м показался уязвимым, ведь ему потребовалось семь игр, чтобы со скрипом пройти «Пэйсерз» в финале Восточной Конференции.

Джейсон Кидд

Казалось, что это хороший момент для атаки.  А «Бостон» был в ситуации, когда они могли удовлетворить эти амбиции.

В переговорах с «кельтами» первый вариант обмена включал в себя только Пирса, а «Нетс» отдавали взамен один пик на драфте, Криса Хамфриса и Маршона Брукса. Но затем Док Риверс покинул «Бостон» и возглавил «Клипперс», а Гарнетт попал на карандаш, так как ничто больше не держало его в команде. Дабы обмен прошёл по зарплатам, «Бруклину» нужно было избавиться от Джеральда Уоллеса и его кошмарного контракта, по которому за следующие три сезона они заплатили бы 30 миллионов.

Скостить цену помог ещё один пик «Нетс», который они отдавали «Бостону» наряду с теми двумя, предназначавшимися за Гарнетта и Пирса. «Кельты» так же договорились обмене пиков первого раунда на драфте-2017. Это вылилось в то, что бостонцы получили первый общий выбор, который позже обменяли в «Филадельфию» на ещё большее число лотерейных пиков.

Вот слова одного из бывших сотрудников «Бруклина», который присутствовал в тот вечер драфта-2013 в комнате команды:

― Самонадеянность была сильной, и в следующие пару лет мы собирались побеждать. Может не выигрывать чемпионаты, но мы готовились к нескольким подряд стабильно успешным сезонам и победам. Мы собирались продолжить подписывать свободных агентов. Мы были готовы постоянно выбирать на драфте где-то между вторым и третьим десятком, так что кому б**ть какое дело, что мы просто обменяемся пиками с «Селтикс»? Это определённо была мысль.

Проблемой ГМа Билли Кинга в переговорах была нетерпеливость. Ещё до сделки с «Бостоном» он отдал за Уильямса, Уоллеса и Джо Джонсона целых четыре пика первого раунда. В предложениях по Кармело и Дуайту Ховарду Кинг также предлагал кучу других пиков. Всё это укладывалось в канву распоряжения владельцев, которое гласило, что для переезда из Нью-Джерси в Бруклин нужны звёздные игроки.

Но это была ошибочная бизнес-модель и неправильное решение – приобрести ужасную команду, которая проиграла 70 матчей за сезон и превратить её в контендера за два года, а через пять лет уже стать чемпионами. Тем не менее, главные люди в «Нетс» были довольны теми доходами, что принесло открытие «Барклайс Центра» в 2012-м.

В тот день, когда перерезали красную ленточку, Прохоров воскликнул:

― Я верю, что Билли станет менеджером года!

Вариант неспешного создания команды для игр на новой арене не рассматривался вообще, и это утверждение продиктовано большинством решений Билли. Но нежелание защищать пики, и необоснованный обмен своими выборами сжёг франшизу дотла. И в ответе за это генеральный менеджер.

Один из руководителей клуба говорит следующее:

― Когда Билли был близок к совершению сделки, он буквально походил на игромана. На этой стадии он сделал бы всё, что угодно.

ГМ «Нетс» на тот момент – Билли Кинг

Ровно те же самые мысли в духе «чёрт, они слили все свои активы, так что «доить» мы их больше не можем» приходят на ум при упоминании ГМа «Кингс» Владе Диваца и владельца франшизы Вивека Ранадиве. Все вокруг знали о слабостях Билли. Он создал ситуацию, единственным выходом из которой была погоня за звёздными игроками и попытка победить любой ценой. Кинг посчитал, что с приобретением Дерона сделал первый шаг. И наверно затем подумал: «Я уже почти сделал второй шаг, просто продолжу охоту за звёздами, а владельцы заплатят». Именно это породило дальнейшие беды.

Заполучение Джеральда Уоллеса в 2012-м было худшей сделкой Кинга, хотя она и была призвана помочь переподписать тем летом Уильямса. Пик, отданный «Портленду» в том обмене, позже превратился в разыгрывающего Дэмиана Лилларда, который на сегодняшний день колоссально сильнее Дерона.

Но сделка с «Бостоном» была иной. Этот обмен был логичным, хотя в ретроспективе и оказался ошибочным. Но в тот момент данный трейд оценивали положительно, так как он делал «Бруклин» реальным претендентом в споре за титул. В тот вечер Кинг обошёл всех в комнате и спросил мнения о предложении «кельтов». Разногласия, если таковые и имелись, были незначительными. По сообщениям netsdaily.com, единственным, кто громко возразил, оказался ГМ команды «Бруклина» в Д-Лиге – Милтон Ли.

― Оглядываясь назад на всё и зная, что Билли уже получил по полной за обмен правами на пики в тот год, я сожалею лишь об одном – о том, что тогда я не должен был совершать этот «своп», или хотя бы обязан был придумать какую-то защиту на эти пики, ― говорит Бобби Маркс. ― Это было коллективное решение. Тогда в комнате совещалась группа людей.

«Нетс» перебирали возможности провернуть этот обмен, но не имели права защитить три своих отдаваемых пика, потому что у Лиги было правило, ограничивающее совершение командами большого количества сделок за семь лет.

Такое ограничение было введено, дабы уберечь команды от самих себя. Но в данном случае это только ещё сильнее подтолкнуло «Бруклин» к точке невозврата.

Если бы Эвери Джонсон оставался на тот момент главным тренером команды, то может быть само решение об обмене получило бы больший отпор внутри организации. Но за год до драфта владельцы уволили Джонсона. Для Прохорова Эвери стал первым серьёзным подписанием, и тот взялся за работу под впечатлением от встречи с ГМом Родом Торном, который собирался неспешно создавать команду с нуля.

Прошло пару недель, «Бруклин» перед драфтом просматривал Демаркуса Казинса, и тут Торн ошарашил Эвери, заявив, что собирается покинуть свой пост. Джонсон посодействовал тому, чтобы в качестве замены Роду выбрали Билли Кинга, но сам потерял контроль над ситуацией, как только руководство клуба стало витать в облаках.

Эвери отвергал предложения о погоне за Ховардом и Энтони, предпочитая вместо этого сохранить будущие драфт-пики и молодого талантливого проспекта Деррика Фэйворса. Также он не хотел к себе в команду Дерона Уильямса, чей возросший вес в организации обрек на провал не только будущее франшизы, но и работу самого Джонсона.

Владелец «Бруклина» Михаил Прохоров

Как вспоминает один из бывших сотрудников клуба:

― Если бы Эвери был в той комнате, он точно сказал бы своё «нет» на сделку с «Бостоном». Я не могу гарантировать, что обмен бы не состоялся, но Джонсон хотя бы противодействовал ему.

И всё же сделка была на грани того, чтобы сорваться, ведь Гарнетт был против отказаться в контракте от пункта «вето на обмен». Хотя условия перехода были согласованы еще в начале дня, Кевин поставил свою подпись только под конец первого раунда драфта, и то лишь после телефонных разговоров с Пирсом и Киддом, которые сумели переубедить его. Включение КейДжи в обмен стало фатальным для «Бруклина». Если бы они меняли только Пирса, то отдали бы всего один пик и несколько игроков «скамейки».

Но физический измотанный 37-летний Кевин превратил этот обмен в намного более сложное соглашение, которое требовало больше материала в лице пиков и игроков. «Бостон» отдал Джейсона Терри, Гарнетта и Пирса, а взамен получил Уоллеса, Маршона Брукса, Криса Хамфриса, Криса Джозефа и Кита Боганса.

Сделка раздула «платёжку» бруклинцев до рекордных цифр. С учётом «налога на роскошь» они должны были заплатить почти 200 миллионов. 

Как тогда сказал Прохоров:

― Я сделал всё, что мог. Думаю, что теперь время для команды доделать оставшееся.

Последовавшие за обменом реакции гласили, что «Бруклин» пошёл ва-банк и это несправедливо по отношению к тем владельцам, которые не могут тратить как Прохоров. В ежегодном опросе среди всех генменеджеров Лиги, в категории «Лучшие решения межсезонья», руководители «Нетс» получили второе место, набрав 25% голосов. Другими словами, четверть менеджеров НБА посчитала одну из худших сделок в истории лучшей в тот год. Больше 75% опрошенных отдавали «Бруклину» победу в Атлантическом дивизионе.

Также этот обмен повысил продажи билетов и маркетинговую привлекательность франшизы, что было важно для борьбы за внимание с местными «Никс». Бывший операционный директор «Бруклина» Фред Мэнджион рассказывал, что ещё до официального объявления о произошедшем трейде людям из отдела по продажам билетов пришлось работать всю ночь и до самого утра следующего дня: 

― За те 17 лет, что я работал в «Нетс», такое случалось всего раза два или три. Мы даже не могли позвонить кому-то, потому что телефоны всю ночь разрывались от наплыва желающих. Помню, как я был на драфте, затем вернулся в офис и пробыл там почти всю ночь. Мы поменялись пару раз. Кто-то пробыл за работой всю ночь, отвечал на звонки примерно до шести утра и вносил людей в списки. Шум и гам в «Барклайс Центре» вышел на невиданные доселе уровни.

Гарнетт и Пирс наблюдает за пятым матчем полуфинала Восточной конференции-2014

По словам Мэнджиона, в тот год «Нетс» продали больше билетов, чем в любой другой сезон в истории клуба. Вся стартовая «пятёрка» появилась на обложке «Спортс Иллюстрэйтэд», а заголовок гласил «Кто хочет их частичку?» Хайп вокруг «Нетс» стал ещё сильнее.

Но уже скоро всё и вся пошло прахом.  

СЕЗОН.

Перед началом первого дня тренировочного лагеря в Университете Дьюка каждый игрок, тренер и сотрудник клуба получил стопку игровых фишек с логотипом «Нетс». На каждое занятие они приносили по одной фишке и затем бросали их в кучу, тем самым говоря, если выражаться покерной терминологией, что команда идёт «олл-ин».

Этот мотивационный трюк спустя пару месяцев стал восприниматься как жестокая насмешка, ведь его создателя, Лоуренса Фрэнка, первым выкинули из клуба.

Однако проблемы начались задолго до того, как Кидд избавился от своего главного помощника. Первым звоночком в этой череде неудач стал вывих лодыжки Дерона во время тренировок в Юте, из-за которого Уильямс пропустил оба лагеря и почти всю предсезонку. Так или иначе, но его хрупкая психика уже бы никогда не оправилась от тех ударов. Гарнетт и Пирс одними из первых прибыли на тренировочную базу «Нетс» для предсезонных сборов, и, если верить источникам, были удивлены малому количеству присутствующих там игроков. Они мигом разочаровались общим отношением к делу в новой для себя команде. Вообще, для этих двоих «разочарование» стало главной темой на весь период пребывания в «Бруклине».

Не так давно Гарнетт в своём шоу на TNT вспоминал следующее:

― Знаете, как только мы появились в клубе и попытались привнести наш стиль, то немногие поняли его. Каждый готовился по-своему и нам пришлось приспосабливаться.

К тому же Пирс серьёзно страдал из-за того, что покинул Бостон, и создавалось впечатление, что Пол хочет быть где-то в другом месте.

Кевин Гарнетт и Пол Пирс

Гэри Суссман, бывший вице-президент «Нетс» по связям с общественностью, сразу же заметил этот контраст ещё тогда, когда готовил Пирса и Гарнетта к их первой пресс-конференции в статусе игроков «Бруклина»:

― Ещё в раздевалке КейДжи выглядел увлечённым и вовлечённым, а Пирс – нет. Пол надел солнцезащитные очки и не выглядел как человек, который был счастлив от того, где он сейчас находится. Ему требовалось время на адаптацию. Повышенное внимание к вероятному обмену, внезапная развязка, затем переезд в Бруклин и вот он тут. Пирс был не очень рад быть здесь, он не был осведомлён о ситуации в-целом, а теперь вам нужно было попытаться с ним взаимодействовать. В такой момент ты не будешь дружелюбным сотрудником клуба, а будешь биться за каждый кусочек уважения и возможности работать вместе.

Если Пирсу не хватало энтузиазма выступать за «Бруклин», то вот разочарованность Гарнетта проявлялась непосредственно на площадке. Он ожидал, что станет дополняющим элементом к тому набору звёзд, что уже имелся в команде, но быстро понял, что «Нетс» нужно было намного больше, чем мог дать его организм в 37 лет.

Чтобы Кевин пережил «регулярку», ему пришлось урезать игровые минуты, но даже вместе с этим он пропустил почти 30 матчей. Его средние показатели по сыгранным минутам (20.5 за матч), очкам (6.5 за матч) и проценту с игры (44.1% реализации за матч) были худшими за всю карьеру. Поразительно, что всего за год он стал намного хуже, как игрок.

Вот о чём говорил Кевин в худший для себя момент того сезона:

― Если честно, то я не могу поймать ритм. Я просто пытаюсь заложить в себе некую уверенность и понять всякие вещи, вроде «как мне вписаться в это нападение». Сейчас у меня нет каких-то особых приоритетных задач.

Но в любом случае, Гарнетт оправдывал свою репутацию маниакального трудоголика и личности с маниакальными наклонностями. В качестве примера «дедовщины» можно привести ситуацию, когда Кев однажды связал новичка «Нетс» Тайшона Тэйлора и оставил его в душе.

Мэйсон Пламли, для которого КейДжи стал «ментором» в тот год, вспоминает ту историю:

― Тайшон знал, что так и случится. Он не был в бешенстве, так как сам заслужил такое наказание.

Ещё Гарнетт и Пирс не были особо терпимы к СМИ, что казалось парадоксальным на таком большом рынке. Бруклинцы на новом месте пытались нарастить своё проникновение в массы, раскручивая себя как модную альтернативу «Нью-Йорк Никс». Фанбаза нового клуба была маленькой и ей не хватало страсти к игре, какая есть у бостонских болельщиков. Но конкретно этот медийный аспект работы не вызывал у Гарнетта интереса, и он настолько часто нарушал правила лиги по доступу прессы к игрокам, что НБА вскоре перестала пытаться контролировать соблюдение этих установок.

Суссман перед первым матчем «предсезонки» сразу понял, что КейДжи ещё и легко разозлить, и настроить против себя:

― Пирс был в тренерской.  Я пришёл сообщить ему, что в соответствии с новыми правилами Лиги они не смогут пообщаться перед стартом игры, если будут контактировать с медиа во время предматчевых бросковых тренировок. Если же они не будут говорить со СМИ, то им позволят перекинуться парой слов перед началом матча. Я лишь просто рассказал им о новых правилах, но Гарнетт в тот же миг чуть не прикончил меня. Он взбесился так, как никто и никогда на моей памяти. Намного сильнее, чем любой другой игрок. Он просто убил, убил меня. И я ведь даже не говорил конкретно с ним. А Пирс просто всё это время сидел тихонько рядом.

Дерон Уильямс

Позднее Кев извинился за содеянное.

По словам Суссмана, Гарнетт сказал, что «злился не на него лично, а на Лигу, которая вводит различные правила, предварительно не проконсультировавшись с игроками».

Но самым главным разочарованием в Бруклине для Пола и Кевина стал разыгрывающий Дерон Уильямс. Трёхкратный участник МВЗ мигом растерял все свои навыки, как только надел новую форму «Нетс». Если вы составите список всех проблем, постигших тогда «Бруклин», то на первом месте окажется проблема имени Дерона, ведь все остальные трудности сводились к фигуре разыгрывающего и его контракта на 100 миллионов.

Впереди был сезон 2013/14, и действительно ходили разговоры о том, что Уильямс будет играть на уровне кандидата на МВП. Но его хрустальные лодыжки стали приносить проблемы ещё до начала тренировочного лагеря, а игроки в раздевалке отвернулись от Дерона, когда стало ясно, что тот не справляется с возросшим давлением.

― И вокруг этого парня будет строиться команда? – по словам очевидцев, именно такой вопрос снисходительным тоном Пирс задал всем партнёрам.

В конце концов, Пол решил публично выразить свою разочарованность.

В интервью ESPN он сказал следующее:

― Прежде, чем перейти сюда, я видел в Дероне кандидата на МВП. Но оказавшись здесь, я понял, что сам он не хочет этого. Думаю, что иногда на него оказывается слишком сильное давление.

В плей-офф Ди-Уилл полностью провалился и как будто исчез, что побудило фанатов расклеить за пределами арены объявления с фотографией баскетболиста и подписью «РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЧЕЛОВЕК». Эта картинка прошлась по всем соцсетям, а сам Уильямс прошёл через кучу насмешек в интернете. В последующих шести матчах Дерон набирал в среднем 11.5 очка при проценте реализации 37.

В одном из матчей серии против «Майами» он не мог забить в течении 37 минут.

По словам человека из руководства клуба, «он знал, что после того постера для Уильямса всё было кончено».

Где-то год спустя Джо Джонсон от имени Дерона обратился к двум журналистам, не понимавшим всю хрупкость душевной организации его партнёра:

― Полегче с Ди-Уиллом, он не справляется со всем этим.

Но внутренние проблемы Уильямса не были единственной причиной развала организации. В декабре Брук Лопез сломал ногу. Андрей Кириленко был либо травмирован, либо неэффективен. По сообщениям множества источников, Эндрю Блатч, предположительно, появлялся на тренировках пьяным и его на небольшой срок выводили из основного состава.

И всё это свалилось на плечи тренера-новичка, отстранённого на две первых игры сезона за вождение в нетрезвом виде. Достаточно быстро Джейсона выбесил и главный помощник.

Старожила тренерского цеха, Лоуренса Фрэнка, наняли, чтобы он помогал и направлял Кидда в его первый сезон. Но вскоре главный тренер решил, что Лоуренс вышел за рамки отведенных полномочий и он мешает реализации тренерского потенциала Джейсона. Кидд был очень чувствителен к данной теме и многократно упоминал, как телевизионщики заключили большую сделку не с ним, а с Фрэнком, и тот в итоге занимался на ТВ тактическими разборами матчей Летней Лиги.

Вдобавок к этому, ещё на старте сезона между тренерами произошла словесная перепалка в очень грубой форме.

― Сиди бл**ь, ― сказал Кидд Фрэнку. Я – тренер этой еб**ой команды. Сиди на скамейке, и даже б**ть не шевелись!

Джейсон Кидд вместе с Лоуренсом Фрэнком

Судя по слухам, дело дошло даже до того, что Кидд предложил оплатить из своего кармана часть оставшейся зарплаты Лоуренса, лишь бы избавиться от него. Вместо этого Фрэнку доверили другую должность в штабе, и с того момента он стал составлять отчёты на будущих соперников. Лоуренс весь сезон добросовестно исполнял возложенные на него обязанности и больше никогда не появлялся на скамейке «Нетс».

Очередной раскол произошёл уже во время сезона, но на этот раз против Кидда и его помощников в лице ранее упомянутого Милтона Ли и президента «ОНЭКСИМ Спортс энд Энтертэймент» Ирины Павловой были уже Билли Кинг и остальные сотрудники клуба.

Непримиримые разногласия вылились в попытку Кидда перевернуть положение дел в организации. Джейсон потребовал от руководства, чтобы во фронт-офисе его позиция была выше, чем у Кинга.

Но даже несмотря на все эти неприятные события, «Нетс» смогли завершить сезон все вместе. После неудачного старта из 10 побед и 21 поражения, они заняли шестое место на Востоке и впервые с 2007-го выиграли серию плей-офф. Кидд колоссально вырос как тренер. Джо Джонсон был надёжен и подтаскивал в «клатче». Пирс был просто хорош. А Лопез был здоров.

Появилась реальная надежда, что «Нетс» станут лучше и в следующем сезоне будут в состоянии бороться за корону Востока, тем более было неясно, что же летом произойдёт с Леброном и «Майами».

Но затем внезапно клубу перекрыли кислород.

ПОСЛЕДСТВИЯ.

По словам Маркса, логика обмена была следующей: «Нетс» становятся командой чемпионского уровня в сезоне 2013/14, а два следующих года стабильно попадают в плей-офф. За эти три года «Бруклин» становится привлекательным местом для свободных агентов, а летом 2016-го, после резкого скачка зарплат из-за нового ТВ-контракта, к ним переходят сильные игроки.

Только этот план был отвергнут уже год спустя. Он пошёл крахом из-за трёх следующих пунктов: 1) игра команды не соответствовала тому пиару, что был вокруг неё; 2) после провальной попытки захватить власть в команде Кидд ушёл в «Милуоки»; 3) владелец отказался от своих планов и прекратил денежные вливания.

Последнее удивляет сильнее всего, ведь Прохоров неоднократно хвастался тем, что деньги для него не будут проблемой. Эту кардинальную перемену так и не удосужились объяснить.

ГМ «Нетс» Шон Маркс общается с владельцем клуба Михаилом Прохоровым

Так почему же владельцы в 2014-м решили урезать платёжную ведомость команды перед выходом свободных агентов на рынок? Может из-за того, что их расстроил прошлый сезон? Может из-за ухода Кидда? Может дело в огромных убытках организации, которая потеряла 144 миллиона только на баскетбольных операциях? Или дело в кризисе, произошедшем в российской экономике? Или может всё из-за слухов, которые утверждали, что Прохоров собирается продать команду?

Лишь спустя продолжительное время после окончания рокового для франшизы сезона, Прохоров сказал, что финансовые потери были для него «не так существенны». Также он добавил, что обмен Гарнетта и Пирса был «прекрасной сделкой, и великолепной инвестицией в бренд… и с точки зрения бизнеса, сразу же после переезда в Нью-Йорк этот обмен вывел нас на новые позиции».

На наш запрос провести интервью с Разумовым из стана организации не пришёл окончательный ответ.

Уволенный в 2016-м году Билли Кинг отказался от полного интервью для этой статьи и ограничился небольшим заявлением:

― У нас был один план, и все игроки были куплены под него, но на следующий сезон план стал другим.

В межсезонье «Нетс» отпустили больше половины своих игроков, а взамен не получили ничего. Большинство заключили контракты с другими клубами как свободные агенты, и только Кириленко с Маркизом Тигом были обменяны, дабы снизить расходы. Самыми большими потерями оказались Пирс, Шон Ливингстон и Блатч (по слухам, в Китае он заключил выгодный контракт, в котором был пункт о том, что он может не тренироваться).

Пол Пирс, несмотря на все свои претензии, хотел переподписаться с «Бруклином» на сумму около 5 миллионов в год. Но «налог на роскошь» очень резко вырос, и «Нетс» отозвали своё предложение. Пирс ушёл в «Вашингтон», забил несколько бросков в «клатче» и официально завершил проект «Олл-ин» меньше, чем через год после его начала.

― Если вы собрались иметь дело с Полом Пирсом и знаете, что он подпишется с другой командой, то я не думаю, что у вас могут быть какие-то основания для вот такой сделки, ― говорит Маркс. ― Конечная цель, которую мы обсуждали, заключалась вот в чём: чтобы всё хоть как-то сработало, Пирсу нужно было остаться с нами тем летом 2014-го. 

У Кидда была богатая история «грязных» расставаний, так что его уход из «Бруклина» в этом аспекте мог сравниться со знаменитой «фэйковой» мигренью, которая случилась у Джейсона за семь лет до того, ещё во времена выступлений за «Нью-Джерси». За спиной у Кинга он пошёл к руководству клуба и попросил предоставить ему полномочия президента «Нетс». Кидда, несмотря на недостаток опыта, наняли в-основном из-за покровительства «старчейзера» Разумова. Но Дмитрий был также близок с Кингом и дерзкое предложение Джейсона о переменах было отвергнуто.

Помощник комиссионера НБА Марк Тэйтум позирует для фотографов вместе с одним из владельцев «Селтикс» Виком Грубиком после того, как бостонцы получили первый пик драфта -2017

Вот что Прохоров сказал о Кидде:

― Есть такая английская поговорка: «Don’t let the door hit you where the good lord split you» (прим. ― дословный перевод: «Чтобы дверью не пришибло там, где тебя Бог начал делить пополам», в русском языке ближе всего вариант: «Уходя – уходи»).

Первым кандидатом на пост главного тренера «Нетс» рассматривался специалист из Университета Коннектикута Кевин Олли, но он отказался от предложения бруклинцев. Выяснилось, что еще одним вариантом был европейский тренер Душко Иванович. Но Кинг сделал неправильный выбор и пригласил Лайонелла Холлинза, который бодался со всеми вокруг и выводил владельцев из себя.

Ещё в первый сезон Холлинза в команде, во время перерыва на МВЗ, Дерон назначил ему встречу, дабы обсудить свои игровые ошибки. Закончилась она тем, что Уильямс рассвирепел и его пришлось удерживать, чтобы он не набросился на Лайонелла.

В дедлайн 2015-го Гарнетта обменяли в «Миннесоту». Пять месяцев спустя «Нетс» решили снизить затраты и перестать платить налог, так что они избавились от Дерона. К концу сезона 2015/16 уволили Кинга и отпустили Джо Джонсона.

Самый смелый эксперимент в истории НБА полностью провалился, а «Нетс» радикально сменили курс. Сейчас ГМ Шон Маркс проповедует стратегию скромных затрат и медленного создания команды. Это привело к худшему результату во всей Лиге по итогам сезона 2016/17.

Разворот на 180 градусов от владельцев вызывает у общественности два диаметрально противоположных мнения: одни считают, что этот благоразумный поступок изменит репутацию франшизы после недальновидного проекта «Олл-ин», другие же думают, что глупо «танковать», когда у тебя нет власти распоряжаться своими же пиками.

Руководители команд по всей Лиге могут подтвердить, что всё идет отлично до того момента, пока владельцы не лезут в стратегию развития. В случае с «Бруклином» - 2013 «отлично» означало поставить все свои фишки на стол с не очень хорошим набором карт у себя на руках, и после открытия «флопа» всё стало только хуже.

Может быть, последствия того обмена будут ощущаться ещё 20 лет, в зависимости от того, какую роль эти пики сыграют для «Бостона».

Как сказал в одном из интервью Пол Пирс:

― Просто взгляните, что я оставил «кельтам» после своего ухода.

Подписывайтесь на блог, рассказывайте о нём своим друзьям, читайте другие интересные статьи и переводы в рамках этого блога и не забывайте поставить плюсик, ибо это мотивирует автора продолжать усердно трудиться.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.