Блог Аналитика Глебчика

Тедеско дает пресс-конференции и до, и после игры, а Романцев на них не ходил – и заплатил штрафов на полмиллиона

Тренер считал их поверхностными, а еще продвигал ассистента.

По нескольким матчам сложно оценить тренерские успехи Доменико Тедеско в «Спартаке», но на пресс-конференциях он точно король. С первого дня в России немец старательно объясняет тактику, отвечает на вопросы и об игре, и о Бескове, а еще ввел формат дополнительного общения c журналистами перед матчами. Там он шутит про грим – вероятно, с отсылкой к «Джокеру». 

Так было не всегда: еще недавно Олег Кононов много говорил про мотивацию, а в последние месяцы работы шел на пресс-конференции как на расстрел и мечтал оттуда сбежать. Валерий Карпин вообще открыл новый жанр общения с прессой – коротко и дерзко. 

Но было время, когда главный тренер вообще не доходил до пресс-конференций. Если вы родились не позже начала 90-х, то точно сфотографировали в памяти фразу в «Спорт-Экспрессе»: «Спартак» оштрафован на 10 (или 30) тысяч рублей за неявку Олега Романцева на пресс-конференцию». Эти строчки появлялись каждую неделю с отчетом о заседании КДК.

 

В 2004-м году «Спорт-Экспресс» посчитал, сколько пресс-конференций пропустил Романцев. Получилось около 50 – за это тренер (платил он, а не клуб) отдал в сумме полмиллиона рублей (в последние сезоны Романцева в «Спартаке» штраф вырос с 10 до 30 тысяч). Кононова, кстати, за неявку на флэш-интервью и пресс-конференцию в день отставки оштрафовали на 100 тысяч.

Год назад в книге «Правда обо мне и «Спартаке» Романцев рассказывал, почему не ходил на пресс-конференции.

«Я действительно их не любил. Понимал, что сгоряча во мне говорят эмоции. Иногда что-то скажешь, а потом жалеешь об этом. Однажды у меня так вылетела фраза про Тихонова, Кечинова и Бушманова. Ее потом трансформировали в слова про «отработанный материал». Хотя я сказал по-другому. Но под обстрелом журналистских вопросов ты всегда рискуешь сказать что-то не то по горячим следам. 

Мне гораздо проще сесть с человеком и пообщаться один на один. Например, в Тарасовке. Я и в редакции газет ездил. Но сразу после игры, когда ты только что вернулся с раскаленной сковороды, дать адекватную оценку бывает трудно. Есауленко и Нечаева, а затем Заварзин уговаривали меня ходить на пресс-конференции. Но я решил, что лучше буду платить штраф 10 тысяч из своего кармана. Я понимаю, что не прав, признаю это. 

Многие журналисты меня за эти пресс-конференции не любили. Я их понимаю. Это их работа, их хлеб. Им хочется, чтобы тренер после матча брякнул что-нибудь эдакое. Кому-то я не нравился из-за других вещей. Я никогда не пытался понравиться журналистам, как это делали многие тренеры. Но тренер не должен стремиться к тому, чтобы нравиться всем. Нельзя быть для всех мягким и пушистым. Надо понимать: футбол – это своего рода война, пусть и бескровная». 

Вместо Романцева на обстрел чаще всего ходил Вячеслав Грозный – он помогал ему в «Спартаке» с 1994-го по 1996-й и с 1999-го по 2002-й. Украинский тренер в разговоре со Sports.ru назвал еще несколько причин, почему Романцев игнорировал журналистов после матчей. 

– Нужно знать Олега Ивановича, – говорит Грозный. – Он очень серьезно и системно ко всему относится. Ему не интересно отвечать односложно, а еще ему кажется, что задающий вопрос должен быть большим профессионалом в том деле, о котором спрашивает. И такой подход касается не только футбола, но и многих процессов в жизни. 

Романцев много читает – особенно он любит историческую литературу. Он на сборы брал чемоданы книг и успевал их читать. Он умеет читать даже по диагонали. Это знают в основном близкие люди, а я очень дорожу нашими великолепными отношениями – мы семьями дружим и будем дружить дальше. Нам ни политики, никто никогда не помешает.

– Почему Романцев доверял вам пресс-конференции?

– Первое – до «Спартака» я уже работал главным тренером, знал все тонкости управления командой. Второе – я был первым тренером в «Спартаке» из Украины, а Олег Иванович пытался сделать так, чтобы болельщики и все остальные меня получше узнали. Думаю, он хотел поднять мой рейтинг, мой вес. Показать, что помощник Романцева не статист и максимально вовлечен. А журналисты могут задавать ему любые вопросы.

– Он вас как-нибудь инструктировал о том, что нужно говорить?

– Никогда, ни разу такого не было! Олег Иванович знал, что буду говорить о футболе и буду говорить профессионально. Он же видел, что я разбираюсь в нюансах спартаковской игры – я во всех командах, в которых работал, ставил эту игру. Романцев меня за эту философию и пригласил. Олег Иванович обычно просил ходить на пресс-конференции после выигрышных матчей, а удары он всегда на себя брал. Он такой человек, что никогда никого не подставит, ни на кого не свалит вину.

– Было такое, что ему не нравились ваши слова на пресс-конференции?

– Нет, такого тоже не было. Мы с ним же часто на равных работали: он на тренировках с одной группой игроков, я – с другой. И там он мне тоже не говорил, что нужно делать. С Романцевым почему приятно работать? Потому что он тебе доверяет! Ты не можешь плохо делать или плохо подготовиться, просто не можешь. Иногда было так, что Иваныч уезжал в сборную. Обычно игроки в таких ситуациях сразу чувствуют, что главного нет, можно чуть расслабиться, не добежать, ногу не поставить. Во многом за счет того, что Романцев продвигал меня и давал работать самостоятельно, со мной такого никогда не было. Поэтому Олег Иванович уезжал и был спокоен – игроки без него будут работать на полную.

– Романцева не беспокоило, что он заплатил штрафов на полмиллиона?

– Он вообще не жадный человек, последнюю рубашку снимет. Но здесь надо говорить о другом. Вы правда думаете, что когда он не ходил на пресс-конференции, то думал о каких-то штрафах? Честное слово, никто об этом не думал! Со свистком игра заканчивается для судьи, но не для тренеров. Игрой можно жить еще неделю, обсуждать и разбирать эпизоды. Так что в тот момент, когда мы идем или не идем на пресс-конференцию, мы эмоциональные, а не рациональные.

Однажды эмоции действительно победили, а на ту самую пресс-конференцию, конечно же, надо было приходить Грозному. Только пошел Романцев – так мы узнали, что Мукунку хороший, а Грановский перебегает Роберто Карлоса. 

«Была одна пресс-конференция, на которую мне, наверное, не стоило идти, – говорит Романцев. – Речь о Кубке Содружества в 2001 году. Я не спал два дня перед тем матчем. Тогда навалились и футбольные проблемы, и трудности внутри клуба.

После игры решил – все, отдыхать. Ни о какой пресс-конференции и речи не шло, решил – не пойду. Мозг работает – не отключается, а физически уже и сил нет, но все равно уснуть не могу. Не подсаживаться же на снотворное. И тогда решил, как делают в народе: надо выпить, выключить голову. Может, так сон придет. 

И уже когда выходил, чтобы уехать из «Олимпийского», меня перехватили. И вот в таком состоянии я оказался на пресс-конференции. Некрасиво – да. Но я же живой человек, не робот. Если ошибался – это были мои ошибки. Хотя такие ошибки не делают мне чести».

Телеграм-канал Глеба Чернявского, где еще больше «Спартака»

История хорошего Мукунку: трансфер из-за алмазов, разборки с милицией и безумное назначение Гаврилова в сборную ДР Конго 

Петр Чех мог перейти в «Спартак», но все испортил отпуск Романцева на Багамах

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко (1, 3), /Владимир Родионов

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья